Новые колёса

СОУЧАСТНИКИ УБИЙСТВА.
Чиновники стеной встали на защиту бизнесмена, по вине которого погиб рабочий — отец двоих детей

Жизнь человека в нашей стране бесценна. То есть почти не имеет цены. И пропасть - сгинуть в любой момент можно за сущий грош. Ну, или за 200 рублей, как это случилось с жителем Калининграда Сергеем Узуном.

Смерть в бункере

Узун работал грузчиком в порту на предпринимателя Кобранова-Станиславского, получая 600 рублей в день. Ему предложили работу на портовом элеваторе, где платили на 200 рублей в день больше. Сергей согласился - и погиб 26 июля этого года, придавленный тоннами пыли в бункере, который и должен был очистить.

В морском торговом порту Калинин­града так называемый промежуточный пылевой бункер расположен между вторым и пятым этажами здания портового элеватора №1. Сам элеватор принадлежит бизнес-леди Елене Зайцевой.

Бункер - это железобетонная конструкция 4,55 м на 3,85 м и металлический конус. На втором этаже - конвейер для выпуска отходов (пыль уходит на этот конвейер, а он транспортирует её в машину, стоящую под бункером). В конусе на уровне 30 сантиметров от пола - технологическое отверстие высотой 60 сантиметров. Сбоку и спереди оно закрыто металлическим кожухом, который приварен к конусу. Сверху - закрыто металличе­ской крышкой.

Засыпало пылью

Сергей Узун с детьми

26 июля 2012 года Сергей Узун и двое других работников элеватора очищали бункер. Чтобы избавиться от спрессованной пыли, которая скопилась внутри, они обстукивали корпус бункера молотками и ломом, а также разбивали баграми куски пыли через технологическое отверстие. Затем Сергей начал выполнять очистные работы внутри...

В 13.43 он позвонил мастеру и сказал, что его засыпало пылью. Потом успел позвонить Диме, с которым вместе работал. Они бросились на помощь, но не успели. Пыль в бункере стояла стеной.

Сергея начали откапывать, освободили руку, голову... вытащили, стали оказывать первую медицин­скую помощь... Он вздохнул, его вырвало - и он умер.

Вспоминает вдова Сергея - Александра Узун:

- Утром 26-го он встал весёлый. Ещё семи не было. Обычно мы его будили, а тут он сам проснулся, сам вскочил, пошёл на работу. В обед мы с ним созванивались. А вечером позвонили рабочие: мол, у них неприятная новость. Я гуляла с детьми. У нас старшему - пять лет, младшему вот-вот исполнится три... Рабочие подъехали и сказали, что Серёжа погиб. Я не поверила - но они отдали мне его документы...

Служил в ВДВ

- Первой о том, что случилось, узнала я, - говорит сестра Сергея - Светлана Новосельцева. - Брат приехал в Калининград из Волгограда. Вообще-то он родился в Киргизии, но вся наша семья оттуда давно уехала. Я попала сюда, а Сергей и другие члены нашей семьи обосновались в Волгограде. Сергей отслужил в армии, в ВДВ. Но тут умерла наша мама, и я забрала в Калининград отца, и Сергей перебрался вместе с ним. Я прописала его в своей квартире. Потом он женился, они с Сашей сняли комнату в общежитии на Звёздной...

Когда случилась беда, сообщили мне - по прописке. Попросили позвонить в “Бюро несчастных случаев”. Я позвонила, представилась. Мне сказали, что сейчас перезвонят.

Пока я говорила по телефону, уже подъехал похоронный агент “Есении”. Он оказался хорошим человеком. Предупредил, что, если вдруг нам скажут, что у Сергея обнаружен алкоголь в крови, надо не торопиться хоронить, а сделать экспертизу.

Но про алкоголь нам ничего не сказали - будто бы не установлено, был он или не был в крови. Хотя при несчастном случае такая экспертиза - первое дело.

Обвинили покойника

- Все мы, конечно, были в шоке. Но, как оказалось, шок ещё только начинается.

Несчастный случай на производстве со смертельным исходом - вещь серьёзная. И работодатель всполошился. Сергей ещё не был похоронен, а вокруг его смерти пошла свистопляска. Его объявили виновным в собственной гибели - и как бы вообще не имеющим отношения к производству.

Вначале нам объявили, что все затраты на погребение берёт на себя работодатель - элеватор.

Мы поехали на следующий день выбирать венки. И вдруг мне позвонила Саша: “Меня хотят увезти в порт, забрать вещи Сергея”.

Я говорю: “Зачем тебе ехать? Пусть сами привозят”.

Но вижу, надо возвращаться. В подъезде - двое. Дмитрий, с которым Серёжа вместе работал, и предприниматель Кобранов-Станислав­ский, один из работодателей Сергея.

Я спрашиваю: “Так зачем в порт ехать?” И этот Кобранов-Станиславский мне отвечает, раздражённо так: “Ну что, я вам деньги в подъезде совать буду?!” Вроде как он привёз 60.000 рублей.

Я говорю:“Нам деньги не давайте, а перечислите их сразу “Есении” за организацию похорон”.

Они помялись немного, сели в машину и уехали.

Открестились от человека

- Вскоре мне позвонил агент: “У вас в субботу похороны. Мы всегда проводим их по стопроцентной предоплате”.

Я говорю: “Так к вам должны были подъехать с деньгами!”

Он: “Нет. Сказали, что деньги будут перечислены только во вторник”.

Но как можно хоронить человека в долг?!

Мы заняли у друзей, сняли деньги с кредитной карты, всё оплатили. Ни одного звонка соболезнования - ни от Кобранова-Станиславского, ни от кого-то ещё - не дождались. На похороны г-н Кобранов-Станиславский не явился. Потом мне сказали, будто он боялся ненависти и проклятий.

Но дело, я думаю, в другом - они уже решили от Сергея откреститься. Рабочие сами, от себя, собрали 16.000 рублей. Кобранов-Станиславский потом заехал, привёз конверт. Деньги, которые были обещаны предпринимателем, до сих пор не перечислены.

Концы в воду

Ну а дальше - был подписан акт о расследовании несчастного случая. В комиссии были Д.Г. Сорокин, заместитель начальника отдела по надзору за промышленной безопасностью Калининградской области центрального управления Ростехнадзора; А. Бахтин, государственный инспектор труда государственной инспекции труда в Калинин­градской области; Я. Дунаевский, инженер по охране труда ОАО “Портовый элеватор”; Кобранов-Станиславский; Г. Ла­говец, инженер по охране труда; А. Рабцевич, главный специалист правового отдела Калининградского регионального отделения фонда социального страхования РФ; Б. Денисов, главный технический инспектор труда Калининградской областной Федерации профсоюзов; С. Матиевич, инженер сектора социально-трудовых отношений ОТКУ КО “Центр социальной поддержки заселения” - и А. Карпович, наш юрист.

В итоге особое мнение высказали только Сорокин и Карпович, которые сочли случай связанный с производством. А Дунаевский заявил, что нахождение Сергея в бункере - инициатива самого Узуна. В итоге большинством голосов было принято, что гибель Сергея не является НЕСЧАСТНЫМ случаем на производстве.

То ли поспать, то ли покурить

Мотивация следующая: в силу статьи 227 Трудового кодекса РФ, к понятию “несчастный случай на производстве” относится событие, в результате которого работник пострадал ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ, предусмотренных трудовым договором. А Сергей якобы “не являлся работником ОАО “Портовый элеватор”, на территории которого он погиб. Договор-то между ним и владелицей “Элеватора” Е. Зайцевой не заключался.

Далее: якобы Сергею никто не поручал работы, которая требовала бы его нахождения в пылевом бункере. И залез он туда будто бы по “личной неосторожности”, самовольно, самостоятельно, и действия его (т.е. “решение проникнуть внутрь бункера через труднодоступное технологическое отверстие”) носили “непредсказуемый характер”. А “поскольку проникнуть человеку через вышеназванное технологическое отверстие крайне затруднительно”, никто Сергея на сей счёт не предупреждал.

В общем, исходя из этой логики, получается: Сергей, абсолютно посторонний человек, проник на территорию ОАО “Портовый элеватор”, чтобы то ли поспать, то ли покурить в пылевом бункере... И за его гибель никто, кроме него самого, ответственности не несёт.

Заметали следы

- Сергея привёл в порт Кобранов-Станиславский, - говорит Александра Узун, жена погибшего. - У Кобранова-Станиславского, в свой черёд, имелся договор с генеральным директором ОАО “Портовый элеватор” Еленой Ренадовной Зайцевой. Но все они работают на территории порта, и пропуск у моего мужа был именно в порт. Круглосуточный пропуск! Он был сделан по заявке этих бизнесменов.

Когда мне привезли вещи Сергея, все карманы были пустыми, рюкзак - выпотрошенный. А Сергей всегда хранил всякие бумажки, билетики... а тут ничего! Вычистили всё, что могло указывать на его работу в портовом элеваторе. Пропуск уцелел лишь потому, что был в паспорте. Не заметили, видимо...

На похоронах Дима, который работал с Сергеем, постоянно повторял: “Он не должен был туда лезть! Зачем он только туда полез!”

Но я знаю своего мужа. Нормальный 34-летний мужик, не пьяный - зачем бы он сам туда сунулся? Значит, ему приказали!

Умыли руки

- Опять же в акте о расследовании несчастного случая говорится о том, что Сергей “не был ознакомлен с технологической картой “Работа с пылевыми отходами и их удалением”. Но комиссия пришла к выводу, что инструктаж вообще был не обязателен, т.к. “данные работы не требовали наличия особой квалификации и <...> относились к несложным и не требующим дополнительного контроля со стороны специалистов”.

А государственная инспекция труда, говоря об обстоятельствах гибели Сергея, утверждает, что “погибший <...> самовольно залез в бункер, вопреки проведённому с ним инструктажу”.

Тот факт, что у Серёжи не было даже нормального респиратора, вообще проигнорирован! У него респиратор был - как при гриппе. Марлевая повязка на резиночках. А если бы ему дали противогаз или респиратор, какой в таких случаях полагается, он мог выжить.

В итоге всё сводится к тому, что и “Портовый элеватор”, и Кобранов-Станиславский, и госпожа Зайцева не принимают на себя ни моральной, ни материальной ответственности за гибель моего мужа. Трудовая инспекция - на стороне работодателя.

Вроде бы возбуждено уголовное дело по ст. 143 УК РФ в отношении мастера - из серии “нашли стрелочника”.

На муравья наступили

- Мы не собираемся наживаться на гибели Сергея, - говорит сестра погибшего. - Но должна быть хоть какая-то справедливость! Почему его выставляют идиотом, который залез туда, куда не надо, вопреки заботливо предоставленным инструкциям?! Почему от него отказываются, пытаясь сделать вид, что он и к элеватору никакого отношения не имеет?! Хозяйка “Портового элеватора” Зайцева в прошлом году сама потеряла мужа. У неё тоже двое детей.

Но, как говорится, почувствуйте разницу! Элеватор достался Зайцевой в наследство. Её дети обеспечены. Чисто по-женски она могла войти в положение Саши, которая осталась с двумя детьми без средств. Но... не вошла. Не захотела ни поговорить, ни встретиться. Как будто не человек у неё на предприятии погиб, а так, на муравья наступили. Никто и не заметил...

Нашему отцу 5-го августа исполнялось 70 лет. Собирались отметить юбилей. А вместо этого был траур по Серёже. В день похорон отец не смог даже спуститься, чтобы попрощаться с сыном. Ему вызвали “скорую”, накачали успокоительными, он заснул. А потом я отправила его к нашей младшей сестре.

Вдову ждёт улица

...Саша, жена Сергея Узуна, похудела до неузнаваемости, почти прозрачная стала. Она не работает, сидит в декрете. За комнату в общежитии, в семнадцать “квадратов” на четверых, они платили 8.000 рублей в месяц. Сейчас хозяйка предупредила, что комнату будет продавать, дала Саше буквально пару месяцев, чтобы подыскать новое жильё. Какое, где, на какие деньги?!

Было бы справедливо, если бы семье Сергея за счёт работодателя приобрели хотя жильё - самое обыкновенное, пусть маленькое, в старом доме, но СВОЁ. Оформили бы на детей...

Но... работодатель предпочитает тратить деньги на дорогого адвоката, который нанят специально для того, чтобы противостоять семье погибшего рабочего. Видимо, чтобы не создавать прецедента. Ведь рабочие на производстве сегодня горят как свечи - падают вниз со строительных лесов и разбиваются насмерть, травятся, калечатся...

Всё ради прибыли

Но и после очередной трагедии НИЧЕГО в условиях труда не меняется. Прибыль - вот что волнует капиталиста. А рабочий - всего лишь инструмент для получения прибыли. Дешёвый, копеечный... который так просто выбросить. И взять новый (про Ростехнадзор, трудовую инспекцию и профсоюзы и говорить не приходится - это обслуживающий работодателей персонал).

Но родные Сергея Узуна отступать не намерены. Ради его детей. Ради его памяти - не муравья, не идиота, не пьяницы, а нормального рабочего парня, которому так хотелось принести жене и детям на двести рублей в день больше...

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля