Новые колёса

Взятка прокурору.
Как стражи закона вымогают доллары

...Знаете, как называется человек, который сидит на мине, лупит молотком по взрывателю и поет: "Я люблю тебя, жизнь!"?

Во-во, правильно: предприниматель. Причем не абы какой, а российский. Обреченный всю свою сознательно-деловую жизнь не просто балансировать на лезвии ножа - но бегать по нему, этому самому лезвию, босиком и с заж-женной... гм... в одном месте толовой шашкой.

...Калининградцы Владимир и Людмила Беляевы убедились в этом на собственном горьком опыте. История их весьма примечательна: Беляевы решились сказать вслух о том, что обычно переживается бизнесменами втихомолку. А именно: об интимно-денежных отношениях с прокурорскими работниками. Впрочем, не будем ставить телегу вперед лошади и поведаем обо всем по порядку.

- 21 апреля 2002 года, - говорит Владимир Викторович Беляев, генеральный директор ООО "Альфа Фишинг Компани", - я от лица нашей с супругой фирмы заключил договор с частным предпринимателем Т.А. Якушевой на поставку нам 36 тонн свежемороженого судака по цене 49 рублей 50 копеек за килограмм.

- У нас небольшая фирма, - уточняет Людмила Николаевна Беляева, учредитель ООО "Альфа Фишинг Компани". - В Калининградском рыбном бизнесе мы уже семь лет. В основном закупали мороженого судака в Москве и на Украине, гнали в Литву на переработку, а наш партнер-бельгиец увозил полученное филе в Бельгию. За год мы поставляли около 200 тонн рыбы - отправляли фурами по 18 тонн.

А в апреле прошлого года мы заключили контракт с фирмой "Эквилибрио" из Дании - в лице ее генерального директора Тео Андриарималала, который осуществил предоплату в размере $30.000.

Нам потребовался судак. В большом количестве. Я обратилась к своему знакомому Александру Петровичу Хлопецкому. (Брату бывшего вице-губернатора. Александр Петрович владеет морозильным цехом на рыбоконсервном комбинате в Светлом, - прим. авт.) Говорю: "Нужен судак". Он отвечает: "У меня мало". Давай я познакомлю тебя с одной женщиной, у нее судака много". Так мы и познакомились с Якушевой. (Впоследствии выяснилось, что, согласно свидетельства частного предпринимателя, она - Якушева, а по паспорту - Гудок.)

- В конце апреля Якушева поехала за рыбой, - продолжает Владимир Викторович. - Деньги на дорогу она взяла у нас. В канун первого мая вернулась. И, по ее словам, привезла 36 тонн судака. Якобы на двух машинах. По просьбе Якушевой мы передали ей $1800 - на оплату транспорта. Расписки она не дала. Сказала, что все документы предоставит позже.

Через некоторое время она распорядилась перечислить около 600.000 рублей на расчетный счет в Москве. Мы перечислили 162.500 рублей, 192.800 рублей и 162.500 рублей. Но я попросил Якушеву дать мне официальное письмо, объясняющее, на каком основании я перевожу эти деньги не на расчетный счет ЧП Якушевой - с кем у меня договор, а куда-то в Москву.

Якушева объяснила, что рыбу она закупала у ЗАО "Ейское" из Краснодарского края. Но когда мы туда позвонили, в ЗАО "Ейское" нам сказали, что никакой Якушевой они не знают и рыбу ей в Москву никогда не поставляли. Я потребовал объяснений - Якушева... исчезла. Мы были вынуждены отозвать уже заготовленные платежные поручения - официально через КБ "Балткредобанк".

Тогда Якушева определила рыбу в холодильник на ответхранение - там же на территории морозильного цеха в Светлом.

"Ты за мной еще побегаешь", - сказала она мне по телефону.

А у нас сложилась патовая ситуация. Евроконтракт горел, нам грозили серьезные штрафные санкции...

- А я, - смущенно поясняет Людмила Николаевна, - родом из Ингушетии. По национальности русская. Просто родители были нефтяниками, работали там при Советском Союзе. Сами мы - бывшие военнослужащие. И вот я встречаю своего знакомого чеченца Магомеда, жалуюсь на беду. Он говорит:

"Я знаю, в прокуратуре Светлого работает чеченец Асуханов. Я с ним побеседую. Может быть, он тебе поможет".

И действительно через некоторое время мне назначают встречу с Асухановым. В кафе "У Олега" в Старой башне. Сижу за столиком, он подходит, представляется: "Помощник прокурора Светлого Асуханов".

Я обрисовываю проблему.

Он говорит: "Что ж, это наша территория. Ничего противозаконного в вашей просьбе нет. Обращайтесь с заявлением, разберемся".

Буквально на следующий день мы поехали в Светлый. Нас приняли Асуханов и прокурор Светлого Мамченко. По идее, они должны были направить наше заявление в следственное отделение Светловского РОВД, но Мамченко сказал:

"В милиции сейчас все в отпусках, мы будем разбираться с этим делом сами".

Тут же был наложен арест на рыбу. Но... предварительно мы должны были дать Асуханову на лапу. Я лично передала ему 5000 долларов США наличными в нашей машине (белый "Мерседес", госномер В 961 УС/39) возле Светловской прокуратуры, днем, незадолго до обеденного перерыва.

Асуханов сел в машину, я сунула деньги - просто пачку долларов. Он их взял и сказал: "Мы этим делом займемся. Получите свою рыбу..."

Асуханов начал разыскивать Якушеву. Против нее было возбуждено уголовное дело по ч. III ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере) по факту хищения рыбы - тех самых 12 тонн, которые мы уже оплатили.

Кстати, пока велось следствие, Асуханов сказал, что нужно слетать в Москву, проверить тамошние контакты Якушевой. На командировочные расходы он потребовал $2000. Я заплатила.

В Москву мы с ним полетели вместе. Жили в соседних номерах гостиницы "Москва".

В один из дней Асуханов мне оставил конверт и сказал:

"Мне нужно срочно уйти, а за этим конвертом зайдет человек из управления кадрами Генеральной прокуратуры. Отдашь ему".

Человек действительно явился. Звонил Асуханову (я слышала, как телефон в соседнем номере надрывался), потом стучал в дверь! Я вышла, объяснила ситуацию. Он долго колебался, брать или не брать конверт, но все-таки взял.

...А потом я видела этого человека в Светлогорске. Когда шло следствие, Асуханов позвонил нам с мужем, велел приехать. Сам он был со своей знакомой женщиной, а этот мужчина - с дочерью-школьницей. Асуханов попросил у нас денег: "А то мне даже на такси до Светлого не хватит". Володя дал ему 3000 рублей и рассчитался за столик, за всю компанию.

Асуханов все это время говорил о своей предстоящей командировке в Чечню, о том, что ему дадут звание полковника. Этот мужчина - а по всему видно, что они знакомы давно и довольно коротко - его одергивал. Мол, не трепи языком.

Останавливался этот человек - Асуханов называл его начальником управления кадров Генеральной прокуратуры России - в гостинице "Волна".

Через некоторое время Асуханов позвонил и сказал: "Есть возможность выкупить вашу рыбу у прокуратуры".

Дело в том, что рыба - скоропортящийся товар. Хранилась она в холодильнике (и в Москве, и здесь) уже почти полгода. Ей оставалось три недели срока годности, пока ржавчиной не пошла. Вот Мамченко и предложил ее нам на реализацию. Он опасался, что прокуратуре Светлого придется возмещать Якушевой ущерб, если арестованный товар (рыба) испортится.

Старший помощник прокурора Светлого Асуханов вынес на этот счет постановление, в котором была указана общая сумма сделки. Деньги мы должны были перевести на депозитный счет областной прокуратуры, а та, после соответствующего решения суда, рассчиталась бы со всеми "заинтересованными лицами".

Наша фирма собиралась покупать судака у Якушевой по 49 рублей 50 копеек за кг. Это - выше сложившейся в регионе рыночной цены. Просто мы были вынуждены согласиться на такие условия.

Асуханов предложил нам рыбу по 20 рублей 02 копейки за кг. Правда, выставил условие: "Дайте мне 50 тысяч рублей". Я их передала Асуханову, опять же в нашей машине. Он сунул деньги в карман и произнес: "Все. У Роберта (сотрудник Светловской прокуратуры, - прим. авт.) день рождения, стол накрыт, за постановлением на всю рыбу вы ко мне приедете завтра".

Рыбу мы транспортировали в Литву, в ЗАО "Плунге Шальтис". Но контракт с датчанами был уже сорван - по нашей вине, нам выставили штрафные санкции. Чтобы не везти рыбу обратно и не нести дополнительные расходы, мы срочно заключили контракт с бельгийским партнером на поставку рыбы по цене $1,05 за кг вместе с транспортными расходами. После чего сдали судака на ЗАО "Плунге Шальтис", где составили соответствующий акт приема-передачи 35 т 650 кг рыбы.

Когда деньги поступили на наш счет, мы перечислили на депозит областной прокуратуры 570.000 рублей. (Вернее, 520.000 - перечислили, а 50.000 рублей передали Мамченко наличными после того, как нас освободили из-под стражи. Акт приема денег прокурор написал от руки.)

Интересная деталь: все поступившие на депозит прокуратуры деньги немедленно были возвращены Якушевой.

Казалось бы, все. И вдруг... звонит Асуханов:

- Когда будут перечислены остальные деньги?

- Какие - остальные?

- Но вы же уговаривались с Якушевой по 49,5 рублей за килограмм!

- Но это было несколько месяцев назад! Тот контракт давно накрылся медным тазом! С вами-то мы договаривались совершенно иначе!

- Ничего не знаю. Платите деньги.

Я рассвирепела и говорю: "Денег больше не будет".

Асуханов: "Ты об этом пожалеешь!"

И началось. С одной стороны, активизировалась Якушева. Приехала в "Балткредобанк" со своим адвокатом, начала "копать" - якобы мы ей представили липовые платежные поручения...

Очевидно, через областную и Генеральную прокуратуру (об этом говорил Асуханов) она стала давить на Мамченко. Хотя... может, это просто слухи, которые распускал Асуханов. Потому что он очень часто говорил и другое: "Мы с Чулковым - орловская мафия".

(Известно, что в Калининградскую область Асуханов приехал совсем недавно. Прежде он работал в прокуратуре Орловской губернии - под началом г-на Чулкова, ныне прокурора янтарного края, - прим. авт.)

Против нас возбудили уголовное дело. По ч. 1 ст. 312 УК РФ (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации). Асуханов оставил его в подвешенном состоянии и укатил в отпуск к брату, в Словакию (тот у него вроде бы винодел).

Вернулся - позвонил: "Вы сегодня можете приехать?"

Мы были в Литве. Договорились встретиться на следующий день. В семь утра он позвонил: "Вы когда приедете?"

А через пятнадцать минут нам позвонили уже в дверь. Ворвались Асуханов, три сотрудника милиции, притащили соседей как понятых.

Дело в том, что, когда против нас завели дело, я сказала прокурору Мамченко:

"Я сколько раз приезжала в Светловскую прокуратуру, столько писала наши разговоры на диктофон".

Вот Асуханов и искал конкретные кассеты. А вообще - что хотел, то и брал. Все, что плохо лежало: нож для подводной охоты, который мужу как-то подарили, все бумаги выгреб... даже школьный дочкин аттестат. Золото забрал. Копию протокола обыска нам не оставил.

Нас обоих забрали в Светлый. Запихнули в камеру - и меня, и Володю. Мужа продержали в ИВС сутки. Меня отпустили в тот же день, ближе к полуночи. Я в то время была беременна на пятнадцатой неделе. Назавтра у меня случился выкидыш.

Так получилось, что Асуханов позвонил мне на мобильник, когда я была в отделении гинекологии в 4-м роддоме. Говорит: "Я вспомнил, вы мне во время обыска угрожали. Я чеченец, у нас таких вещей не прощают".

Я ему сказала про выкидыш.

Он: "Подумаешь, потеряли беременность. Чеченки по десять детей рожают - и ничего".

...Потом все вроде бы затихло. И вдруг Асуханов звонит: "Я уезжаю в командировку в Чечню, мне хочется побыстрее закрыть ваше дело. Давайте $1500 - и закрываем".

Я беру чеченца, который нас с Асухановым сводил. Едем. Чеченец достает свою тысячу баксов, я вручаю деньги Асуханову. В его рабочем кабинете в девять вечера.

Асуханов: "Ладно, привезите мне в аэропорт $500, я вам дам все бумаги".

Пятьсот баксов нам собрать не удалось, приехали в аэропорт "пустыми".

Асуханов: "Ладно, я все бумаги оставил в деле". И улетел.

Едем к Мамченко. Тот: "Ничего не знаю, никаких новых бумаг на ваш счет в деле нет. А сколько вы в последний раз Асуханову дали? Тысячу?"

...Мы за это время поменяли адвоката: первый брал у нас деньги, но, похоже, работал на другую сторону. Так что за свою рыбу мы уже рассчитались многократно. Против Якушевой уголовное дело прекращено. Против Володи - нет. "Висит" в Светловской прокуратуре.

Мамченко мне говорит: "Мне пока из областной прокуратуры не звонят - и я вас не трогаю".

Но ведь это "затишье" не может быть бесконечным И что нам делать?!

...О том, как 26 октября 2002 года вдребезги пьяный Асуханов "впилился" на служебной машине в "Опель" сотрудника ФСБ С. Позднякова, мы уже писали ("Аллах акбар, прокурор! О чеченских связях господина Чулкова", "НК" №144). Тогда, помнится, ретивый помощник Светловского прокурора (пытавшийся, между прочим удрать с места происшествия... и обзывавший тех, кто его задержал, "русскими свиньями", с которыми он всенепременнейше "разберется") отделался строгим выговором... который приказом г-на Чулкова был снят аккурат через два месяца, ко Дню прокуратуры. Хотя по Трудовому Кодексу столь серьезное взыскание может быть снято не раньше, чем через полгода - и то, при наличии каких-нибудь особых заслуг.

Интересно, "тонкие" взаимоотношения с супругами Беляевыми в разряд ОСОБЫХ асухановских заслуг зачислить можно?..

...Да, конечно, факт получения Асухановым взятки труднодоказуем. Но! Во-первых, имеются свидетели. (Да и даром что ли Асуханов, проводя в квартире Беляевых обыск, особенно "обнюхивал" кассеты. Казалось бы, зачем они ему? Чай, не шпионов ловит?..) Во-вторых, именно летом прошлого года прокурор Мамченко купил себе "Ауди-100". Не иначе, как на сэкономленную зарплату.

...Беляевы написали заявление о явке с повинной. (Дача взятки, как и ее получение - уголовно наказуемое деяние. Однако, если человек, вынужденный дать "на лапу" должностному лицу, признает свою вину и раскивается, от уголовной ответственности он освобождается.)

Также они обратились с заявлением в Генеральную прокуратуру. Настроены они решительно. И ко всему готовы, понимая, что "прессинговать" их сейчас начнут "по-взрослому". Жестко. Без сантиментов и без белых перчаток. Но терять им, в сущности, уже нечего.

А что же местный гарант законности - г-н Чулков? Неужели он оставит ТАКУЮ взрывоопасную информацию без надлежащей реакции? Сегодня прокурорские работники, извините, "торгуют" рыбой, а чем они начнут приторговывать завтра? Формулировочками в обвинительных приговорах? (Впрочем, о чем это я?.. Какое тут, прости Господи, "завтра"?)

Или... может быть, Асуханов прав? Ну, когда он рассуждает... гм... о некоем "орловском клане", к которому принадлежит вместе с г-ном Чулковым?.. А ведь каковы гаранты - такова и законность. Делайте ваши ставки!... Тьфу, я хотела сказать "выводы".

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля