Новые колёса

Вас оплевала пьяная судья? Добро пожаловать к г-же Олифер.
Т.
99-77-08

С прелестями местного правосудия жительница Калининграда Галина Багузова познакомилась много лет назад... когда в далеком 1987 году умер ее бывший супруг - Владимир Багузов.
Двое их детей... и новая жена Владимира Евсеевича, Галина Ефимовна Кульчицкая, оказались наследниками 3-комнатной кооперативной квартиры на улице Горького.
Казалось, истина лежит на поверхности - каждому из трех наследников первой очереди (детям от первого брака и законной супруге - Галине Кульчицкой) принадлежит треть жилплощади. Однако неподкупные слуги Фемиды решили по-другому...
- В кооперативную квартиру на улице Горького я с Володей вселилась еще в 1967 году, - вспоминает 67-летняя Галина Константиновна. - По уставу жилищно-строительного кооператива "Волна" мы должны были уложиться с выплатами в 10-летний срок... Но справились быстрее - и в 1971-м полностью погасили долг. (К слову, тогда частной собственности еще не было - и даже после уплаты всех взносов квартира оставалась... в собственности кооператива!)
Увы, семейная жизнь у нас не сложилась. И я с маленькими дочкой и сыном переехала в скромную "двушку"... а Владимир остался в этой трехкомнатной квартире. В июне 1987 года он расписался с новой женой... а вскоре ушел в очередной рейс (он был моряком)... Где и скончался. Умер прямо на корабле.
Так вышло, что на его работе не знали о нашем разводе и его скоропалительной свадьбе... И сообщение о смерти пришло на мой адрес. А уж я известила Галину Кульчицкую...
- Очевидно, та была потрясена...
- Галя Кульчицкая моментально выписалась из своей двухкомнатной квартиры и въехала в квартиру Володи. Мне Галина Ефимовна заявила, что эта квартира отныне ее... и нашим с Володей общим детям ничего не светит.
- Ну, судьи-то быстро разобрались, что к чему...
- В народный суд Ленинградского района пришли три иска. От меня (я представляла интересы детей), от Кульчицкой... и от правления ЖСК "Волна". Дело в том, что на общем собрании 318 пайщиков-членов ЖСК было единогласно решено выделить моим детям однокомнатную квартиру... а трехкомнатную Володину изъять в пользу очередников.
- А как же с Кульчицкой?
- Повторюсь, в те годы не было частного жилья... все было общественное. И Галина Ефимовна Кульчицкая по части жилья считалась вполне обеспеченной - поскольку у нее была двухкомнатная квартира.
- Так что решили слуги Фемиды?
- Попало это дело к судье Дементьевой... а вот последнее заседание провела почему-то судья Боярова. Она и вынесла решение. Согласно которому квартира Володи закреплялась за Кульчицкой... Но с условием: та, в свою очередь, две трети стоимости этой квартиры должна была внести на расчетный счет кооператива (причем половина суммы причиталась моим детям).
- И что, безутешная вдова внесла эти деньги?
- Сначала я этим не интересовалась... Была уверена, что решение судьи Бояровой - недоразумение, пыталась его опротестовать... Тем более, что руководители ЖСК обратились с жалобой на решение Бояровой в Верховный суд... и там с ними согласились: "обстоятельства дела судьей изучены поверхностно... требуется пересмотр дела"! (Под соответствующим письмом на имя председателя Калининградского областного суда Кремнева поставил свою подпись судья Верховного суда Александров.)
Я думаю, нам бы удалось добиться пересмотра - если бы не один нюанс. А именно - судья Боярова была дочкой Кремнева... И хотя, говорят, Константин Филлипович был очень честным человеком... но опротестовать решение его дочери все же ни один судья областного суда не решился.
Помыкались мы... и в конце концов махнули рукой. Только в 1998 году я случайно узнала, что Кульчицкая так и не выполнила решение суда - никаких денег на счет кооператива не внесла.
- Значит, она не стала собственницей этой спорной квартиры?
- Отчего же, наоборот - в начале 90-х калининградское БТИ (бюро технической инвентаризации)... выдало ей свидетельство собственности на квартиру. Как позднее выяснил следователь Ленинградского РОВД - в БТИ Галина Ефимовна представила поддельные документы! По состряпанным ею липовым бумажкам получалось, что... это она выплачивала взносы за кооперативную квартиру. Причем последний взнос - в 1986 году...
В ходе следствия работник ЖСК Нина Бабенко созналась, что "помогла" Кульчицкой выправить "нужные" бумаги. С помощью печати, к которой у Бабенко был доступ... и подделки подписей руководителей кооператива.
- В отношении Кульчицкой возбудили уголовное дело?
- Нет, признав факт фальсификации документов, следователь тем не менее в возбуждении уголовного дела отказал. "За давностью событий".
- И тогда вы снова пошли в суд...
- Да, имея на руках вердикт следователя, я была уверена в том, что уж теперь-то в храме Фемиды вынесут справедливое решение. Каково же было мое удивление, когда на первом же заседании беспристрастная судья... ласково кивнула Кульчицкой: "Как там твоя бабушка?" Посудачив о своем, судья и ответчик повернулись ко мне... Мне все стало ясно. Суд я снова проиграла.
- И что дальше?
- Только после надзорной жалобы решение первой инстанции было отменено... и дело вернулось в суд Ленинградского района на новое рассмотрение. К судье Людмиле Килиенко. Я воспрянула духом. Ведь все ясно, как божий день! Однако... мы опять проиграли.
- Неужто судья и Кульчицкая снова оказались добрыми знакомыми?!
- Не знаю. Но судья Килиенко напрочь проигнорировала заключение следователя о подделке документов, представленных Кульчицкой
в БТИ. Подумаешь, какой пустяк.
- Что-то я не пойму... Вы говорите, что в деле имеются бумаги, из которых следует: Кульчицкая не выпонила решение суда, а вместо этого вступила в сговор с третьими лицами и подделала документы... На основании которых стала собственницей жилья. Ну ладно, ее в тюрьму не сажают - вышел срок давности по данной статье Уголовного кодекса. Но судья-то ОБЯЗАН дать оценку этому вопиющему факту! В конце концов - дела о наследстве срока давности не имеют.
- Чтобы понять логику судьи, я вновь изучила протоколы заседаний суда (всего Килиенко провела 5 заседаний). И увидела к своему ужасу, что они фальсифицированы. Изменены. Там и близко не было того, что говорилось на заседаниях.
- Так надо было к председателю суда немедленно обращаться...
- Я и обратилась. Но председатель Ленинградского суда Наталья Шелег на меня только наорала: "Кто вообще разрешил давать вам эти протоколы в руки?!"
В общем, правды я опять не добилась...
И еще о подделке документов. Очевидно, решение судьи все-таки висело на волоске... и Кульчицкая - спустя шесть лет! - каким-то образом умудрилась опротестовать выводы следствия о фальсификации бумаг.
Следствие занялось Кульчицкой снова... но теперь уже нарушений в ее действиях не обнаружило.
- Ну, тут уж судья все-таки ни при чем... Мало ли, о чем Кульчицкая и следователь могли договориться...
- Да нет, очень даже при чем. Поскольку следствие, выгораживая Кульчицкую, действовало топорно... то прокуратура каждый раз отменяла заключение о ее невиновности (всего прокурор вынес семь протестов!). Кульчицкая составила жалобу в Ленинградский суд (на действия прокуратуры). Эта жалоба почему-то попала... к Килиенко! А та постановление прокуратуры отменила.
- Но куда смотрел областной суд?!
- Областной суд, в свою очередь, пять раз возвращал это дело... судье Килиенко. Из-за нарушения судьей норм ГПК. Но она стояла насмерть...
- А в квалификационную коллегию судей вы пробовали жаловаться?
- Я обратилась к председателю квалификационной коллегии судей Людмиле Олифер. С жалобой и на судью Килиенко, и на судебную коллегию по гражданским делам... Но в ответ услышала: "Это... не наша компетенция!"
- Ничего себе! Вы жалуетесь в коллегию на пристрастность судьи - и, оказывается, не по адресу... А чем же коллегия под руководством Олифер занимается?
- Вот и я спросила Людмилу Викторовну об этом. На что она ответила: "Вот, если судья на заседание придет пьяная... или плюнет во время суда кому-то в лицо - тогда мы этим занимаемся".
- А что, в калининградских судах и такое бывает?
- И я Людмиле Олифер о том же. Мол, неужели судьи напиваются и плюются так часто, что ради этого целую квалификационную коллегию приходится содержать... Но... председатель коллегии Олифер продолжала гнуть свое: "Нынче, знаете ли, всякое в судах случается..."
О. Березовский
P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что 26 июля Л. Олифер убыла в отпуск. На работу выйдет в конце августа.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля