Новые колёса

“ВЛАСТЬ ГОНИТ НАС НА СМЕРТЬ”.
По вине воров-чиновников многодетная мать ежедневно рискует жизнью своей семьи

Сколько стоит жизнь человека? Казалось бы, ответ простой - человеческая жизнь бесценна.

Однако в некоторых случаях всё же необходимо знать условную стоимость жизни - при выплате компенсации за гибель людей на производстве, в авариях и катастрофах, террористиче­ских актах.

Дешевле убить

Сергея Порошина  сбила машина на пешеходном переходе

В среднем по Европе условная стоимость жизни составляет около 1 млн. евро. Однако размер страховой выплаты за гибель человека на “Диком Западе” может доходить до четырёх миллионов евро.

В России всё куда прозаичнее. В наших судах получить за смерть родственника даже 1 млн. рублей - проблематично. Российским страховым законодательством (Федеральный закон № 306-ФЗ от 01.12.2007 г.) предусмотрен размер страховой выплаты за причинение вреда жизни - 135 тысяч рублей. Плюс возмещение расходов на погребение - 25 тысяч рублей. В общем 160 тысяч.

Низкая стоимость жизни влечёт за собой печальные последствия - скудость обеспечения системы здравоохранения, нищен­ские пенсии и пособия инвалидам.

Да и тратить бюджетные деньги для снижения аварийности на дорогах - совсем необязательно. Дешевле пожертвовать несколькими тысячами своих граждан.

Ежегодно у нас в ДТП погибают до 35 тысяч человек, а 200 тысяч получают увечья. Как говорится, добавить нечего.

Мужа сбили на переходе

Сергей Порошин, муж 31-летней Екатерины Дмитриевны Кобченко, погиб 15 мая 2015 года на пешеходном переходе. За его смерть вдова ничего не получила от государства. Водитель автомобиля, убивший её супруга, лишь оплатил похороны и поставил памятник.

А ведь пешеход погиб не на просёлочной дороге, а на федеральной трассе А-229 Калининград-Черняховск-Нестеров.

Причём на официально обозначенном пешеходном переходе в районе 35-го километра, у посёлка Пригородное Гвардейского района.

Разбираться, почему на скоростной дороге нет ни освещения, ни нормального (надземного или подземного) пешеходного перехода, и даже не установлен светофор, никто не стал. Хотя на этом месте уже не раз сбивали пешеходов.

Дело в том, что изначально при строительстве новой развязки на 35‑м километре автодороги А-229 вообще не был предусмотрен пешеходный переход. Несмотря на то, что жители посёлка ходили здесь десятки лет.

Кроме того, съезд в посёлок с трассы дорожники сделали, а вот выезд в направлении Гвардейска не обустроили. До районного центра жителям приходится добираться пешком - три километра.

Можно сказать, сэкономили на людях.

Ещё в 2009 году жители посёлка Пригородное грозились перекрыть трассу в знак протеста против такой “экономии”. Вскоре “зебру” на асфальте всё же нарисовали. Однако светофор не установили, перекрёсток нормальный - не сделали.

Перелом позвоночника

Екатерина Кобченко: - Там страшно ходить!

Екатерина Кобченко живёт в старом немецком доме в посёлке Пригородное. 20 лет назад её семья переехала в Калининградскую область из Белоруссии.

- Дом нам достался по наследству от родственников, - рассказывает в редакции Екатерина Кобченко. - Я по образованию ветврач. Окончила сельскохозяйственный техникум, но по специальности никогда не работала. Своих животных я могу полечить, но видеть каждый день страдания несчастных “братьев наших меньших” - не могу.

В 2003 году я вышла замуж, вскоре у нас родился сын. Но случилось несчастье - в роддоме ребёнка уронили и повредили позвоночник. Так что Вячеслав - инвалид с рождения. У него много диагнозов: детский церебральный паралич, эпилепсия, рука правая не двигается...

Сначала о травме сына я ничего не знала - причину болезни от меня скрывали. Самих родов я не помню, так как лежала на операционном столе - мне делали кесарево сечение.

...Всё это было очень тяжело перенести. В общем, с отцом Вячеслава жизнь не сложилась - мы развелись.

Бросился на командира

- Я встретила другого мужчину, вышла замуж, в 2006 году родила дочь Анну.

Сначала всё было хорошо. Супруг работал в ФСБ, я занималась детьми. Но потом у мужа обнаружилась игровая зависимость - он без конца играл в компьютерные игры. Стал вести себя агрессивно по отношению ко мне, к детям.

После того, как бросился на командира, его выгнали со службы и поставили на учёт в психбольницу. Прожили мы с ним пять лет, а затем я забрала детей и уехала жить к маме. Третий раз вышла замуж - за Сергея Порошина. В 2012 году у нас родился сын Даниил.

Муж работал на мясокомбинате в Гвардейске. Вечером 15 мая 2015 года переходил дорогу (федеральную трассу А-229) по неосвещённому переходу. А там скорость 90-110 км/час. Его сбила машина. Сергей скончался на месте ДТП - от многочисленных травм: головы, шеи, живота, таза, лёгких, нижних конечностей... Одно перечисление телесных повреждений в уголовном деле занимает почти две страницы печатного текста.

Приступы эпилепсии

Екатерина Кобченко с детьми

- Сейчас я не работаю - сижу дома с детьми. Старший сын не разговаривает, у него частые приступы эпилепсии. Он должен постоянно находиться под присмотром.

Вячеслав получает пенсию по инвалидности - 12 тысяч рублей. На Даниила и Анну мне выплачивают пособие по потере кормильца - 8.800 рублей на каждого ребёнка. Прожить вчетвером на 29.600 рублей - нелегко. У меня каждая копейка на счету.

И вот эта трасса без развязки - мне приходится тратить ещё деньги на такси, чтобы отвезти ребёнка в садик, а вечером забрать домой.

От Калининграда до нашего посёлка Пригородное - 20 минут езды. Автобусом 35-40 минут. От трассы до жилья нужно пройти всего метров 200.

Однако оборудованной остановки близ посёлка - нет. Общественный транспорт, который едет из Калининграда, останавливается прямо на трассе, что является нарушением ПДД. Приходится водителя упрашивать, чтобы притормозил. Быстренько выйдешь - и домой. А если водитель несговорчивый, приходится ехать 15 км до Гвардейска, а потом брать такси и 3 км по прямой ехать до дома. Или идти пешком.

“Скорая” на встречке

- Раньше у нашего посёлка был разворот, а сейчас его ликвидировали. Из-за этого к нам никакой транспорт не ходит - ни автобусы, ни маршрутки.

Врачи “Скорой помощи” сюда не хотят ехать. Однажды я видела, как машина “скорой”, чтобы довезти больного до Гвардейска, вынуждена была ехать по встречке.

И ещё! В нашем посёлке вообще нет магазинов. Даже чтобы купить хлеба, надо отправляться в районный центр. А чтобы попасть в Гвардейск, нужно делать круг в 15 км - ехать до посёлка Сокольники и там разворачиваться.

Большинство жителей нашего посёлка каждый день ездят в Гвардейск на работу, везут детей в садик и школу. Почему мы должны мучиться, тратить свои деньги на эти объезды?

С риском для жизни

- К примеру, я каждый день провожаю свою дочь Анну в школу №1, которая находится в Гвардейске. Утром в 7.15 мы выходим из дома. Школьный автобус к нам в Пригородное не ездит, потому что развязки для разворота нет. А лишние километры наматывать водителю не резон.

Так что до остановки школьного автобуса нам нужно идти почти километр.

Сначала мы выходим на федеральную трассу к пешеходному переходу. Движение здесь интенсивное, трасса не освещена, светофора нет, и водители нас не пропускают. Только мигающий сигнал наверху говорит о том, что это нерегулируемый пешеходный переход.

Приходится ждать у дороги, когда машины остановятся - иногда 5 минут, иногда - 10. На этом переходе моего мужа и сбили.

...Затем мы идём метров 100 по скоростной трассе (тротуара тоже нет) к дороге, которая ведёт до остановки школьного автобуса в другом посёлке. Мы его называем второе Пригородное, так как трасса разделила наш посёлок пополам.

Потом двигаемся по краю неосвещённой дороги ещё 800 метров. Тротуара и освещения там тоже нет. Только горят фонари табачной фабрики.

Приходим на остановку, куда приезжает школьный автобус. Опоздаешь - тебя никто ждать не будет. Тогда топай пешком до школы три километра.

Кошачьи глазки

- После того, как провожу дочь на автобус, иду домой и вызываю такси, чтобы отвезти сына в садик “Солнышко”. 250 рублей - туда и обратно. Вечером забираю - опять 250 рублей. В неделю уходит 2.500 рублей - только на проезд.

В сентябре 2015 года я была на приёме у губернатора Цуканова по поводу развязки и пешеходного перехода. На встрече присутствовали его помощники из правительства и представители региональных СМИ.

Губернатор пообещал решить вопрос. Но до сих пор ничего не сделано. Только поставили световое обозначение перехода - “кошачьи глазки” над дорогой.

А теперь у нас новый губернатор - надо снова обивать пороги. В Гвардейскую администрацию бесполезно обращаться. Там отвечают, что дорога федерального значения и у них на балансе не состоит.

А тем временем люди - гибнут. Там страшно ходить! За три последних года на этом пешеходном переходе нашли свою смерть четверо жителей нашего посёлка.

Когда произошло несчастье с моим мужем, полиция возбудила уголовное дело по ч. 3 ст 264 УК РФ. Водителю светило до 5 лет лишения свободы. Но я не стала настаивать на наказании. Ведь всё равно человека - не вернёшь!

Закопают ради бабла

Следует добавить, что посёлок Пригородное - не единственный, где федеральная трасса создала проблемы нашим гражданам. В соседнем посёлке Кругловка - та же ситуация. Список можно продолжить.

В июле 2016 года в редакцию “Новых колёс” обратились жители посёлка Ушаково Гурьевского района. Они рассказали, что тоже стали заложниками новой дороги. В районе их населённого пункта, который находится рядом с трассой А-229, ликвидировали перекрёсток. Поэтому заехать в Ушаково со стороны областного центра можно, а вот выехать в Калининград - нельзя. Нужно делать круг 5 км: 2,5 км в сторону Гвардейска до разворота и столько же обратно.

В №505 “Новых колёс” была опубликована статья “Ради бабла закопают всех. Из-за стадиона к ЧМ-2018 чиновники уничтожают посёлок - вместе с людьми”.

Прокурор молчит

Ясно, что в таком виде федеральная трасса нарушает конституционные права граждан - на безопасную жизнь, на доступность образования, медицинского обслуживания и т.д.

Существуют определённые нормы и правила, которыми должны руководствоваться строители при сооружении дорог общественного назначения (СНиП “Автомобильные дороги”). А также правила подготовки проектов и схем организации дорожного движения.

Кто виноват в нарушении прав жителей Калининградской области, должны выяснять государственные органы. Однако прокуратура и полиция (ГИБДД) предпочитают не замечать массового нарушения прав людей.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля