Новые колёса

ВЕТЕРАН? В ПСИХУШКУ! В 1941-м санитарку Галю не убили фашисты.
В 2009-м её убивают в суде

Об этой трагической истории мы уже рассказывали. Четверть века назад, в 1984 году, калининградке Галине Ивановне заочно поставили диагноз “шизофрения”. (Фамилию Галины Ивановны мы назовём позже - хотя она её и не скрывает.)

Напомним обстоятельства дела.

Орден вместо штрафбата...

Галина Ивановна - участник Великой Отечественной войны. Когда в сорок первом немцы подступали к Москве, она, 16-летняя, пошла на фронт. Добровольцем. Попала в отдельную роту медицинского усиления на Волховский фронт. На плащ-палатке выволакивала раненых с поля боя к медицинскому пункту. Было тяжело, очень тяжело - попробуй-ка под огнём противника утащить на себе истекающего кровью бойца!..

Весной 1942-го у девушки начались проблемы с лёгкими. Отправить её в тыл было не к кому: родители уже погибли. Галю оставили в госпитале, операционной сестрой. По шесть суток кряду, не имея на сон даже получаса, она ассистировала хирургам. Однажды дала раненому наркоз - и заснула сама. Хирург пнул её ногой, обругал матерщинно, пригрозил штрафбатом... Но вместо штрафбата она получила орден Красной Звезды. А потом ещё и грамоту за подписью маршала Конева.

...Домой Галина Ивановна вернулась в ноябре сорок пятого, из Чехословакии. Устроилась работать фельдшером в районную больницу. В марте 1946-го познакомилась со своим будущим мужем Валентином. Он, лейтенант медицинской службы, уезжал в Кёнигсберг. С ним сюда приехала и Галина Ивановна.

Жили в маленьком немецком доме на Орудийной. Галина Ивановна страшно любила своего мужа - до того, что каждый вечер, когда он возвращался со службы, мыла ему ноги.

Стрелял в неё из пистолета

Она, кстати, тоже была хороша собой и возбуждала в мужчинах пылкие страсти. Но свет клином для неё сошёлся на единственном - на её Валечке.

Галина Ивановна с фронтовой подругойКоторый однажды, когда она была на шестом месяце беременности, ударил её ногой в живот.

(Уже потом Галина Ивановна узнает, что муж её в годы войны пытался по пьяной лавочке, из ревности убить свою знакомую, младшего лейтенанта медицинской службы. Стрелял в неё из пистолета ТТ, тяжело ранил в грудь и был осуждён военным трибуналом на восемь лет лишения свободы, но с отсрочкой исполнения приговора и отправкой в штрафбат. Из штрафбата он, “смыв вину кровью”, вернулся в часть.)

Она хотела уйти. Но... денег на дорогу ей муж не дал. Да и куда ей было ехать, беременной? Осталась. Родился старший сын, через три года - средний, ещё через четыре года - дочь. Семья переехала на Северную Гору, в домик побольше.

Но счастья не было. Муж всё чаще распускал руки: бил Галину Ивановну, детей. Когда старшему сыну исполнилось тринадцать, он заявил, что убежит из дома, если мать не разведётся с отцом.

Развелась. Правда, ещё одиннадцать лет судилась, чтобы выселить бывшего мужа из квартиры. Но удалось и это. А там и дети выросли. Все трое получили хорошее образование. Старший стал военным, средний - моряком, дочь окончила технический вуз. И всё вроде бы складывалось удачно. Но... в 1984 году в больницу, где работала Галина Ивановна, нагрянула бригада из психушки. Бывший муж накатал на Галину Ивановну целую “телегу” на трёх листах - и её на этом основании ГОСПИТАЛИЗИРОВАЛИ.

С диагнозом “шизофрения”

Шестнадцать дней она провела в палате, где ей давали по 32 (!) таблетки в день. Потом коллега Галина Ивановны дала телеграмму её старшему сыну, тот примчался и вызволил мать. Диагноз, поставленный врачами, в медицинской книжке зафиксирован не был...

Жизнь потекла обычным чередом. А через пять лет случилось страшное горе - старший сын, полковник погиб. Его зверски убили в тот самый день, когда он был назначен начальником кафедры в одном солидном военном институте.

Галина Ивановна с трудом пережила потерю. Но не опустилась, не погрязла в слезах: занималась домом, садом, выращивала цветы на могиле у сына, председательствовала в объединении ветеранов своего микрорайона, вела активную общественную жизнь, окончила курсы скорочтения и развития памяти, увлеклась психологией... И практически случайно узнала, что уже второй десяток лет значится сумасшедшей с диагнозом “шизофрения”.

Оказывается, в 1990 году решением суда её заочно (!) признали недееспособной. Сначала опекуном была назначена невестка - вдова старшего сына Галины Ивановны, потом - средний сын (сам он - инвалид, по здоровью был вынужден распрощаться с морем, работает в охране, попивает...)

Галина Ивановна кинулась к детям - дескать, откажитесь от опекунства, признайте мать здоровой...

Но... у Галины Ивановны - домик, участок земли, ветеранская пенсия, в конце концов. Так что у детей, очевидно, имеются все резоны и дальше держать свою мать в “недееспособных”, а значит, лишённых права распоряжаться своим имуществом и своей судьбой.

Жертвам дали шанс

Галина Ивановна пыталась судиться. Но... как судиться с СУДОМ?!

Опять же, все сроки упущены. Галину Ивановну никто своевременно не известил о том, что решается вопрос о признании её “неполноценной”.

Однако не так давно появился шанс рассмотреть иск Галины Ивановны “по вновь открывшимся обстоятельствам”. 27 февраля 2009 года Конституционный суд РФ принял постановление о проверке конституционности ряда положений Гражданского процессуального кодекса РФ и Закона РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании”.

Фронтовая санитарка Галя

В частности, в Конституционном суде рассматривались прецеденты: некто П. Штукатуров был признан недееспособным по заявлению своей матери. В суд его не приглашали, о принятом решении не извещали, о своей недееспособности он узнал случайно. А все его попытки оспорить решение суда были заведомо обречены на провал: право на защиту недееспособного гражданина предоставлено только его опекуну. То есть тому, кто инициировал лишение “жертвы” гражданских прав...

Штукатуров, отчаявшись добиться справедливости в России, обратился в Европейский суд - который вынес постановление о нарушении в отношении заявителя целого ряда статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. На этом основании Штукатуров и потребовал от Конституционного суда РФ “признать неконституционными те нормы законов, которые позволили лишить его дееспособности и госпитализировать в психиатрическую больницу”.

Конституционный суд признал правоту заявителей (а кроме Штукатурова, их было ещё несколько) и указал, что дискриминация недопустима: граждане, вопрос о дееспособности которых рассматривается судом, являются равноправными участниками процесса. Лишение их возможности отстаивать свою позицию ЛИЧНО - нарушает принципы справедливости правосудия, состязательности и равноправия сторон...

Отделились от России

Галина Ивановна тоже обратилась в суд: ведь ситуация, в которой оказался некто Штукатуров, - один в один её собственная! Но... в принятии заявления “по вновь открывшимся обстоятельствам” ей отказали. На заседании не было ни прокурора, ни представителя опеки и попечительства.

Судья Ленинградского района Калининграда Гусева в суть вопроса предпочла не вникать.

В общем, похоже, что Конституция РФ (а Конституционный суд тем паче) на территории Калининград­ской области - не в почёте. И живём мы не в общем с Россией правовом поле, а на каком-то чертовски странном пространстве... вне Конституции, вне Закона, вне Права... И бытие наше, увы, определяется даже не “подзаконными актами”, а мироощущением Человека в Судейской Мантии. Причём, неважно, кто он, этот человек - мантия успешно нивелирует личность. Люди в Мантиях - это практически Люди из Матрицы. Своих личных убеждений они лишены - их заменяют “корпоративные взгляды и установки”.

Ну а Галине Ивановне нужно одно: всего-то дожить остаток дней без клейма “шизофренички”. Да и пенсию хотелось бы самой получать - а то ведь “опекун” распоряжается её деньгами по своему усмотрению.

Неужели Родина, за которую когда-то Галина Ивановна была готова отдать свою юную жизнь, откажет ей в такой малости, как рассмотрение дела о признании её, Галины Ивановны, дееспособной в её же присутствии?! Или... судьи просто боятся взглянуть ей в глаза - умные, честные и полные боли?..

Д. Якшина

P.S. Галина Ивановна подала жалобу на определение судьи Гусевой. Посмотрим, что скажет областной суд.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля