Новые колёса

ТРУПНЫЙ РИТУАЛ.
Милиции — висяк, а похоронщикам — одна нажива

 

Гробовщик Гена

Поздно вечером Вере Ивановне Рутц позвонил старший сын Фёдор. То, что он сказал, повергло женщину в ужас. Погиб её средний сын Семён Фёдоров. Утонул на озере близ посёлка А. Космодемьянского. Вера Ивановна с трудом взяла себя в руки, утёрла слёзы, села в машину и помчалась на место происшествия. На окружной дороге она остановилась в указанном по телефону месте. Увидела Фёдора, стоящего рядом с каким-то незнакомым мужчиной, и выскочила из автомобиля.

- Пойдемте со мной, - по-хозяйски вёл себя незнакомец. - Я покажу труп.

Вера Ивановна покорно побрела за мужчиной - ей было не до расспросов. Проследовав по тропе, они вышли к берегу небольшого, заболоченного озера. На песке неподвижно лежал Семён. На теле - одни плавки, никакой одежды рядом нет. Мать бросилась к сыну, рухнула на колени перед ним и вдруг почувствовала - тело тёплое! Живой?

Бросилась делать искусственное дыхание - изо рта полилась вода. Женщина вытащила мобильный телефон и стала лихорадочно набирать номер “скорой помощи”.

Семён Фёдоров, ещё живой

- Когда, говорите, утонул? - равнодушно откликнулись на другом конце провода. - Часа два назад? Значит - мёртвый.

И повесили трубку. Вера Ивановна позвонила в милицию.

- Нет свободных людей, - отрезал раздражённый голос. - Утром, может, приедем...

Женщина не сдавалась. Набрала номер справочной и узнала телефоны телевизионных компаний. До сих пор безучастно стоявший рядом незнакомый мужчина вдруг забеспокоился.

- Не надо никуда звонить, - принялся он увещевать Веру Ивановну. - Сейчас милиция приедет.

- А вы кто такой? - наконец спросила женщина.

- Геннадий. Сотрудник агентства ритуальных услуг “Есения”.

Деньги - утром, труп - вечером

Геннадий отошёл в сторонку и принялся названивать куда-то по мобильнику. Через некоторое время подъехали две автомашины - одна чёрного цвета, принадлежащая “Есении”, вторая - белая, без каких-либо опознавательных надписей. Из белой машины вылезли два крепких мужчины и отправились осматривать труп. Перевернули его на живот, оглядели и уже через пять минут вернулись. Ничего вокруг они не осматривали, а Вере Ивановне не представились. Только позднее, уже после похорон сына, она узнала - это были сотрудники следственного управления при прокуратуре Калининградской области. Фамилия старшего - Коршунов.

С чувством выполненного долга, следаки уехали. Трупом теперь занялись ребята из чёрного автомобиля. Они быстро погрузили тело в свою машину, после чего подошли к Вере Ивановне.

- 700 рублей за погрузку, - буркнул один из них. - А то не повезём, до утра тут останетесь.

Женщина заплатила. Всё, что с ней происходило, казалось кошмарным сном.

На следующий день Вера Ивановна начала потихоньку приходить в себя. Узнала, что старший сын получил сообщение о гибели Семёна от его бывшей жены Юлии. Откуда это стало известно самой Юлии - никто вразумительно объяснить не мог. Позднее бывшую жену тоже никто не допрашивал. Вера Ивановна решила осмотреть место происшествия самостоятельно. Обошла озеро вокруг - никакой одежды сына.

- Что же он, в плавках сюда пришёл? - поразилась она.

Но странным ей показалось не только это. Как сообщили сидящие на берегу рыбаки, тут никто вообще не купается. Грязно. А вот чуть подальше - есть другой водоём. Туда все и ходят.

- Может, всё же следствие разберётся? - понадеялась женщина.

Ей нужно было заниматься похоронами. Понятно, совместно с “Есенией”, которая завладела телом сына. Но помогало это учреждение весьма специфически - договор с Верой Ивановной никто подписывать не стал, но деньги тянули исправно. Сумма услуг всё время увеличивалась и скоро многократно превысила ранее заявленную. Женщина терпела - хоронить-то надо, не до денег...

Только её мытарства на этом не закончились. Тело в гроб положили не омытым, свидетельство о смерти вообще отказались выдавать.

- Только после похорон! - заявили ритуальщики.

Знатные падальщики

Вера Ивановна хотела было в ЗАГСе свидетельство получить (благо, рядом с “Есенией” находится), но там ей заморочили голову. Сказали, что отдали якобы совершенно посторонней гражданке. Ошибка вышла. Пока мифическую гражданку искали, время похорон наступило. Только тогда и свидетельство выдали.

Прямо над свежей могилой. Правда, лишь после того, как Вера Ивановна все материальные претензии “Есении” удовлетворила. 20 тысяч рублей.

Вера Ивановна до сих пор в шоке. Почему на месте происшествия первыми оказываются сотрудники ритуальных служб? Они что, подрядились исполнять обязанности милиции и “скорой помощи”? Отчего так грубо, по-хамски ведут себя эти, с позволения сказать, люди? Ведь они общаются с убитыми горем близкими погибших! Рано или поздно всем нам придётся хоронить своих отцов и матерей, и каждый раз вокруг будут виться эти стервятники?

Понятно, что управы на них нет. Но тогда пусть хотя бы морально загодя готовят граждан к предстоящему унижению. Например, назвали бы свои агентства не красивыми, внушающими доверие именами (типа “Есения”), а подобрали нечто более соответствующее их духу и содержанию. Что-то вроде “Мерзкой Гиены”. Или “Вонючего шакала”. А на все райотделы милиции города вывесили бы таблички “Филиал ритуального агентства “Знатный Падальщик” (“Гиена”, “Койот” и т.д.). Так, по крайней мере, честнее будет. 

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля