Новые колёса

“ВРАЧИ УБИЛИ НАШИХ ДЕТЕЙ”.
Неродившиеся сыновья Сергея и Любы Корниенко погибли по вине докторов

Самое страшное, что может случиться с человеком - это гибель его ребенка. Но то, что выпало на долю калининградцев Сергея Корниенко и его жены Любы, вообще не поддается ни описанию, ни осмыслению. Это - кошмар, которому нет названия: они потеряли ТРОИХ сыновей.

Пять ударов ножом

Первый - Дмитрий - погиб в мае 2003 года. Семнадцатилетний выпускник “Ганзейской ладьи”, красавец, умница, любящий сын, верный товарищ - он был убит пятью ударами ножа на улице Леонова в день, когда одиннадцатиклассники отмечали последний звонок.

Убийца остался практически безнаказанным: его мама-бизнесмен сумела грамотно “повернуть дело”, и умышленное лишение жизни в суде было квалифицировано в суде как самооборона. (Несмотря на показания свидетелей, в которых не было недостатка: ведь Дмитрия Корниенко зарезали на глазах у его одноклассников. И все они тщетно пытались объяснить судье, что речь нужно вести не о “самообороне”, и даже не о состоянии аффекта, а о сознательном совершении тяжкого преступления... и о том, что убийца был априори уверен: что бы он ни сделал, ему ничего за это не будет. Потому что “отмажут”. Но... Фемида бывает не только слепа, но и глуха.)

- Как мы выжили тогда, - говорит Сергей Корниенко, - я не знаю. Гибель единственного сына стала крушением всей нашей прежней жизни и всех планов на будущее. Спасла нас одна надежда: родить другого ребёнка.

Беременную морили голодом

- Четыре года мы шли к этой цели. После сорока зачать ребёнка непросто. Нам повезло: после операции ЭКО (оплодотворение “в пробирке”) беременность наступила.

Результаты УЗИ показали, что жена вынашивает ДВУХ мальчиков! Надо ли говорить, как бережно мы относились к тем новым жизням, что зародились в её лоне? Практически вся беременность проходила под наблюдением в Калининградском областном роддоме №1. Все анализы были хорошими, малыши вели себя активно, их сердечки бились ритмично...

Срок был уже около 30-31 недель, когда вечером, в субботу 17 ноября 2007 года, у жены начались сильные боли в правом подреберье, открылась рвота. Боли не утихали. Я позвонил на мобильный телефон лечащему врачу Любы, акушеру роддома №1 Ирине Васильевне Саповой, и спросил, что делать. Она сказала: “Вызывайте “Скорую”. И добавила, что беременные “тоже болеют” и чтоб я её, Ирину Васильевну, больше не беспокоил, потому что она в двухнедельном отпуске.

Я вызвал “Скорую помощь”. Врач осмотрел Любу, сделал обезболивающий укол и предложил проехать в хирургическое отделение больницы скорой помощи (БСМП).

Везти жену в больницу, на ночь глядя, я побоялся и предложил оставить её дома до утра - с тем условием, что, если боли не пройдут, я сам привезу её в БСМП. Ночью Любе по-прежнему было плохо, её рвало, и рано утром я доставил её в приёмное отделение БСМП. Врачи осмотрели её и госпитализировали с подозрением на обострение гастрита или панкреатита. Назначили лечение: голодание.

К вечеру воскресенья жена совсем обессилела, рвота продолжалась. Я метался по врачам БСМП. Они говорили, мол, не беспокойтесь, это нормально, завтра сдадим все анализы и т.д., и т.п. Но когда к вечеру понедельника ей так и не назначили другого лечения, я стал возмущаться, говоря, что беременная женщина не должна голодать. И что надо на “скорой” перевезти её в роддом №1. Мне отказали.

Вызвали в палату хирурга. Тот осмотрел жену и заверил меня, что всё в порядке, поводов для беспокойства нет, у организма большие скрытые возможности... Любе поставили капельницу, ей вроде бы немного полегчало.

Выгоняли из роддома

- Уже в первом часу ночи я поехал из БСМП в роддом №1, нашёл дежурного врача, объяснил ситуацию, попросил принять Любу. Та категорически отказалась. Дескать, у беременных вполне могут болеть желудок и печень, и если Любу положили в БСМП, значит, там знают, в чём дело; при необходимости врач-акушер выедет туда по требованию хирурга, а если такого вызова нет, значит, надо просто успокоиться...

Но “просто успокоиться” я не мог. Во вторник и среду Любе становилось все хуже. Рвало её уже коричневой слизью. Я буквально умолял врачей, чтобы жене ставили капельницы хотя бы на ночь. Но мне отвечали, что гастрит лечат голодом, потому что назначать беременной пациентке традиционные лекарства и физиотерапию нельзя, а капельницы нежелательны.

Давление Любе не измеряли НИ РАЗУ. В четверг (!), 22 ноября, около 14.00, я находился у начальника медицинской части роддома №1 (пытался получить консультацию), когда мне позвонила жена и сказала, что у неё поднялась температура и её на “Скорой помощи” отправляют в роддом №4, потому что у неё обнаружена “какая-то инфекция”.

Я примчался в БСМП. Собрал жену, довел её до ожидающей “скорой помощи” (сама идти Люба уже не могла). Никто из врачей БСМП со мной не встретился и ничего мне не объяснил.

В приёмном отделении роддома №4 нас никто не спешил принимать. Я пошёл к главврачу, но та (заслуженный врач РФ) меня выпроводила с указанием “поискать врачей на других этажах”.

Наконец кто-то из акушеров спустился. Любу осмотрели, сказали, что всё нормально, угрозы преждевременных родов нет. Но так как у неё подозрение на инфекцию, то принимать её в роддом не будут. Уже, дескать, вызвана “скорая”, на которой жену увезут в инфекционную больницу (забегая вперед, скажу, что никакой инфекции у Любы в итоге обнаружено не было).

Врач приехавшей “скорой”, увидев состояние жены, поинтересовался, мерили ли ей давление. Естественно, не мерили. Он сделал это сам. Давление было 40 на 60. Пульс почти не прощупывался. Врач “скорой” заявил, что Люба не транспортабельна, ей срочно нужно в реанимацию, прямо в приёмном отделении он попытался поставить ей капельницу, но врачи роддома запротестовали - дескать, помещение не стерильное...

Потом разгорелся безобразный скандал: медики роддома №4 требовали, чтобы Любу увезли (хотя, насколько мне известно, именно этот роддом специализируется на приёме ЛЮБЫХ беременных, даже ВИЧ-инфицированных!). Бригада “скорой” яростно сопротивлялась. В итоге Любу были вынуждены оставить в роддоме и отвезти в реанимацию.

Жить оставалось не более часа...

- А 23 ноября 2007 году главврач объявила мне, что дети ПОГИБЛИ. Они были уже мертвы, когда Любу привезли в роддом №4, а жить ей самой оставалось не более часа. Усилиями персонала роддома моя жена была спасена. Но двое наших сыновей, которые вполне могли родиться здоровыми и крепкими, фактически оказались УБИТЫ.

Их убивали медленно, прилюдно и равнодушно. И кто теперь за это ответит?! Кто ответит мне хотя бы на вопросы, неизбежно возникающие даже у не искушённого в медицине человека? Почему врачи БСМП довели мою беременную жену до потери пульса и отправили её умирать в другую больницу?

Почему ни разу за четверо суток в БСМП ей не измерили артериальное давление?

Почему не назначали капельницу - ведь её организм обезвоживался из-за непрекращающейся рвоты? Почему не были вызваны акушеры для своевременных консультаций? Почему беременную (на последних сроках!) не отправили в роддом? Ведь ей можно было сделать кесарево сечение, и наши дети ОСТАЛИСЬ БЫ В ЖИВЫХ!!!

Почему начальник медчасти роддома №1 НИКАК не отреагировала на то, что приписанная к её медицинскому учреждению женщина сорока четырех лет, вынашивающая двойню (!!!), попала в больницу, где для беременных не предусмотрено никаких особых условий? И почему вообще до моей жены никому не было дела - кроме меня, метавшегося по больничным приёмным и кабинетам врачей?!

...Из роддома Любу выписали сразу после снятия швов. Она ещё очень слаба. Часто теряет сознание. Вчера у подъезда дома я успел её удержать. Сегодня дома - уже нет. Поднимал с пола. Хорошо ещё, головой не ударилась обо что-нибудь твердое...

О нравственных страданиях, на которые мы навсегда обречены, говорить даже не буду. Тридцать одна неделя счастья (точней, его предвкушения) завершилась страшной бедой. Наши дети погибли не из-за “стечения обстоятельств” и не по воле какого-то злого рока, преследующего нашу семью, - их убили люди в белых халатах.

И сейчас мне осталось только одно: добиться, чтобы сотрудники БСМП и роддома №1, персонально виновные в том, что мои дети умерли, не родившись, понесли за свои действия (или БЕЗДЕЙСТВИЕ) ответственность. Уголовную. Пока они ещё кого-нибудь не убили... Соответствующее заявление в прокуратуру я уже написал.

Круговая порука

Казалось бы, кто сможет (осмелится) возразить Сергею Корниенко? Увы - ему обязательно возразят. Наше общество развращено круговой порукой. Врачи (как и сотрудники милиции, и прокуроры, и судьи) НИКОГДА не сдают “своих”. Потому что круче всех библейских заповедей и отчетливей, чем клятва Гиппократа, в сознание Человека в Белом Халате впечатано правило: “Не сдавай - да не сдан будешь”.

Вы скажете, у каждого есть право на ошибку? Да. Но почему-то платят за свои ошибки только пациенты. И их родные и близкие. Сколько их, таких, рвущих на себе волосы от отчаяния, потому что в критический момент они чего-то там не успели, кого-то не упросили, кому-то не догадались “сунуть” - а теперь уже ничего не изменить, не вернуть, не поправить. И как бесстрастно взирают на них Боги в Белых Халатах, твёрдо (как и тот парень, что четыре года назад убил Диму Корниенко!) знающие: им НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. НИ ЗА ЧТО. По крайней мере, пока речь идет о пациентах ОБЫЧНЫХ.

Вину врача, его фатальную ошибку (даже чреватую самыми серьёзными последствиями, вплоть до летального исхода), у нас доказать практически невозможно. Потому что на сторону обвиняемого тут же встанут сотни его коллег. И не отдельные “экземпляры” - вся Система займёт жесточайшую оборону против Сергея Корниенко. Ему будут доказывать, что смерть младенцев в утробе матери никак не связана с тем, что её, мать, несколько дней морили голодом, уповая на какие-то там “скрытые возможности” её организма...

Придумают сотни причин, в том числе и “технических” (как это уже бывало прежде), воздвигнут над маленькими мёртвыми тельцами могильный курган из диагнозов, терминов, справок, объяснительных и т.д., и т.п. Найдут (всенепременно найдут!), в чём обвинить самого Сергея.

Попеняют на возраст беременной. Дескать, чего ж вы хотите?! Это ведь на Западе после сорока женщина только начинает подумывать о том, чтобы завести ребенка. У нас такой “беспардонно старородящей” прямо в лоб закатывают: мол, ничего хорошего из вашей “авантюры” не получится.

Даже психологов привлекут, пожалуй, чтобы те чего-нибудь там аргументированно объяснили, со ссылками на Зигмунда Фрейда и на бабу Маню, крупного специалиста по “порче и сглазу”... И против всей этой бесовской толщи Сергей Корниенко будет бороться один. Отец, чьих детей Система сожрала, не подавившись.

Один - если мы ему не поможем. Хотя бы из чувства СОБСТВЕННОГО самосохранения. Все ведь под Богом ходим. А дети наши - особенно.

 Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля