Новые колёса

ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА БОССА….
Как охмурить очень большого начальника

Калининградка Ольга Ефимова (назовем её так), недавно отметившая тридцатилетие, сделала карьеру довольно-таки оригинальным способом. Три раза она, работая секретаршей, выходила замуж за своих начальников - и всякий раз её следующий муж по всем параметрам был круче предыдущего.

Первого начальника она соблазнила, когда ей было девятнадцать. До Ольги он был удачно и основательно женат, но...

- Я тоже была замужем, - говорит Ольга. - Мы с Вовчиком расписались где-то за полгода до того, как я пошла работать в фирму, занимающуюся торговлей стройматериалами. Вовчик мне как-то очень быстро разонравился. У него был свой маленький бизнес, он то и дело мотался в Литву и Польшу... возвращался грязный, пропотевший, небритый... у меня все время было ощущение, что он “б/у”. Сэконд-хэнд.

Шеф тоже был не Ален Делон, но... начальник есть начальник. Есть в этом слове что-то магическое. Аромат власти и денег плюс запах дорогого парфюма - коктейль Молотова, взрывоопасная штучка!.. Но честно говоря, интрижку с шефом я завела больше от скуки. Захотелось проверить, насколько я еще неотразима.

Все начиналось классически: я приходила в офис в юбке “по самое не балуй”, щедро демонстрировала грудь, хлопала ресницами, как кукла, а когда записывала под его диктовку распоряжения, не забывала округлять рот (типа, от особой старательности) и медленно облизывать губы...

Он “поплыл” уже на вторую неделю. Но я понимала: если продолжать в том же духе, однажды вечером он просто завалит меня на диванчик в своем кабинете... совершит половой акт со скоростью спецназовца, утыкающего носом в асфальт террориста... А наутро сделает мне предложение. Но не руки и сердца. Скорей, предложит написать заявление об увольнении по собственному желанию.

Откуда я это знала? Ну... мой папа при “совке” был большим начальником. Так секретарш он менял гораздо чаще, чем перчатки. А я была девочка наблюдательная, я понимала, почему... Когда у папочки появлялась новая “секретутка”, он начинал трудиться как стахановец - до восьми, до девяти, до десяти вечера. Мама напрягалась, но терпела. Однако стоило папе вернуться ближе к полуночи - мама устраивала ему грандиозный скандал, писала заявление о разводе...

Развода он боялся как огня. Статус разведенного мог плохо отразиться на его служебном положении. Вот папа и находил повод, чтобы от “секретутки” избавиться - а она-то, глупенькая, небось уже о марше Мендельсона мечтала!..

В общем, я сменила тактику. Вместо мини-юбки и призывного декольте - строгий костюм, волосы убраны в узел. Вместо кокетливой сумочки - кожаный дамский портфельчик. В общем, не Оля, а мисс Деловитость. Шеф, по-моему, меня даже не сразу узнал, когда я заявилась на работу в этом прикиде. А я работала... ну просто как Катя Пушкарева в этом идиотском сериале!

Кстати, хочу сказать: глупости всё это. Про Катю Пушкареву. Которая сняла брекеты только в день свадьбы, но сумела-де окрутить настоящего мачо. Фигня!

Родиться красивой, конечно, необязательно.

Как говорят французы, некрасивых женщин нет - есть дуры, которые не умеют себя подать в нужном ракурсе... Но если от природы ты страшнее атомной войны и носишь шмотки в духе “прощай, молодость” - в секретарши к нормальному боссу тебе не попасть. В лучшем случае, тебе вежливо посоветуют наведаться к дерматологу и стоматологу - раньше, чем в отдел кадров!..

...Короче, я трудилась, точно вызвала саму себя на “капиталистическое соревнование”. Босс постепенно “притух”, перестал на меня пялиться маслеными глазами... а я организовывала ему деловые встречи, варила кофе, однажды напомнила о том, что у его супруги скоро день рожденья и пора позаботиться о подарке.

Постепенно у него вошло в привычку со мной советоваться по вопросам покупки одежды и обуви... Потом я подсказала ему, какой комплект нижнего белья подарить жене к празднику... и очень удивилась, узнав, что она ТАКОЕ не носит. “А что же она носит?! Это ведь самая сексуальная модель лифчика! Мой муж от неё просто в восторге. Его это белье заводит с пол-оборота. Ой, простите...” И весьма натурально сконфузилась.

По тому, как сконфузился босс, я поняла: он только что представил МЕНЯ в этом лифчике. (Надо сказать, весьма пикантном. Я ТАКИХ не носила. Сомневаюсь, что ТАКОЕ вообще носил кто-нибудь, кроме девочек с Ленпроспекта.)

В общем, месяца через полтора у моего шефа сложилось устойчивое мнение: его жена - безвкусная особа, которой глубоко плевать, в каком виде он отправляется на работу. А главное, жена, отказываясь выглядеть сексуально, оскорбляет в нем Основной Инстинкт. Да она вообще считает его не Мужчиной, не Самцом, а приложением к его же собственному кошельку! Не то что его секретарша - хорошенькая, умненькая, благовоспитанная, знающая кучу всяких нюансов, без которых не обойтись амбициозному предпринимателю...

К тому же ЕГО секретарша не похожа на ДРУГИХ секретарш. Она не “разводит” шефа на дополнительные бабки, не предлагает “скоротать вечерок” в ресторане, не выставляет напоказ дамских прелестей и явно не собирается его, шефа, кадрить.

Собственно, а ПОЧЕМУ?! Не считает его привлекательным? Или он слишком стар по сравнению с её щенком-мужем?! Короче, шеф начал задумываться, почему же он не “востребован” мной как мужчина.

И тут... я опять сменила тактику. Пришла абсолютно без косметики, с красными глазами (терла их всю дорогу до офиса), отвечала тихим голосом, невпопад. Естественно, он спросил, что со мной. Я сказала, что у меня личные проблемы, но я сейчас соберусь, и всё будет в порядке. И беззвучно заплакала.

Этот трюк я умела проделывать с детства: глаза широко открыты, слеза повисает на реснице, медленно катится по щеке... Бедный шеф сам чуть не заплакал. И предложил пообедать где-нибудь и поговорить.

Он повез меня в кооперативное кафе (так, кажется, они назывались тогда, в начале 90-х), заказал хороший обед с вином (дескать, для успокоения нервов), начал расспрашивать. Я (типа, неохотно) поведала, что муж мне, кажется, изменяет.

Шеф чуть языком не подавился. “Тебе? Олечка!..” А я, как будто немного пьяная, начала говорить “откровенно”: мол, муж давно ревнует меня к нему, шефу, и вот решил мне отомстить... И вообще-де я мужа в постели всегда пугаю: он любит примитивный секс, а мне хочется чего-нибудь погорячее. Я, мол, однажды мужу предложила - давай сделаем, как Микки Рурк в “9 1/2 недель”... с клубничкой... а он сказал, что я ненормальная, потому что ТАК бывает только в кино...

В общем, через десять минут моего монолога о сексе, шеф предложил отправиться в гостиницу. Дескать, если я сейчас “отомщу” мужу, мне будет легче. Но я ответила очень длинной и путаной фразой, смысл которой сводился к тому, что если я окажусь с шефом в постели, легче мне не будет, совсем наоборот, потому что он мне давно нравится... и муж ревнует не напрасно... и я не хотела бы, чтобы из сострадания ко мне шеф изменил своей горячо любимой супруге...

Разумеется, в ответ я услышала, что супруга давно не любимая и что я ему, шефу, очень нравлюсь, но он считал себя не вправе... и т.д., и т.п.

Я поблагодарила его за участие, но от визита в гостиницу отказалась. “Если я поеду с вами, вы перестанете меня уважать. А я не смогу глядеть вам в глаза. А я очень дорожу вашим ко мне расположением...”

Весь этот бред произносился тихим, “умирающим” голосом. Шеф был и раздосадован (видно было, как он возбудился от разговоров про “клубничку”), и растроган. Особенно умилила его моя забота о его семейном счастье.

Он подвез меня до дома, поцеловал на прощание руку... Я поднялась в квартиру. Предстояло выполнить самую рискованную часть плана.

Муж в очередной раз был в отъезде. Я накрыла стол: поставила в центре почти пустую бутылку водки, ополоснув водкой стакан. Тарелка с двумя солеными огурцами, шмат колбасы, от которого косо отрезаны три куска, пятно от рассола на скатерти - всё это, заготовленное с утра, должно было стать декорацией к спектаклю под кодовым названием “Или пан, или пропал!”

Я выждала тридцать минут. Потом изо всей силы рванула на груди блузку - так, что оторвалась верхняя пуговица. Несколько раз сильно ущипнула себя за шею. Сама себе перед зеркалом надавала пощечин. (Это было трудно: бить себя по лицу со всей дури. Но эффект превзошел ожидания: щеки горели.) И наконец, я с размаху ударилась скулой о дверную ручку. Получилось, правда, с третьей попытки (два раза помешал инстинкт самосохранения, и я только прикладывалась скулой). В общем, вид был еще тот.

Поревев минут пять от боли, я позвонила шефу домой. По моим расчетам, он уже должен был добраться. Трубку сняла его дочь. Я попросила её позвать папу, а когда он подошёл, разрыдалась прямо в трубку: “Простите... пожалуйста... но мне очень надо, чтобы вы приехали...”

Он спросил адрес. И через полчаса был у меня. И, потрясенный, разглядывал следы от щипков, горящие щеки и здоровенный фингал под глазом. А я объясняла, что муж увидел, как я выходила из машины шефа, и накинулся на меня, чуть не убил. Но обещал убить, когда вернется... А милицию я вызывать не хочу: во-первых, он все-таки муж, а во-вторых, он обязательно брякнет про шефа, и это плохо отразится на репутации фирмы...

Перед лицом Прекрасной Девы в беде мой шеф ощутил себя Ланселотом. Всё развивалось стремительно: он увез меня в гостиницу, остался там на ночь (надо же было меня утешить!), утром вдребезги разругался с супругой (которая обзвонила все больницы, не зная, куда он так спешно девался)... через неделю подал на развод...

Я сделала то же самое. А через полгода мы поженились.

Зачем мне всё это было нужно? Начиналось-то ведь как шутка? Да, но постепенно я поняла, что Вовчик проживёт на свете еще пятьдесят лет, но так и останется Вовчиком. Без широты, без размаха, без внятных перспектив. Здесь - перспективы были. Несмотря на то, что при разводе мой шеф лишился трети имущества и половины накоплений.

Секретаршей я продолжала работать. Мужу так было удобно: я ведь действительно неплохой работник. Я тоже ничего не имела против. По крайней мере, ДРУГАЯ секретарша рядом с мужем не заведется.

...А через два года я перешла работать в другую фирму, строительную. Муж к этому времени надоел мне хуже горькой редьки. Мы проводили вместе двадцать четыре часа в сутки! Слово “шеф” в отношении него уже не было магнетическим.

...Квартира, которую он для нас купил, казалась мне маленькой, тесной. Но главное - он оказался любящим папой. А бывшая жена - достаточно умной, чтобы не лишать его радостей воскресного отцовства. В итоге почти каждое воскресенье у нас гостила его дочь. Которая вредничала, висела на папе, упорно меня не видела и говорила обо мне (в моем присутствии) “она”. Да и вообще... в двадцать один год я не хотела обзаводиться даже собственным ребенком - не говоря о том, чтобы заделаться мачехой. А муж весь вечер воскресенья выговаривал мне за то, что я не могу найти общего языка с его доченькой.

Босс строительной фирмы мне понравился сразу.

Я видела, что он оценил меня - как секретаршу партнера, разумеется. О том, что я жена своего шефа, он не знал. Он сам предложил мне перейти в его фирму - якобы там образовалась вакансия. Я сама себя уволила с прежнего места работы. А мужу сказала, что хочу “проветрить наши с ним отношения”. Поработаю, мол, пока у Кирилла. Заодно информацией разживусь о других торгующих стройматериалами фирмах, с которыми Кирилл ведёт дела.

Муж обалдел. Начал спрашивать, чего мне не хватает. А мне, в принципе, всего хватало: и денег, и шмоток - только постоянно было какое-то ощущение, что я поставила не на ту лошадь. В самом деле: я молодая, интересная, умная (хоть и не очень-то образованная. В вузе я училась на заочном), а он... тоже б/у! Причем в буквальном смысле.

Но к кардинальным переменам я была ещё не готова. Поэтому предложила успокоиться, не пороть горячку. И тут муж совершил глупость: начал орать, что отберёт у меня все подарки, выгонит меня на улицу голую-босую... Тем же вечером я позвонила его жене и предложила “джентльменское соглашение”: я возвращаю ей супруга, а она убеждает его оставить мне квартиру.

Как я добилась того, чтобы он вернулся именно к бывшей жене, рассказывать долго. Она меня, кстати, “кинула”: квартиру он мне не оставил. Но мне было уже всё равно: я спала с новым боссом. Его я поймала на ту же удочку: дескать, муж меня к нему приревновал, потому что у мужа серьезные проблемы с потенцией, а Кирилл - всем известно - настоящий мачо, который трахает всё, что оказывается в пределах досягаемости.

На самом деле (и я это знала) проблемы с потенцией иногда возникали именно у Кирилла. Вот он и постарался доказать, что вполне соответствует имиджу мачо. Наш роман мы называли: “любовь на коврике для мышки”. С Кириллом в постели я вела себя как откровенная б... И всем в фирме рассказывала, какой он необыкновенный мужчина, какие у него роскошные причиндалы, какая виртуозная техника секса... И вот ведь: когда все вокруг стали смотреть на него как на полового гиганта - он избавился от всех своих интимных проблем. А мне сказал: если я от него забеременею - женится.

Оказывается, у него были “ленивые” сперматозоиды. И ему сказали, что детей он “делать” может, но... только в принципе. Потому что сперматозоид при такой пониженной скорости может и не добраться до цели.

Я забеременела. Мне надо было замуж. Жить на съемной квартире, не иметь стабильного источника дохода - не по мне. Да и вообще, папа-мама воспитали меня не любовницей, а женой. И не моя вина, что приличных мужиков осталось на свете раз-два и обчёлся! Когда я была на четвертом месяце, он на мне женился. А на шестом месяце я потеряла ребенка. Неудачно упала...

Кирилл подозревал, что я сделала это нарочно. Но если нарочно, то только на уровне подсознания. После этого беременела еще дважды - чтобы развеять подозрения. Но оба раза все заканчивалось выкидышами. А потом... устроилась секретаршей! В одну рыбопромышленную фирму, благодаря старым связям папеньки. Развелась с Кириллом. Он, по-моему, так и не понял, с какой стати. Точнее, он решил, что я разочаровалась в нём как в потенциальном отце своего ребенка. Он даже представить не мог, что кто-то детей не хочет!

...Я понимала, что “секретуткой” мне осталось работать год-два. Мне было уже двадцать шесть. В новой фирме я открыла боевые действия сразу. Стол держала всегда чистым - это очень важно для офисных романов. Чистый стол - место, которое располагает к спонтанному сексу и избавляет от необходимости сбрасывать на пол важные бумаги.

Я очень тихо разговаривала по мобильнику и резко обрывала разговор в присутствии шефа. Я хорошо одевалась. Я специально переспала с одним из менеджеров - записным плейбоем, зная, что он не удержится и растрепет всем о том, какова я в постели. А когда все в офисе уже знали о его “победе”, я общалась с ним дружелюбно и сдержанно, как со старым приятелем, пару раз обронив в курилке фразу о том, что цивилизованные люди понимают, что секс - это только секс.

Я постоянно говорила (в той же курилке), что после двух браков пойду под венец только под угрозой расстрела, но очень хотела бы завести достойного любовника. Но, дескать, вот беда: любой мужчина, который мне по-настоящему понравится, обязательно делает мне предложение!.. И т.д., и т.п.

Число желающих попробовать, какова же я в этом деле, росло в геометрической прогрессии. Но я отшучивалась. И говорила, что единственный, перед кем я не устою, - это шеф. Тем более, дескать, он не производит впечатления слабака, который, растаяв после бурной ночи, начнет донимать меня “серьезными намерениями”.

Вербальная обработка шефа велась в течение месяца. Мне помог случай: жена шефа вляпалась в какой-то дурацкий курортный роман с аниматором, а мужу об этом доложили “доброжелатели”. Эта дурочка так втрескалась в своего турка, что упросила мужа (думая, что он ничего не знает) купить ей ещё одну путевку в тот же отель. Он купил. Но пока она развлекалась с аниматором - шеф с горя “оттягивался” со мной. И всякий раз оставался доволен. А дальше... готовясь к разводу, он записал на меня кое-какую недвижимость. А после развода - женился. Сказав, что его основные бизнес-контакты - на Западе, а там не любят не устроенных в личной жизни. Развод понижает социальный статус. А брак, соответственно, повышает.

Секретаршей у него сейчас работает девица, за которой я пристально слежу... Но почему-то мне кажется, что всё у меня еще впереди. Вообще же... к отношениям мужа-бизнесмена и его секретарши нужно относиться, как завещал великий Конфуций: менять то, что можно изменить; смириться с тем, чего изменить невозможно, а главное - одно с другим не перепутать!..

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля