Новые колёса

ВЗЯТКА И ОТКАТЫ.
Терминал “Лукойла” угрожает Светлому техногенной катастрофой

26 ноября 2009 года в 19 часов 30 минут сотрудники ФСБ “повязали” в аэропорту “Храброво” крупных чиновников из Санкт-Петербурга - Владимира Пономаренко и Александра Зайцева.

Наручников не надевали

Всё было красиво, как в кино, хоть и без масок-шоу и без утыкания пассажиров носами в бетонный пол накопителя.

Пономаренко и Зайцев уже прошли паспортный контроль и таможенный досмотр. Они вот-вот уже должны были подняться по трапу самолёта, следующего в Питер, но... к ним приблизились некие люди в штатском и корректно попросили проследовать к машине. Наручников, правда, не надевали... Пономаренко и Зайцев были доставлены к следователю. Где их проинформировали о том, что в отношении Пономаренко возбуждено уголовное дело по факту “приготовления к получению взятки” в особо крупном размере.

А через день Пономаренко оказался в изоляторе временного содержания (ИВС) на ул. Генделя в Калининграде.

О задержании крупного взяточника тут же сообщили многие местные СМИ... Ещё бы! Борьба со взяточниками - это ведь “хит сезона”! Но... прошло более полутора лет. А о продолжении (тем более, о завершении) данной истории как-то вот публично не объявляется.

Наведя справки, мы выяснили, что Владимир Васильевич Пономаренко... по-прежнему живёт в Питере, занимает ту самую должность, какую и занимал в момент задержания. И вообще - судебный процесс по делу о взятке закончился для него ОПРАВДАТЕЛЬНЫМ приговором. За отсутствием состава преступления.

Как могло произойти такое? Почему “сошла на нет” операция, о которой так победно-радостно трубили в СМИ сотрудники ФСБ? Мы обратились за разъяснениями к г-ну Пономаренко. Но он от комментариев отказался, сославшись на то, что, как государственный чиновник, не имеет права беседовать по сему вопросу с прессой без своего руководства.

Опасная ветка

Тогда мы попросили объяснить ситуацию калининградского адвоката Владимира Конина, который представлял интересы Пономаренко в этом непростом процессе...

- Ваш подопечный живёт и работает в Санкт-Петербурге. Каким ветром занесло его в Светлый - навстречу уголовному делу о взятке?

- Владимир Васильевич Пономаренко, - говорит адвокат Конин, - действительно занимает должность начальника отдела инфраструктуры и технических средств Северо-Западного территориального управления федерального агентства железнодорожного транспорта (СЗТУ ФАЖТ).

ООО “Лукойл-КНТ” (“Лукойл - Комплексный Нефтяной Терминал”, - прим. авт.) в Светлом построило железнодорожные пути не общего пользования. Это многокилометровая дорога. В 2006 году она была введена в ограниченную эксплуатацию по Градостроительному кодексу. Но в постоянную эксплуатацию железнодорожные пути должна принимать комиссия СЗТУ ФАЖТ.

С 2006 года “Лукойл” вёл с Санкт-Петербургом напряжённую переписку по данному поводу, но... принять пути не представлялось возможным.

Кстати, вся эта история началась ещё до назначения Пономаренко (в 2008 году!) на должность начальника того самого отдела, где принимается окончательное решение: ввести или не ввести...

Игра с огнём

- А что собой представляют эти пути? В чём проблема?

- Рельсы проложены в 100 метрах от Калининградского залива. Идут они от терминала до станции “Балтийский лес”. Перевозится специфический груз: горюче-смазочные материалы. По ветке проходят составы, 30-50 цистерн, по 60 тонн сырой нефти в каждой цистерне. Если произойдёт какая-либо авария, нефть окажется в заливе, а это чревато и экологической катастрофой, и международным скандалом.

Все эти годы “Лукойл”, эксплуатируя пути, фактически играет с огнём. Причём в буквальном смысле: в одном составе до 3.000 тонн нефтепродуктов. Что может случиться с городом, если эти 3.000 тонн вдруг запылают на окраине, в 200 метрах от жилых домов?

В 2009 году, когда из Санкт-Петербурга приехали проверять состояние этих путей, выяснилось: они ПРОСЕЛИ НА ПОЛМЕТРА!

Тем не менее, “Лукойл” послал очередную заявку. Представитель ООО “Лукойл-КНТ” приехал в Петербург - и там, в СЗТУ ФАЖТ, общался именно с Пономаренко. Тот просмотрел привезённые документы. Но их явно было недостаточно. Отсутствовали даже проект и смета.

Кроме того, строило эти злополучные пути одно подразделение “Лукойла”, эксплуатирует - другое. Т.е. произошла смена собственника, и надо менять вообще весь пакет документов... Которых и так - кот наплакал.

- А где остальные? - поинтересовался Пономаренко. Видимо, он сделал это достаточно жёстко, так что в “Лукойле” поняли, что путей им не сдать. А у “Лукойла” уже возник конфликт с РАО “РЖД”. Калинин­градская железная дорога перестала подавать цистерны. Нельзя!

Кстати, именно Пономаренко весной 2009 года проводил с работниками “КЖД” семинар и прямо спросил: “Как вы можете подавать вагоны на железнодорожную ветку, которая не принята в постоянную эксплуатацию?!”

Заявление в ФСБ

- “Лукойл” попытался “продавить” нужное решение, “зайдя слева”: один из сотрудников терминала, опытный железнодорожник (Г.В. Наконечный, начальник железнодорожного участка ООО “Лукойл-КНТ”), поехал в Питер, но в другую организацию - Северо-Западное управление государственного железнодорожного надзора (там работает упоминавшийся выше Зайцев, начальник отдела надзора за опасными грузами и чрезвычайными ситуациями). Но в этом ведомстве первым делом осведомились: “А у Пономаренко были? Нет? Ну, так езжайте...”

Наконечный вернулся в Светлый и доложил обо всём исполнительному директору ООО “Лукойл-КНТ” И.В. Авакяну. Гонец представил дело так, будто Пономаренко требует деньги.

- Наконечный процитировал Пономаренко?

- Он сказал: дескать, понял, что без денег пути не сдать.

Ильяс Авакян обратился в ФСБ, к кураторам (ООО “Лукойл-КНТ” является режимным объектом, и за безопасность отвечают сотрудники ФСБ). Пожаловался: мол, с нас требуют взятку. И машина закрутилась. Операция обещала быть “вкусной”: повязать на взятке питерского чиновника - это, во-первых, полезно для ФСБ в плане отчётности, а во-вторых, важно для “Лукойла”. Но об этом мы скажем чуть позже.

Однако возникли трудности: Пономаренко в Калининград не ехал! Отказывался.

А чего ему ехать? Документы-то не готовы.

Специальная операция

- Тогда его начали в Светлый заманивать. Мол, приезжайте, посмотрите, может, что в бумагах надо исправить... Возможно, по линии чекистов были задействованы некие “рычаги”. Судите сами: 17 ноября 2009 года Ильяс Авакян официально подаёт заявление в ФСБ, где пишет, что у него требуют взятку. И в этот же день из Москвы в Санкт-Петербург приходит приказ о направлении Пономаренко в Калининград на приёмку железнодорожного пути. Но не в “Лукойле”, а в другой организации. И тут же ему начинают названивать с лукойловского терминала: “Заезжайте к нам! Посоветуйте, проконсультируйте...”

- А почему вцепились именно в Пономаренко? Он ведь не самая главная фигура - принимать пути в постоянную эксплуатацию должна целая комиссия...

- Ну, в сущности, он - фигура важная. В комиссию входил бы или он сам, или кто-то из его непо­средственных подчинённых. В итоге всё зависело именно от него.

...Он вылетел в Калининград вместе с Зайцевым, руководителем другого подразделения (отдела надзора за опасными грузами и чрезвычайными ситуациями). У Зайцева была командировка, в том числе и на “Лукойл”. И Пономаренко поехал на “Лукойл” вместе с Зайцевым - его же настойчиво приглашали!

На терминал просто так не попадёшь. Там строгий пропускной режим. У Пономаренко с собой - ни командировочного удостоверения, ни даже паспорта. Его нельзя пускать - но он нужен! Деньги для “взятки” уже приготовлены, кабинет Авакяна нашпигован записывающей аппаратурой, сам он обвешан всевозможными мини-видеокамерами, в соседней комнате “на товсь” сидят фээсбэшники... ОПЕРАЦИЯ готовится!

Так что даётся “добро” на “протаскивание” Пономаренко на режимный объект.

“У вас с путями полная жопа”

- Зайцев и Пономаренко смотрят путевые документы. Никто в “Лукойле” натурально не против. Потом все вместе идут смотреть пути. Видят, что те просели - проложены-то шпалы и рельсы по руслу реки! Возвращаются в кабинет к Авакяну. Пономаренко говорит: “У вас с путями полная жопа”. Присутствующий при этой части разговора лукойловец Наконечный, что характерно, даже не думает спорить. Он, как опытный железнодорожник, эту самую “жопу” видит и сам.

Потом идёт муторная работа над актом. Что-то вычёркивают, что-то дописывают, но вывод однозначный: к сдаче в постоянную эксплуатацию пути не готовы. О том, что они используются в хвост и в гриву уже пять лет, Ильяс Авакян благоразумно не упоминает. Но начинает “выводить” Пономаренко на разговор о деньгах: ОПЕРАЦИЯ-то продолжается! Зайцева и Наконечного в это время в кабинете нет, разговор ведётся наедине.

- Надо путь принимать, - говорит Авакян.

- А вы его законсервируйте. Придёт время, возьмёте деньги на ремонт, доведёте до ума... - советует Пономаренко. И так - три часа кряду. В какой-то момент Пономаренко понимает, что ему пытаются втюхнуть деньги. И решает... подыграть Авакяну.

“Заносишь не девять, а все, бл...дь, полтора”

- Вот этот момент, честно говоря, выглядит особо сомнительным. В материалах уголовного дела он описан следующим образом:

“Вторая видеозапись фиксирует, как Пономаренко В.В. предлагает Авакяну И.В. за 1.500.000 рублей согласовать со своим руководством приёмку пути. Он обозначает данную сумму на белом листе бумаги, передаёт лист Авакяну и говорит: “Как (Вы) к этому относитесь?.. Это нашему “Агентству”.

Авакян ему отвечает: “Это инфаркт... сразу”.

Пономаренко забирает лист у Авакяна и снова обозначает на нём сумму, но в размере 900.000 рублей: “Хорошо. Я сейчас скину... Меньше - я просто, понимаешь, не смогу тебе помочь”.

После этого Пономаренко забирает лист у Авакяна, разрывает на мелкие кусочки и говорит: “Я тебе не морочу голову, да, понимаешь? Вот есть вещи, которые я могу сделать, понимаешь? Вот я (у тебя беру за то), что я могу сделать”.

Потом Пономаренко опять пишет записку Авакяну и говорит: “Понимаешь, да, ты говоришь, что заносишь не девять... понимаешь, а все, бл...дь, полтора... понимаешь, и около шести я возвращаю тебе в любой форме - назад. Но я не смогу уже ну, меньше, ну, девяти. Объясни им своих действий, понимаешь?” И немного позже: “Ты приносишь (нам) бабки, мы тебе всё подпишем, понимаешь?” - и по ходу разговора показывает руками движения, как будто кому-то что-то передаёт из рук в руки, и трёт ими друг об друга, при этом говоря: “Я же тебе объясняю, что без... никакой печати не будет!”

Интересно, как можно ЭТО объяснить?

300 тысяч “на лапу”

- Пономаренко в этот момент, - говорит адвокат Конин, - думал только о том, как ему выскочить из терминала, закончить командировку и нормально улететь в Санкт-Петербург.

- ?!

- Он знал, каким весом пользуется “Лукойл” на территории Калининградской области, и опасался... Он хотел, чтобы Авакян решил, что он, Пономаренко, для него безопасен, т.к. заинтересован в получении взятки. Именно поэтому он и назвал запредельную цифру - полтора миллиона. А когда Ильяс Авакян предложил ему “живые” триста тысяч рублей, Пономаренко их не взял. “Нет, привезёшь все через два-три месяца”.

А как только удалось выйти с территории терминала, сразу же сказал Зайцеву: “Мне тут взятку предлагали”. И они, посоветовавшись, решили прилететь в Питер и поставить в известность своё руководство.

Но, когда они пытались улететь, их попросили выйти из накопителя в аэропорту. Сотрудники ФСБ привезли их в следственное управление СКП РФ на ул. 9 Апреля, 60 “а”, к следователю Коршунову. Тот взял с них объяснительные, обязал повестками явиться к нему на следующий день.

Было возбуждено уголовное дело по подозрению “в приготовлении к получению взятки в феврале-марте 2010 года”. Через три-четыре месяца!

Формулировка абсурдная. Взятка существует в двух видах: взято, но не потрачено (это покушение); взято и потрачено (законченный состав преступления). Здесь не наблюдалось ни того, ни другого. Деньги взяты не были. А за разговоры у нас после 50-х не сажают...

Свобода под залог

- Как развивались события дальше?

- Пономаренко допросили в качестве подозреваемого, задержали, отвезли в ИВС на ул. Генделя. Камера, нары, параша, решётка в окошке... Через двое суток должен был состояться арест. Но Пономаренко повезло: ходатайство прокуратуры о заключении под стражу рассматривалось по месту совершения предполагаемого преступления, т.е. в Светлом. И судья Ильясова отказала. Видимо, у неё сразу возникли сомнения в квалификации преступления.

В качестве меры пресечения она избрала залог 300.000 рублей. Деньги привезла из Петербурга жена Пономаренко, его выпустили на свободу, он улетел в Питер. Затем ему было предъявлено обвинение, на время следствия и судебного разбирательства его отстранили от занимаемой должности.

Следователя Коршунова вскоре сменил Кузнецов (тот самый, который занимался расследованием обстоятельств аварии на Саяно-Шушенской ГРЭС, а у нас вёл дело Клюйковой о покупке томографа, - прим. авт.). Но Кузнецов уже почти никаких мероприятий по делу не осуществлял.

Мы обжаловали действия следователей - так что уголовное дело “погуляло” по инстанциям. Всем было ясно, что после областного суда - в случае обвинительного приговора - будет кассационная жалоба в Верховный суд. А там вполне могут не согласиться с версией следствия о взятке...

Обвинение в итоге было предъявлено по другой статье - по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Но тут говорить вообще было не о чем!

Оправдательный приговор

- В сентябре 2010 года обвинительное заключение должен был подписать и.о. прокурора Светлого М. Лукинов. Но он его не утвердил, вернул со словами: “Мне оправдательные приговоры не нужны!”

Дело продолжали перекидывать. Везли в Москву, в следственный комитет, чтобы обжаловать решение районного прокурора в Генеральной прокуратуре России. А там отвечали: мол, прокурор прав, устраняйте недостатки...

30 декабря 2010 года прокурор Светлого Смирнов всё-таки подписал обвинительное заключение. Дело пошло в суд и закончилось - оправдательным приговором.

- Очевидно, вмешались некие “высшие силы”?

- Насколько мне известно, у Пономаренко влиятельных заступников нет. Просто каждый должен отвечать за то, что он РЕАЛЬНО совершил. Мало ли у кого какие мысли? Никто ни от чего не застрахован, соблазны бывают разные... Но если человек денег НЕ ВЗЯЛ, хотя вполне мог это сделать - значит, ВЗЯТКИ не было. Пономаренко оправдан, восстановлен в должности. Расплачиваться за его вынужденный прогул, за авиаперелёты, гостиницы, адвокатов, за причинённый ему моральный вред и т.д., и т.п. будет, естественно, государство. Т.е. налогоплательщики, мы с вами.

- Интересно, а если бы Авакян в самом деле “выкатил” Пономаренко полтора миллиона рублей? Ведь для “Лукойла” это не деньги, особенно в масштабах ОПЕРАЦИИ?

- Но не “выкатил” же!

“Это же криминал!”

- С “Лукойлом” вообще связано много нюансов. Когда Пономаренко разговаривал с Авакяном - уже после того, как была озвучена сумма в 1,5 миллиона - он спросил: “Зачем тебе нужно подписывать этот акт? Это же криминал?”

Уставший Авакян сказал: “Я этому человеку всем в жизни обязан”.

Кому, он уточнять не стал. И фраза вроде бы подвисла в воздухе... Но в суде тот же Авакян - человек весьма эмоциональный - брякнул: “Благодаря всему этому шуму, к нам больше ни один проверяющий не поедет!”

Я думаю, в этом вся соль. Видимо, деньги, которые были отпущены на строительство железнодорожной ветки, ушли не по назначению. Куда? Кто конкретно их “распилил”? Вот, что важно. Но этими вопросами следствие не задавалось.

На путях сэкономили: дешёвый проект, дешёвые стройматериалы... “Лукойл”, чувствуя себя хозяином положения, решил устроить образцово-показательную “посадку” чиновника из Питера, чтобы больше сюда никто не совался... чтобы никто не смел ставить палки в колёса крупной нефтяной корпорации, давно “породнившейся” с местной (и федеральной) властью... А угроза техногенной катастрофы - в связи с эксплуатацией железнодорожных путей, которые эксплуатировать нельзя - осталась, и плевать “Лукойл” на это хотел. С самой своей большой нефтяной вышки. Ни одно наше ходатайство о проведении строительно-технической экспертизы удовлетворено не было.

В прениях я спросил: если из-за пролившейся нефти произойдёт пожар, Светлый выгорит весь или наполовину? Никто не ответил.

Дорога в ад

- Сотрудники ФСБ, которые долго готовили “операцию” по поимке “взяточника” Пономаренко - и провалились в итоге с треском, абсолютно индифферентно относятся к проблеме безопасности на режимном объекте.

И вот это, пожалуй, самое грустное. Государство наше давно уже прямо декларирует и косвенно создаёт впечатление: стране не нужны образованные люди. Пусть эмигрируют, пусть катятся ко всем чертям! Останутся те, кто будет безропотно обслуживать трубы: нефтяную и газовую. Этих людей, обслугу - не жалко. Пусть даже они выгорают целыми городами. Техногенная катастрофа - эка невидаль!

Единственная катастрофа, которую нефтяные боссы считают своей, - это падение цены на баррель нефти. Но по прогнозу специалистов, оно нам вроде бы не грозит. А всё остальное - яйца выеденного не стоит. Вот и предпочитают сотрудники прокуратуры с “лица не общим выраженьем” смотреть на железнодорожные пути не общего пользования... те самые пути, которые вполне могут стать “дорогой в ад” для целого города.

 Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля