Новые колёса

ВЕШАЛКА В ТЕАТРЕ.
Без настоящего режиссёра “драмы” у нас не будет…

Как мы уже сообщали, закончился приём заявок от претендентов на должность художественного руководителя Калининградского областного драматического театра. В июле должно состояться заседание специальной комиссии, которую возглавит губернатор Боос. Там-то и будет решено, кому из пяти соискателей повезёт: Юрию Батутину, сотруднику Государственной Думы; торговому представителю ООО “Паритет-Гарант” Павлу Прибытку; художественному руководителю некоммерческого партнёрства “Д’театр” Сергею Корнющенко; театральному режиссёру Евгению Марчелли или художественному руководителю Рыбинского драматического театра Михаилу Салесу.

“Чёс”

О первых двух кандидатах сказать ничего не могу. Скорее всего, это люди, искренне полагающие, что управлять театром должен толковый менеджер, а сам “храм Мельпомены” - функционировать как антреприза.

Плюсы в этом, конечно, есть: любой театр, за исключением нескольких “раскрученных” столичных, дотационен, тогда как хорошая антрепризная площадка при грамотном менеджменте приносит солидную прибыль. Опять же - ставка на гастролирующие коллективы позволяет обновлять репертуар хоть каждый вечер - а это очень важно в городе, где драматический театр, в принципе, один. А мест, где можно получить кино-вино-домино, - десятки.

Но минусы - ещё очевиднее. Во-первых, антрепризу раньше называли без лишнего пафоса: “чёс”. Надо быть ОЧЕНЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ (а не просто известным актёром), чтобы работать на выезде в провинцию с той же степенью самоотдачи, что и на родной столичной сцене. Во-вторых, антрепризному театру не нужна собственная труппа - а это значит, что несколько десятков человек останутся без работы... А Калининград - без театрального коллектива с традициями (плохими, хорошими... - это уже совсем другой разговор). И если любой скверный театр вполне может стать приличным, если ему повезёт с художественным руководителем, то ОТСУТСТВИЕ театра будет означать лишь очередную капитуляцию отечественного искусства. Точнее, культуры. На самом западе страны. (“Чёс” назвать искусством трудно. Это - коммерция чистейшей воды.)

Возбудитель “нашистов”

Что касается трёх претендентов, которые явно хотели бы драматический театр сохранить - то здесь позволим себе некоторые умозаключения.

Сергей Корнющенко. Плюсы - относительная молодость, стремление к новаторским формам, наличие собственного (пусть небольшого) коллектива единомышленников; имеющееся жильё в Калининграде (в том смысле, что ГДЕ-ТО ЖЕ он сейчас живет?!).

Скорее всего, Корнющенко хорошо представляет, ЧТО ИМЕННО он хотел бы сделать с областным драматическим театром. Вопрос в том, насколько это возможно и нужно. Минусы - спектакль “Рита Шмидт кто угодно”, не только вызвавший бурную полемику в прессе, но и подтолкнувший местных “нашистов” к активным действиям (типа там, сцену забросать помидорами и яйцами, актёров попытаться отмутузить...), увы, плох именно как спектакль.

В нашем городе давно уже нет театральных критиков. (Об этом, кстати, неоднократно говорил и Евгений Марчелли: дескать, поставил ты гениальный спектакль или провалился с жутким треском - знаешь здесь только ты, режиссёр-постановщик. Остальные даже не догадываются. Или подозревают - но молчат. Ввиду отсутствия трибуны. А о театре Петерова в последние десять лет можно было говорить как о мёртвом. В смысле, только хорошее.) Так вот, будь в Калининграде театральная критика (как явление), Корнющенко уже получил бы по полной программе - от людей, которые (простите) знают, что такое НАСТОЯЩИЙ ТЕАТР.

Кроме того, у г-на Корнющенко нет опыта управления большим коллективом. А судя по тому, что его “Д’театр” - партнёрство НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, финансовая и хозяйственная деятельность - едва ли его сильные места.

Е. Марчелли

Марчелли

Так что реальный выбор, по идее, должен осуществляться между Евгением Марчелли - и Михаилом Салесом.

Плюсы Марчелли - безусловны. Его по праву называют одним из самых талантливых режиссёров современности. У него - редкий дар существовать сразу в двух сферах: его спектакли элитарны, но в то же время вполне “продаваемы”. Даже в нашей области, где “высоколобых” ценителей авангардного театра - раз-два и обчёлся, у Марчелли - сотни (если не тысячи) поклонников.

В Советск люди ездят, как в Мекку. Из одного только Светлого на каждую премьеру приезжает битком набитый автобус. Люди платят немалые деньги за “чартерный рейс”, добираются до “Тильзит-театра” по любой погоде - в снег, гололёд, при ураганном ветре... обязательно где-нибудь в пути застревают, но в театре готовы ждать их хоть до утра...

Марчелли - это “визитная карточка” нашего региона в театральных кругах далеко за пределами области. Маленький “Тильзит-театр” известен во многих городах Европы. Спектаклям Марчелли аплодировали в Москве и Омске, в Италии и Югославии; он был удостоен “Золотой маски”, ставил спектакли на московской сцене (по приглашению такого мэтра, как Михаил Ульянов), руководит большим театральным коллективом в Омске... Звезда “Тильзит-театра” Виталий Кищенко с успехом снялся в фильмах А. Звягинцева, получивших самые престижные кинопризы...

...Кроме того, Марчелли знает труппу нашего облдрамтеатра - а значит, понимает, во что ввязывается. Его тоже знают. И многие актеры (те, кто помоложе и “покреативнее”) - с нетерпением ждут.

“Дети, закройте глаза!”

Минусы... Главным режиссёром в Калининградском областном драматическом театре Марчелли уже БЫЛ. Правда, при директоре Петерове, что делало творческую самостоятельность Евгения Жозефовича весьма условной. Когда возник конфликт с директором, труппа НЕ ПОДДЕРЖАЛА Марчелли. Точнее, наметился очень серьёзный раскол: “старики” почувствовали, что не вписываются в сценическую реальность, создаваемую таким режиссёром, - и “задавили” “молодых”. Весом и авторитетом. А Марчелли, по его собственному признанию, не хочет в театре “войны”.

Кроме того, на нём продолжают висеть некие моральные обязательства по отношению к “Тильзит-театру” - которому он, в сущности, ничего не должен. Но... ты навсегда в ответе за тех, кого приручил. А особенно - за тех, кого создал.

А значит, придётся что-то предпринимать: возможно, сливать труппы, пересматривать штатное расписание, перекраивать репертуарную политику, т.е. осуществлять те самые перемены, которые нынче никому особенно не в кайф.

Опять же... Марчелли не печёт спектакли, как блинчики. Над каждой премьерой он работает вдумчиво. Три-четыре новых спектакля в сезон - это норма в “Тильзите”. Но хватит ли этого в Калининграде?

Правда, областной драматический в последнее время тоже по части премьер особенно не усердствовал. Да и вообще работал три-четыре дня в неделю, но... Мы говорим сейчас не о том, что было - а о том, от чего желательно бы уйти. А если учесть, что областной драматический всегда (или почти всегда) рассматривал школьников как целевую аудиторию, исправно обеспечивая училок “классикой” для культпоходов... а я помню, как ошалевшая училка, которая привела детишек на “Грозу” в постановке Марчелли (“Тильзит-театр” гастролировал в Калининграде), металась по залу с истерическим воплем “Закройте глаза! Дети, закройте глаза!! Уходим, уходим!!!” - сия “целевая аудитория” может ведь и отвалиться...

Ну не вынесет среднестатистическая училка лесбийских мотивов в “Трёх сестрах” Чехова! (А это ведь - мотивы, в смысле... - цветочки.) А значит, гуд бай, “школьные сборы” в кассе театра?..

М. Салес

Салес

Теперь о Салесе. В Калининград он прибыл как варяг. В театре был тогда полный раздрай: трое молодых актёров - Витя Мютников, Володя Потапов, Гена Балабаев - даже объявили голодовку протеста, требуя отставки прежнего руководства. И голодали прямо на ступеньках театра (правда, злые языки поговаривали, что ночью ребята кушали - но, в принципе, это ничего не меняло). Труппа, расколотая на сторонников прежнего режиссёра и его противников, отчаянно митинговала. Сергея Юрского, который в это время оказался в Калининграде на гастролях и попытался - из лучших побуждений - “разрулить ситуацию”, откровенно послали. Типа, не лезь.

...Салес, бывший тогда художественным руководителем Киров-ского театра (накануне тот гастролировал в Кёниге, и актеры обеих трупп плотно общались), был приглашён на роль спасителя. И надо сказать, с этой ролью он справился. Первый же его спектакль на калининградской сцене - “Доходное место” - в течение нескольких месяцев шёл при полных аншлагах. “Лишний билетик” спрашивали за двести-триста метров до кассы...

На “Рождестве в доме Купьело” публика плакала. Ни до, ни после этого спектакля я не видела столько зарёванных зрителей, выходящих из зала.

Салес ставил шесть-восемь спектаклей в сезон. Он привлекал “дополнительные средства” и доплачивал сотрудникам театра от 30% до 100% зарплаты, отпущенной им государством; актёрам, живущим в общежитии, за счёт театра сняли комнаты... После первого же “салесовского” сезона облдрамтеатр (которому Салес “присвоил имя” Российского драматического) отправился на гастроли... в Вильнюс!

Израильский консул

Калининградский театр, который на ежегодных фестивалях “Прибалтийская весна” (проводившихся, пока существовал СССР) терпели исключительно по “территориальному признаку”, - две недели играл на сцене академического театра Литвы... при полных аншлагах!

Салес, отправляя вперёд “разведку боем” (заведующего литературной частью, т.е. меня, и коммерческого директора), сказал: “Обеспечьте мне полный зал на первый спектакль. Потом - зал будет”.

Как мы “обеспечивали” - это отдельная песня. Мы раздавали пригласительные направо и налево, умоляя (!) их взять... Мы - с помощью нашего “агента”, Виды Монтвиллене, супруги известного литовского драматурга, - “окучивали” вильнюсскую интеллигенцию, и вежливые знакомые Виды (врачи, преподаватели вузов) брали пригласительные, кисло улыбаясь (воспитанные литовцы, приняв приглашение, им не манкируют)...

Я лично уговорила израильского консула (!) вывести на спектакль своих подчинённых. А он только вздыхал: “Ну и как я это сделаю? Российский драматический театр... “Доходное место” Островского... у вас же на афише не написано, что режиссёр - еврей?!”

Нас чуть не побили разгневанные вильнюсские бабушки-богомолки, когда ребята, расклеивающие рекламу, приляпали почти что на стену католического храма афишу с изображением черта (был такой персонаж в спектакле “Рождество в доме Купьело”). А если учесть, что именно в день первого нашего представления Россия, как назло, перекрыла Литве газовую трубу (или выставила супермегасчёт за электричество, уже не помню)... аншлаг в зале можно было считать чудом.

“Я русский режиссёр, мать вашу!..”

Впрочем, чудо продолжительностью в две недели там, а потом ещё три сезона - здесь... тенденция, однако! Следующие гастроли были в С.-Петербурге, планировались - в Москве, но Салеса “съели”. Пройдя через эмиграцию, он вернулся в Россию. Вернётся ли он в Калининград?

Плюсов - много. Насыщенность репертуара, качественное “массовое искусство” (на элитарность Салес никогда не претендовал), мощная энергетика, живая заинтересованность в Калининграде (ему нравился город: здесь похоронена его мать), знакомство со спецификой труппы и т.д., и т.п.

Минусы... тоже есть. Салес стал на тринадцать лет старше. Какой он теперь, как отразилось на нём пережитое за эти годы? Чего сегодня хочет человек, который, имея вполне приличную сценическую площадку в Тель-Авиве, попытался поставить там “Василису Прекрасную” - но, слушая текст на иврите (так, по крайней мере, рассказывают), вскочил с воплем: “Не могу-у-у! Я РУССКИЙ режиссёр, мать вашу!..” И уехал.

Тогда, кстати, он тоже пытался вернуться в Калининград. Но Петеров был категорически против. Теперь Петеров больше не у руля.

...Труппа за эти годы тоже изменилась. Кого-то нет, а те - далече... Как встретятся “оставшиеся” с тем, кого когда-то “сдали”? Как примут Салеса те, с кем он когда-то конфликтовал? Они-то ведь тоже повзрослели. И у них имеется своё видение “present” и “perfect”. А Салес довольно авторитарен... И сумел ли он сохранить в себе то, чем был так интересен - азарт, жизнелюбие, умение балансировать на грани китча, превращая эклектику - в стиль?..

Конечно, решать в итоге будем не мы. А жаль. По идее, публика тоже должна иметь право голоса. Ведь это НАШ театр - хоть за последний десяток лет об этом многие и подзабыли. Ждём-с? И надеемся на правильный выбор.

Д. Якшина

P.S. Когда материал был подготовлен к печати, стало известно, что новым художественным руководителем областного драмтеатра стал Евгений Марчелли.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля