Новые колёса

УБИЙЦЫ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ.
Онкологи осваивают бюджетные деньги, а потом посылают пациентов умирать домой

Власти нам всё время твердят о том, какие огромные средства вкладываются в здравоохранение. Нас убеждают, что доступность и качество медицинской помощи день ото дня улучшаются. Однако на деле всё происходит с точностью до наоборот. Геноцид собственного народа - вот истинная суть нынешней политики государства в сфере здравоохранения.

Крик о помощи

В редакцию “Новых колёс” пришло письмо.

“Это крик о помощи!.. Мы обращаемся к вам в связи с ужасающем положением в онкологиче­ском отделении Калининградской областной клинической больницы. В ноябре 2011 года пациентка этого отделения 43-летняя Геня Глушкова умирала на наших глазах. Диагноз - рак 3-й степени. Ей было очень плохо. Ужасный токсикоз. Женщину буквально выворачивало наизнанку! Она не могла ни есть, ни пить... Врачи областной больницы отказались её лечить и отправили домой - умирать.

Спас её врач гинекологического отделения больницы РЖД (железнодорожной больницы) Валерий Газизнурович Сираздинов. Он сумел подготовить больную к химио­терапии и провести лечение. После чего ей сразу стало лучше.

Сейчас это цветущая женщина, хотя лечение ещё не окончено.

А вот теперь новость: гинекологическое отделение больницы РЖД (с прекрасным персоналом!), где женщин буквально вытаскивают с того света, хотят закрыть. Вместо гинекологии там, возможно, откроют платный СПА-салон. Всем известно, что в областной больнице из рук вон плохо оказывают медицинские услуги онкобольным. А теперь и здесь их лишают последней надежды на излечение. У людей сознательно отнимают право на жизнь. Какое кощунство!”

Очередь на тот свет

На следующий день в редакцию “Новых колёс” пришла сама Геня Витаутасовна Глушкова. На вид вполне здоровая женщина. Она подробно рассказала о том, как её “лечили” врачи Калининградской областной больницы.

- В июне 2011 года я попала в БСМП - с обострением холецистита. Во время обследования у меня обнаружили подозрительную опухоль. Направили на консультацию к онкологу. Однако в онкологическом отделении областной поликлиники (ул. Клиническая) меня никто не ждал. Здесь теперь огромные очереди и новый порядок обслуживания. По которому попасть к врачу-онкологу можно только через месяц или полтора.

В августе 2011 года я наконец добралась до нужного кабинета. И услышала страшный диагноз - рак (третья стадия). Врач Дадьянов предложил мне операцию.

- Вас положили в больницу...

- Нет. Меня снова отправили обследоваться. Нужно было сделать рентген грудной клетки, посетить эндокринолога, хирурга, и т.д., и т.п.

Приёма эндокринолога пришлось ждать целый месяц! Но после всех обследований меня в больницу опять не взяли. Врач сказал: на операции у нас очередь. Ждите!

Я стала возмущаться: почему меня сразу не поставили на очередь? Но медики ничего не объяснили. В стационар я попала только в октябре 2011 года, то есть, через четыре месяца после обнаружения опухоли! Это что за лечение?!

Вскрыли и зашили

- Но теперь-то уж время не теряли?

- Как бы не так! В больнице я просто так пролежала ещё неделю. Прооперировали меня лишь 14 октября. Мужу сказали, что у меня всё в метастазах. А мне объяснили, что удалили яичники: “это всё, что мы можем сейчас сделать”. На самом деле они вскрыли брюшную полость и зашили обратно. Но об этом я узнала много позже.

После операции мне назначили химиотерапию. На эту процедуру тоже не попасть - большая очередь. Я записалась. Но через неделю мне стало плохо. Началась жуткая интоксикация. Рвота, тошнота... Муж поехал к хирургу, спросил, что делать. Тот выписал лекарства, но они не помогли. Мне становилось всё хуже и хуже.

Химиотерапию уже нельзя было делать. Меня положили на ул. Иванникова - в палату интенсивной терапии. Чтобы подготовить к химии. После уколов мне стало немного лучше. Тут бы и начать лечение! Но... моя очередь не подошла. Сказали, ждите ещё две недели. И выписали домой.

Дома мне опять стало плохо - ещё хуже, чем в первый раз. Я позвонила заведующему химиотерапевтического отделения, просила - помогите!

“Вам совсем плохонько? - переспросил заведующий, Александр Евгеньевич Ермаков. - Пусть ваш муж приедет завтра”.

Я к тому времени уже ничего не могла есть, просто лежала и стонала. Ждала конца. Но муж не терял надежды, повёз меня на ул. Иванникова. Взмолился - сделайте хоть что-нибудь. У меня тогда уже были обширные отёки. Живот, как у беременной женщины на девятом месяце.

Врачи меня посмотрели и сказали: “Мы ничего сделать не можем. Это всё опухоль - четвёртая стадия. Можно снова положить в палату интенсивной терапии и сделать то же самое. Лучше идите домой, набирайтесь сил и тогда приходите”.

Вытащил с того света

- Мы уже не знали, что делать, куда бежать. Помощь пришла неожиданно. Нам позвонили знакомые и сказали, что в больнице РЖД (негосударственное учреждение здравоохранения “Дорожная больница на станции Калининград ОАО РЖД”) есть врач-онколог, который спасает людей - Валерий Газизнурович Сираздинов, заведующий гинекологическим отделением. Муж сразу повёз меня туда.

Сираздинов посмотрел и сказал: “Всё очень запущено, но попытаемся помочь”.

Меня сразу госпитализировали. Три дня ставили капельницы, делали уколы. Потом провели первую химию. Мне сразу стало легче! Я начала есть, прошла тошнота... Персонал там отличный. Медсёстры очень отзывчивые, понимающие. И палаты хорошие! Есть одноместные, двухместные... После курса химиотерапии Сираздинов мне сделал операцию. И вот тут я узнала, что в первый раз, когда меня оперировали в областной больнице, мне ничего не вырезали. А просто вскрыли и зашили обратно. Теперь мне предстоит ещё один курс химиотерапии.

В общем, Сираздинов меня вытащил с того света.

Чиновникам нужен СПА-салон

- Услуги в РЖД - платные?

- Да. Муж платил официально в кассу больницы. Там ведь ведомственное учреждение. Бесплатно лечат лишь работников железной дороги. А всех остальных - за деньги. Но мы с мужем им очень благодарны! К Сираздинову много больных приходят - с 3-й, 4-й стадией рака, от которых отказались в областной клинике. Для нас это отделение - последняя надежда на жизнь. Куда деваться? В Москву ехать очень дорого. К тому же многие больные в таком запущенном состоянии, что не выдержат поездки. И вот теперь отделение гинекологии закрывают.

- Почему?

- Говорят, что сын какого-то чиновника хочет там сделать СПА -салон. Что теперь делать нам, больным?

Забыли клятву Гиппократа

Вот такая история. Налицо - факт неоказания медицинской помощи. Деятельностью отделения онкологии должна заинтересоваться прокуратура. Чтобы ответить на вопрос: почему один врач смог подготовить пациентку к химии и спасти ей жизнь, а другой - отправил домой умирать? Ведь подобный случай - не единственный.

И ещё. Меня поражает странная позиция наших медиков. Когда закрывали медсанчасть №1, они молчали. Закрывали онкодиспансер на Клинической - тоже отсиделись в кустах.

Онкологи областной больницы будут уверять, что оказывают вам реальную помощь. Люди верят, надеются... И умирают. Известно, что опухоль очень быстро увеличивается.

Хочется спросить этих горе-докторов: ребята, зачем вы лжёте? В какое место вы засунули клятву Гиппократа? Порой вы жалуетесь на свои мизерные зарплаты. Но ведь вы даже не пытаетесь отстоять ни свои права, ни права своих больных! Ушедшие в мир иной пациенты к вам не приходят по ночам?

В конце концов, не всё в жизни измеряется деньгами. Должно же быть какое-то моральное удовлетворение от работы!

Один из областных онкологов рассуждает так: “Ушёл больной - и х...й с ним. Меньше проблем”.

Оптимизация койко-мест

...После разговора с Глушковой я позвонила главному врачу больницы РЖД Владимиру Ивановичу Малыгину - чтобы выяснить, почему он закрывает отделение гинекологии. Малыгин снял трубку.

- Владимир Иванович, скажите, вы готовы нести ответственность за тех людей, которые умрут, не получив помощи в вашей больнице. Ведь, по сути, областная больница онкологических больных не лечит!

- Вы мне такие вопросы не задавайте, - отрезал врач. - На самом деле ничего не закрывается. Всё делается с целью оптимизации и улучшения оказания услуг нашим пациентам.

Дальше Малыгин стал говорить об экономике - расходах, рентабельности, количестве койко-мест и т.д.

Увы, никто из врачей-чинуш не скажет вам правду. Будут лишь прикрываться модными словами - реорганизация, реструктуризация, оптимизация...

Сейчас закрывают детский стационар на ул. Горького. В той же больнице РЖД когда-то работало прекрасное детское отделение - целый корпус, насыщенный аппаратурой и врачами. Его тоже закрыли - с молчаливого согласия сотрудников. Теперь вот очередь дошла и до гинекологии.

Под угрозой уничтожения два этажа с палатами и оборудованием, где одновременно могут лечиться до 25 человек. В отделении работают 3 врача, 6 медсестёр, 4 санитарки, раздатчица и сестра-хозяйка. Каждый день здесь проводятся две-три операции. В год - около 600 операций. Почти половина из них - онкологические.

 И. Романова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля