Новые колёса

ВЕТЕРАНА ПРОДАЛИ.
ВМЕСТЕ С КВАРТИРОЙ.
Судья Хлебникова приговорила 76-летнего Игоря Пастулова к смерти на улице

Помните, Воланд в романе Булгакова “Мастер и Маргарита” говорил: “Люди как люди. Любят деньги, но это всегда было... В общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их”.

Космические аппараты

О том, как “портит” неплохих в общем-то людей “квартирный вопрос”, написаны сотни романов и тысячи газетных статей. Но всякий раз “избитая”, казалось бы, тема поворачивается такой новой гранью, что становится жутко. Особенно, если эти самые люди - известны.

В Калининграде “квартирный вопрос” расколол семью покойной Татьяны Борисовны Панковой, бывшей некогда директором областного музыкального колледжа. Вдовец Татьяны Борисовны, Игорь Яковлевич Пастулов, обратился в редакцию “НК” от безысходности: через некоторое время ему “светит” превратиться в бомжа. И это, увы, отнюдь не фигура речи.

- С Татьяной Борисовной мы познакомились в 1995 году на бенефисе Регины Семёновны Диденко, - рассказывает Игорь Яковлевич. - Точнее, не познакомились, а встретились: мы с ней учились в одной школе, №14. Таня была на четыре года моложе. Когда я заканчивал школу, она училась в шестом классе. Но она меня знала. Я был капитаном школьной команды по волейболу, играл в “Балтике”... В общем, являлся личностью весьма популярной.

Понятно, что шестиклассницами на тот момент я не интересовался. После школы поступил в военное авиационное училище, служил в Германии, окончил академию Жуков­ского, по специальности инженер-механик по эксплуатации самолётов, космических летательных аппаратов и двигателей к ним. В отставку вышел подполковником. Работал в КГТУ заведующим лабораторией...

Был женат, вырастил двоих сыновей. Но так получилось, что с супругой мы развелись. Нашу квартиру удалось разменять на двухкомнатную и однокомнатную...

Захотела венчаться

Игорь Пастулов, Татьяна Панкова, 1998 год

- Всё это время я поддерживал тёплые отношения с Региной Семёновной Диденко, своей бывшей учительницей. Она-то и предложила познакомить меня с хорошей женщиной. И пригласила на этот самый фуршет в драмтеатре по случаю бенефиса. А после фуршета мы с Таней пошли к Регине Семёновне домой, там и провели остаток вечера... И начали встречаться.

А через три года, в 1998-м, поженились. Танечка захотела венчаться. И я - в шестьдесят лет! - крестился, потому что некрещёных, как оказалось, не венчают...

Свадьба была весёлая. Сын Татьяны, Дима Пиганов, воспринял нашу женитьбу нормально. Его отца уже не было в живых, да Таня и была с ним в разводе очень давно.

Внук Тани, Даниил, тоже с нами охотно контактировал.

Всё было хорошо. Мы съездили в свадебное путешествие. Но вскоре выяснилось, что Татьяна Борисовна больна. У неё диагностировали рак поджелудочной железы. С 2000 по 2004 год она шесть раз лежала в госпитале, ей дважды делали операцию.

Уже после первой операции хирург сказал, что ей надо отдыхать и посоветовал санатории. Таня предложила продать мою квартиру, чтобы купить машину и сделать в её квартире на улице Грибоедова хороший ремонт. Так мы и поступили.

Трезвым почти не видел

Максим Панков

- Эта квартира была получена Татьяной ещё в 1983 году. Затем она её приватизировала - на себя лично (у сына на тот момент уже была своя квартира на Аллее Смелых). В 2000 году Татьяна прописала меня к себе.

А в мае 2005-го она умерла. И я сделал ошибку. Как законный муж я мог вступить в наследство. Но как человек военный понятия не имел, как всё это делается. А когда мне посоветовали люди знающие - оказалось, срок вышел.

Я особо не расстроился: член семьи, прописанный в квартире - я полагал, что буду спокойно доживать свой век. А в 2006 году неожиданно получил извещение о том, что сын Татьяны, Дмитрий, подал в суд иск, требуя меня выселить.

Честно говоря, я не думаю, что Дима был инициатором этого иска. Он тяжело переживал смерть матери, я почти не видел его трезвым...

Гораздо больше я грешу на племянника Татьяны - Максима Панкова. Тому эта квартира давно нравилась. Он - парень с золотыми руками, занимается ремонтными работами, имеет свою строительную бригаду и он как-то прямо заявил на дне рождения Татьяны: “Мне бы эту квартиру, я бы сделал как ягодку!”

А Дима - он очень ведомый.

Пошла по рукам

Игорь Пастулов, 1980 год

- Так или иначе, началось сражение. Я предлагал Диме встретиться. Хотел, чтобы он забрал книги своей матери, вещи, фотографии... Но он на контакт не пошёл. Только сказал: “Я буду сам решать свои вопросы!”

Я даже предлагал ему поменяться жилплощадью - но тоже безрезультатно.

Первый суд - в 2006 году - Дима проиграл. Подал апелляцию, но областной суд оставил решение районного в силе.

Ещё один суд им тоже был проигран. Но тут всплыл некий документ - будто бы в апреле 2005 года, незадолго до смерти, Татьяна продала Диме квартиру на Грибоедова.

Я в это не верю - она обязательно бы мне сказала... Но даже в том случае, если это так - в договоре купли-продажи, на который ссылается Дима Пиганов, говорится, что Татьяна поставила условие: за мной должно сохраниться право ПРОЖИВАТЬ в данной квартире.

Однако Дима поступил вопреки воле матери: квартира была ПРОДАНА. Вместе со мной. И перепродавалась ещё несколько раз среди одной и той же компании (муж “продал” квартиру жене, она - своей матери и т.д.).

Пока шла вся эта свисто­пляска, одну из комнат в квартире “собственники” сдавали узбекам. Гастарбайтеров набивалось туда по четыре, по шесть, по восемь... Понятно, что квартира за это время превратилась в практически “убитую”.

Заплатите за узбеков

- До сих пор творится что-то непонятное и с документами: квитанции от “Симплекса” приходят на имя бывшей (уже) собственницы И. Соболевой, а счёт на электричество “Энергосбыт” присылает на мой адрес, но на имя Пиганова Дмитрия Валерьевича. Который в этой квартире не был прописан.

Меня обвиняют в том, что я будто бы не плачу за коммунальные услуги и электричество. Но, во-первых, почему я должен оплачивать квитанции, выписанные на чужое имя. А во-вторых: за компанию узбеков в соседней комнате тоже должен платить я?!

В 2013 году состоялся ещё один суд: очередной “собственник” попытался меня выселить. Якобы условие сохранить за мной право проживания де-юре не является обременением - а де-факто новый собственник “не принимал на себя данное обязательство”. И судья Хлебникова иск УДОВЛЕТВОРИЛА. Вынеся решение, что до 31 декабря 2013 года я должен быть выселен.

Я подал апелляцию. Областной суд... продлил срок моего проживания на год - до конца декабря 2014‑го. А что дальше?

Мне должно исполниться семьдесят шесть лет. Я военный пенсионер, перенёс два микроинсульта, у меня нет другого жилья и нет перспектив на его получение. Мои дети далеко отсюда... Но главное: закон в подобных ситуациях НА СТОРОНЕ зарегистрированного ранее члена семьи прежнего собственника!

Перед людьми и перед Богом

Игорь Пастулов и Татьяна Панкова после венчания, 2000 год

- А как же последняя воля Татьяны? Мы ведь с ней жили много лет. Она была счастлива. Она в браке со мной даже фамилию сменила - хотя столько лет была Панковой! Мы с ней не обижали друг друга. И, наверное, меньше всего ей бы хотелось, чтобы я вдруг остался на улице, без крыши над головой.

Дима со мной общаться отказывается. Сейчас у него трудный период, его жена живёт отдельно... Внук Тани, Даник, окончил духовную академию, он сейчас священник в храме Христа Спасителя.

Я несколько раз приходил в храм, хотел поговорить, попросить, чтобы Даниил образумил своего отца, напомнил ему о христианских добродетелях. Я прошу его позвать, за ним уходят, потом возвращаются и говорят: “А его нету...”

...Я никогда не думал, что со мной может случиться ТАКОЕ. Ситуация для меня - практически безысходная. И складывается такое ощущение, что судебная коллегия, на год продлившая срок моего проживания в квартире на Грибоедова, рассчитывает, что за этот год я “сменю адрес” естественным путем - и всё “рассосется”. Но я-то рассчитываю на правосудие!

Негодяев вроде нет

Дмитрий Пиганов, 1988 год

Вот такая история. Страшная в своей обыденности. И ещё более страшная от того, что все задействованные в ней лица - интеллигентные, достойные люди. Дмитрий Пиганов - музыкант, дирижёр с консерваторским образованием, человек умный и тонкий, обожавший свою мать и, в принципе, не жадный... Его жена - талантливая художница. О сыне-священнике я вообще промолчу. Максим Панков - известный в Калининграде художник, дизайнер - тоже никогда не был замечен в каких-либо гнусностях.

О Пастулове все знающие его отзываются сугубо положительно. Но все эти “сюжетные линии” странным образом сплелись в какой-то кошмарный клубок.

Казалось бы, в духовной среде сама мысль о том, чтобы выкинуть ПРОСТО НА УЛИЦУ человека, которому под восемьдесят... и которого действительно ЛЮБИЛА его умершая жена - жена перед людьми и перед Богом - сама мысль об этом возникнуть не может!

Но - возникла! И, того и гляди, будет материализована. Ибо милосердие, понимание, уважение к последней воле усопшего - суть категории зыбкие и трепетные. Тогда как квартира в хорошем районе стоит РЕАЛЬНЫХ денег. Видимо, это обстоятельство и станет решающим. Если, конечно, не случится чудо. А на что ещё может надеяться человек в критической ситуации в НАШЕЙ стране?!

Д. Якшина

Отчаяние в голосе

P.S. Газета готова выступить своеобразным “посредником” между Пастуловым - и любым из участников конфликта. Может, нормальная - пусть даже заочная - беседа поможет найти приемлемый способ выйти из дикого положения? Нынешним “собственникам” - просьба не беспокоиться: “купить” квартиру с человеком в придачу - это, знаете ли, надо иметь отчаяние в голосе.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля