Новые колёса

Сорок лет в очереди.
В Калининграде рождаются и умирают без крыши над головой.

Что это значит - добиться правды? Здесь, в России...

В седой славянской древности фольклорные герои отправлялись на поиски правды, серьезно и основательно подготовившись. Им предстояло изгрызть три железных хлеба, истоптать три пары кованых сапог, сразиться со Змеем Горынычем, а главное, замереть однажды в чистом поле пред камнем, на котором написано: налево пойдешь - коня потеряешь, направо пойдешь - убиту быть, прямо пойдешь - тоже ничего хорошего... И хотя времена на дворе давно не сказочные, правда не стала доступней. По крайней мере, для простого народа. Все так же высоко до Бога, далеко - до царя... а "слуги народные" никого в упор не видят.

Нас часто спрашивают: почему в поисках правды люди обращаются в "Новые колеса"? Что, в сущности, может сделать газета? Ну, напечатает, что Иванову плохо, Петрову еще хуже, а Сидорову - так и вовсе полный абзац... Что от этого, дескать, изменится?

Нас упрекают в том, что публикации в "НК" - сплошная "чернуха" (типа, прочитал - и повесился)... К сожалению, "чернуха" - вся окружающая жизнь, а газета - только ее отражение. Мы с огромной радостью писали бы о цветах и пряниках, о милых людях и великих открытиях, но... воспринимать действительность в радужных красках СЕГОДНЯ могут только те, у кого серьезный дефект зрения ("розовые очки" называется), или те, кому за этот самый "дефект" заплатили.

Заметьте, как изменилась за последнее время тактика власти! Раньше нам обещали: все БУДЕТ хорошо. Главное, дескать, терпение. Сегодня нам ничего уже и не обещают. Нас "лечат". Гипнотизируют. Мол, все УЖЕ хорошо. Все прекрасно! Город цветет и пахнет, благосостояние граждан растет не по дням, а по часам, население в полном восторге от градоначальника и его приближенных, а кто не в восторге - значит, сам виноват. Не в порядке у него что-то там с "ощущалами". Телевизор чаще смотреть надо - по "ящику" оч-чень популярно разъясняют, что именно у нас уже достигло пределов совершенства, а что - в процессе успешного достижения.

Гипнозу, правда, поддаются не все. Очень трудно, знаете ли, поверить сладкоречивому мэру, когда живешь впятером в комнате площадью восемь квадратных метров и твердо знаешь, что покинешь это "жилье" разве что вперед ногами.

Но мнение "проблемных" граждан власти не интересно. Их, "проблемных", власть игнорирует. Они портят картину. А значит, их надо вывести за рамки. Выбросить из кадра, лишить голоса. Сделать вид, что их просто не существует. Прикормленные СМИ вполне справляются с этой задачей, живописуя веселенькие жанровые сценки: визиты заморских гостей и московских политиков, вручение почетных званий и досок, фейерверки и пресс-конференции - и стыдливо отворачиваются от "оскорбляющих взор" бомжей, беспризорников, нищих училок... от десятков тысяч калининградцев, которые формально где-то прописаны, но реально лишены гарантированного Конституцией права на жилье.

Но ведь от того, что их перестали замечать, эти люди никуда не делись! Они здесь, они живут среди нас. Если, конечно, это можно назвать жизнью.

В редакцию "НК", в приемную депутата областной Думы И. Рудникова приходят сотни писем. Это страшные письма. Читать их бывает невыносимо. Не знаю, какое нужно иметь сердце, чтобы остаться безучастным к ТАКОМУ.

За каждым листком бумаги - чудовищная житейская драма. Как из кусочков мозаики, из этих писем складывается образ нашего города. Реального - не виртуального! - Калининграда, в котором плачут чаще, чем смеются. Плачут от горя, от унижения, от бессилия и безверия... от холодного отчаяния и жгучих обид.

Вот они, эти письма. Вот эта правда - о том, как мы живем в действительности. Без комментариев.

"Я, Лоткова Екатерина Ивановна, ветеран области, ветеран труда, труженица тыла, награждена медалью "За доблестный труд", проживаю с взрослым сыном, инвалидом 1 группы, в комнате площадью 13,6 кв.м, на общей кухне. Стою в очереди на получение жилья в Балтийской районной администрации тридцать четыре года".

"Я, Тимофеев Станислав Станиславович, стою в очереди на получение жилья 6 лет. Семья пострадала от последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Сын и жена - инвалиды II группы".

"Я, Алиев Агамирза Асадулаевич, стою в очереди на получение жилья от мэрии с 1992 года. Дом довоенной постройки, квартира мансардного типа (чердак), признана аварийной <...> Я в 1982 году закончил юридический факультет КГУ, имею физкультурное образование, являюсь мастером спорта СССР, веду общественно-правовую работу в Региональном Союзе ветеранов военной службы Калининградской области..."

"Я, Бушуев Геннадий Викторович, страдаю тяжелым неизлечимым заболеванием, в связи с этим с 1985 года стоял в очереди на получение жилья по месту работы (таксопарк), пока в 1995 году не было предложено уволиться по собственному желанию, т.к. изменился статус предприятия. И хотя я продолжил там же работать на основе аренды, очередь на жилье перестала существовать. Поэтому в 1995 году я встал в очередь на получение жилья в администрации Ленинградского района, где и стою в настоящее время (в общей и в льготной по заболеванию) <...> Живу в ведомственном общежитии. Из-за утечки воды в подвале нашего дома в течение двух лет в нашей комнате постоянная сырость, провалился пол, треснула стена, сделать ремонт нет возможности, т.к. некуда вынести вещи и мебель".

"Я, Ефимова Надежда Андреевна, стояла в очереди на получение жилья в ЖСК "Дружба" в г. Калининграде с ноября 1978 года, но не успела купить кооперативную квартиру из-за того, что мои деньги, хранящиеся в Сбербанке с 1982 года, были обесценены в 1992 году".

"Я, Калистратова Валентина Ивановна, в декабре 2001 года похоронила своего мужа Козореза Игоря Федоровича. Он у меня очень болел, т.к. после двух инсультов у него развилась киста головного мозга, не дай Бог такого никому. Я слезно всех умоляла, чтобы дали нам с ним жилье или отселили от меня дочь с ее семьей. Ему необходим был покой, а где бы я его взяла, если мы жили всемером на 36 квадратных метрах. В 2000 году моего мужа как инвалида I-й группы поставили в очередь на получение жилья, но он был под номером 173. Так это же надо было ему прожить еще одну жизнь! А ему было уже 73 года. Он 29 лет прослужил в армии, ветеран ВС, но кроме могилы, ничего не заслужил. Ответ везде был один, что нельзя нарушать закон очередности. Но неужели нельзя было учесть возраст и болезнь?

<...> Все льготы мужа остаются за мной, я была в администрации Балтийского района, мне сказали, что моя очередь теперь льготная №146. Значит, и мне нужно идти следом за мужем, т.к. еще 62 года я никак не проживу..."

"Я, Лукошевичене Нида Иозас, отличник советской торговли, ветеран труда, сейчас безработная, выкинутая (ввиду закрытия) из универмага "Маяк" за полтора года до пенсии, а отработала там 38 лет. Муж был в детстве, в 1948 году, выслан Сталиным из Литвы в Сибирь с родителями. Более 20 лет стоит в очереди на получение жилья... Зять - капитан МВД, дважды воевал в Чечне. Я стою в очереди на получение жилья в администрации Московского района с 1966 года".

"Я, Давыдчик Валентина Михайловна, мой муж стоял в очереди на получение жилья с 1979 года от АО "Цепрусс". Жилье так и не получил. Проживаем на улице Трудовой в квартире мансардного типа, без удобств: топим углем, газ баллонный, канализации нет".

"Я, Квашнина Альбина Васильевна, многодетная мать. Стою в очереди с 1999 г. в администрации Центрального района. Живу с детьми и престарелыми родителями на ул. Бассейной, в комнате площадью 18 кв. м. Вода в колодце, туалет на улице, отопление - котелок на твердом топливе, газ баллонный".

"Я, Гришина Людмила Сергеевна, стою в очереди на получение жилья от администрации Ленинградского района с 22.02.99 как вынужденный переселенец из Узбекистана".

(Из миграционной службы Калининградской области на обращение Гришиной пришел потрясающий в своей циничности ответ: "Вынужденный переселенец имеет право встать на учет в миграционную службу для получения жилья из специального жилищного фонда. Но, согласно решения Верховного Суда РФ от 16.11.1998 года, "Временные правила учета вынужденных переселенцев и беженцев, нуждающихся в предоставлении жилых помещений из специального жилищного фонда", признаны недействующими и не подлежащими применению. <...> прием на учет <...> временно приостановлен, до издания соответствующих нормативных правовых актов. Приказ ФМС РФ №48 от 15.07.1999 г. Исходя из вышеизложенного, рекомендую иногда (!!! - прим. авт.) заходить в миграционную службу и с поступлением документов из ФМС постараемся рассмотреть и Ваш жизненный вопрос".)

"Я, Суханюк Надежда Павловна, стою в очереди на получение жилья с 1980 г. от Московского района".

"Я, Журавлева Валентина Васильевна, инвалид 2-й группы, стою на очереди в Балтийской районной администрации с 1986 года. Живем с семьей сына (их четверо, внучкам-двойняшкам по 16 лет) на 30 кв. м."

"Я, Норина А.В., проживаю в гнилой трущобе, в комнате площадью 13,7 кв. м, без горячей воды, без ванны, с газовым отоплением, со дня моего рождения. С 1996 года нас обещали в мэрии расселить, но очень жестоко обманули. И после многих лет трущобу сняли с "аварийности".

"Я, Родина Галина Ивановна, инвалид I-й группы, стою в очереди на получение жилья от администрации Ленинградского района с 1971 г. Проживаю в коммунальной квартире, в доме довоенной постройки".

"Я, Ситникова В.М., обращаюсь от имени своего сына Сергея Михайловича Жукова, который тяжело болен с детства и имеет право на дополнительную жилплощадь. Он стоит несколько лет в очереди в администрации Центрального района, но очередь совершенно не двигается".

"Я, Иванов Александр Иванович, живу (существую) в общежитии завода "Кварц", где я стоял в очереди на получение жилья с 1975 года. Если описать муки, которые я вынес, хватило бы на многотомный роман. Его заменяет большая история болезни".
"Я, Панфилов Михаил Иванович, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид ВОВ II-й группы, стою в очереди на улучшение жилищных условий в администрации Ленинградского района с 1991 года. Проживаем вшестером (я, жена, две дочери и две внучки) в двухкомнатной квартире, где стоят одни кровати. Я перенес два инфаркта. Поймите, как мне тяжело жить в таких условиях. Дружная у меня семья, хорошая, но дети есть дети, особенно школьники. Дайте перед смертью вздохнуть свободной грудью".

"Я, Клинцевич Людмила Васильевна, состав семьи - пять человек, стою в очереди на получение жилья от Московского райисполкома с 1969 года. Номер очереди - 77. В настоящее время проживаю в общежитии".

"Я, Костенко Л.И. Мы с мужем, проживая в квартире на ул. Бассейной, 81, стали инвалидами II-й группы. Неоднократные обращения в администрацию района и мэрию результатов не дали. Хожу по инстанциям шесть лет".

"Я, Чукланова Г.А., и трое моих детей стоим на учете в очереди на улучшение жилищных условий от администрации Центрального района с 1987 года, а с 1991 года - в льготной очереди за №109, как многодетная мать, но очередь продвигается медленно. За 10 лет продвинулась на 20 человек.

В настоящее время моя семья, состоящая из 4-х человек, проживает в проходной комнате жилой площадью 18,9 кв. м. Мои мама и папа занимают комнату в 13,8 кв. м, а семья сестры, состоящая из 4-х человек, проживает в комнате 9,9 кв. м. Всего в квартире общей площадью 57,9 кв. м нас десять человек".

Глава администрации Центрального района Панасенко ответил на одно из заявлений Чуклановой следующим образом: "...ходатайство администрации района о выделении Вашей семье комнаты в маневренном фонде рассмотрено начальником отдела учета и распределения жилья мэрии г. Калининграда (г-жой Павленко, - прим. авт.). К сожалению, в просьбе администрации отказано из-за отсутствия законных оснований и возможности. Решение Вашего жилищного вопроса остается в администрации на контроле и при появлении свободного жилья оно будет предложено Вам до подхода очереди".

Прошел год - очевидно, ничего не "подошло". И не появилось.

"Я, Ходыкина Нина Васильевна, и муж Ходыкин Михаил Александрович, инвалид детства по слуху, стоим в очереди на получение жилья от предприятия ООО КСРП "Октавия" ВОГ с 1980 года. Но получить жилье у нас очень трудно, т.к. предприятие у нас маленькое, а квартиры не получают с 1995 года. В настоящее время проживаем в общежитии".

"Я, Гилина Наталья Ивановна, и мои дети Вадим (1981 года рождения) и Станислав (1993 года рождения), проживаем в общежитии у сестры. Стою в очереди на получение жилья с 1986 года".

"Я, Тюляндина Светлана Алексеевна, проживаю в однокомнатной квартире площадью 16,6 кв.м. Состав семьи - пять человек. Моя мать, 1926 года рождения, инвалид II-й группы, и дети: дочь 1983 года рождения и двойня - сын и дочь, 1988 года рождения. Стою в очереди на получение жилья в администрации Ленинградского района с 1985 года, в льготной очереди для семей, имеющих близнецов, - с 1988 года. Поставлена на учет для получения комнаты в общежитии с 15.05.1998 года".

"Я, Заяц Галина Александровна, семья у меня большая. У меня две комнаты в общежитии по Трамвайному переулку; в одной живут дочь, зять и внучка, во второй - я, муж и сын четырнадцати с половиной лет. А старший сын снимает квартиру. У него двое детей, а скоро будет еще маленький. В очереди при Балтийской районной администрации я стояла двадцать лет. Номер общей очереди 190, а льготной (по болезни сына) - 8 или 9. Сколько я ходила по разным инстанциям, никто и внимания не обращал".

"Я, Лукашенко Светлана Ивановна, стою в очереди на получение жилья от Балтийской районной администрации с 2000 года как "аварийщик". Дом, в котором я проживаю в пер. Южном, 2-6, был построен в 1961 году. Здание деревянное, каркасно-засыпное, снаружи обложенное кирпичом. Строительство выполнено с грубейшими отклонениями от требований СНиПа-2 от 08.01.1989. Отсутствует санузел, нет вентиляции, отопление печное, туалет надворный. По техническому заключению проектной конторы "Облкоммунпроект" от 16.09.1986 г. нормативный срок службы такого здания - тридцать лет. На предмет непригодности к проживанию дом обследовался неоднократно. Все комиссии пришли к выводу: здание надо отнести к категории не пригодных для дальнейшего проживания, устранять его дефекты экономически нецелесообразно. В 1991 году в непосредственной близости от нашего дома началось строительство высотных домов. При этом были снесены наши подсобные сараи, где хранились уголь и дрова. Теперь я вынуждена обогреваться газовой плитой и электрообогревателем. Но электропроводка не рассчитана на такую нагрузку. Из-за этого я часто бываю без света, а значит, и без тепла. Конструкции перекрытий сильно провисли... Живу в постоянном страхе за свою жизнь: то ли произойдет пожар, то ли на меня обрушатся перекрытия".

(В список граждан, проживающих в домах, эксплуатация которых опасна для жизни, Лукашенко внесена под номером 194, - прим. авт.)

"Я, Никанорова Анна Павловна, стояла в очереди на получение жилья от Калининградского тарного комбината с 1963 по 1979 г.г. и с 1984 по 1993 годы. В 1993 г. меня парализовало. С тех пор стою в очереди по инвалидности в администрации Московского района".

"Я, Мамалиев Сервер Арифович, с 1988 г. стою в очереди на получение жилья от в/ч 41603".

"Я, Кислый Александр Владимирович, и моя семья (жена и дочь) стоим в очереди на получение жилья в Ленинградском районе с 1981 года. С 1990 года проживаем в обменном фонде по ул. Береговой, т.к. наш дом находится на капитальном ремонте. 9 июня 2001 года суд Центрального района обязал мэрию предоставить моей семье отдельную квартиру жилой площадью не менее 27 кв. м., но решение суда до сих пор не исполнено".

"Я, Холодек Валентина Ивановна, стояла в очереди на получение жилья от ПМК-328 с 1976 по 1993 год. В связи с перестройкой ПМК-328 реорганизовалось. Я, многодетная мать, не успела получить никакого жилья, осталась с мужем и тремя детьми в однокомнатной квартире. Старший сын женат, с женой и ребенком проживает вместе с нами".

"Я, Зорин Сергей Викторович, стою в очереди на получение жилья от УВД Калининградской области с 1996 года как участник боевых операций в республике Афганистан под №1.

В настоящее время моя семья проживает в общежитии по ул. А. Невского, д. 36. Стены покрыты плесенью, потолок протекает <...> Начальник УВД в ответе на мое обращение упомянул строящийся дом на ул. Горького. Но в настоящий момент на этом доме висит объявление: "Продаются квартиры. Тел. 55-69-89". Прошло 14 лет с момента моей службы в Афганистане, а жилищная проблема остается до сих пор".
"Я, Маркевич Екатерина Станиславовна, состав семьи четыре человека, стою в очереди на получение жилья от администрации Балтийского района с 1971 года... Порядковый номер по общему списку - №80. Льгот нет".

"Я, Минаева Ираида Ивановна, пенсионерка, труженик тыла, ветеран труда. Стою в очереди на получение жилья с 1974 года в Балтийском районе. На данный момент мой номер №147. За деньги я ничего не могу купить. Работала я на швейной фабрике с 1970 года, а сейчас живу в общежитии".

"Я, Бондарюк В.В., стою в очереди на получение жилья от администрации Балтийского района с 1982 года. В настоящее время наш дом на ул. Камской, 61 находится в крайне аварийном состоянии. Здание довоенной постройки, стены сырые, дали трещины, фундамент дома просел, в подвале с осени по весну стоит вода по пояс, оконные рамы прогнили. Крыша дома протекает и обваливается. Канализации нет, вода и удобства на улице, отопление печное, газ баллонный".

"Я, Кириллова Татьяна Петровна, мой муж и трое детей стоим в очереди на получение жилья от администрации Октябрьского района с 2000 года (в общей очереди под №2685 и в очереди многодетных семей под №134). В настоящее время проживаю со своей семьей в коммунальной квартире, занимая одну комнату площадью 10,6 кв.м."

"Я, Коренькова Татьяна Леонидовна, состав семьи - три человека (сын 1992 года рождения), стою в очереди на получение жилья от администрации Центрального района с 1993 года... Живем в комнате 7,5 кв.м. гостиничного типа в общежитии, с частичными удобствами".

"Я, Новиков Роман Геннадьевич, 1980 года рождения, проживаю с женой, дочерью (1993 года рождения), сыном (2002 года рождения) и матерью, Новиковой С.Ф., 1952 года рождения, которая состояла в очереди на получение жилья на заводе АО "Газавтоматика" двадцать пять лет, в общежитии на ул. Нарвской, д. 50, в одной комнате площадью 18 кв.м. В этой комнате мать живет с 1975 года. Квартиру от завода не получала".

"Я, Семчук Юрий Петрович, состав семьи четыре человека, стою в очереди на получение жилья от Центрального района с января 1995 года (уволился из рядов Советской Армии, где прослужил 27 лет; майор запаса). До этого стоял в очереди при штабе авиации. В настоящее время моя супруга больна. Мы проживаем в пос. Колосовка, старший сын с семьей был вынужден уйти на квартиру... Горячей воды в доме нет уже несколько лет".

"Я, Перминова Елена Юрьевна, разведена, имею на иждивении двоих детей (сын - инвалид детства, II группа, ДЦП), нуждаюсь в жилье с 1997 года, но не стою в очереди: уехав из Калининграда в 1985 году на Чукотку на заработки (планировала на три года; тогда в СССР миграция на Север и обратно шла очень активно), думала, что обменять квартиру обратно будет очень легко. Но наступил 1990 год, началась неразбериха, суматоха, перестали платить зарплату (задержка была на полтора года), выехать стало практически невозможно. <...> Дочери надо было в школу, а образование в глухом чукотском поселке нулевое. Купить у меня квартиру администрация поселка не смогла (не было денег) и мне предложили на выбор: либо я получаю зарплату за полтора года, либо компенсацию за отработанные на Севере годы. Я выбрала второе. Сдала квартиру в поссовет и вернулась с детьми на родину. Я - коренная калининградка, здесь в земле лежит вся моя семья: мать, отец, дед, бабушка.

<...> Прописку я приобрела в Багратионовском районе, но жилья там нет и не предвидится. Да и не могу я там жить, т.к. сыну нужно круглосуточное (бывает и так) наблюдение врачей, а дочь является особо музыкально одаренной. Так и болтаемся по съемным квартирам..."

"Я, Игнатова Надежда Васильевна, состав семьи - три человека, стою в очереди на получение жилья в администрации Центрального района с августа 1987 года. В льготном списке воинов-интернационалистов мой покойный муж значился под №1".
"Я, Пивко А.И., стою в очереди на получение жилья от администрации Центрального района с 1979 года. Инвалид II группы, я занимаю комнату площадью 8 кв.м., где постоянно не хватает воздуха. Соседи - четыре человека. Туалет совмещен с ванной, площадью 2,8 кв.м., так что приходится стоять в очереди, чтобы туда попасть..."

Кроме того, к депутату областной Думы И.П. Рудникову обратились калининградцы: А. Пикалев, Г. Золотухин, Шевцова Д., Овчинникова И., Тимофеева Н.В., Иванов А., Васюкова О., Черкасов И., Немцева Е., Корчуганова З., Маркелова В.В., Лагунин В.А., Моисеев В.И., Руткаускайте С.И., Субботин В.Н., Гладченко О.А., Дрожак И.М., Садовникова С.Г., Ворсина И.В., Никитина О., Егина Е.Н., Газизова Т.Л., Галинский И.Е., Скалько Л.А., Ложнов А.Д., Пронина Н.В., Гаель А.В., Иванова О.Н., Жураховская Т.В., Тимофеева Е.В., Степанова С.А., Мельникова Н.П., Яковлева С.Ф., Махова С.А., Шевченко Н.А., Денисов И.А., Иванов В.В., Паршина Е.В., Теленченко О.К., Иванова С.М., Мондрукевич А.Е., Алексеенко В.Н., Мамай Р.С., Соловян Д.З., Жекова Е.И., Кузьмин Э.А., Пронин А.Н., Жуков Л.П., Зуев С.В., Герасимова Т.П., Зубков В.П., Небусова Р.Н., Горбунов М.А., Меньшаева С.Н., Васильева Е.Е., Селецкий И.Д., Товстенко П.Я., Мыжковская Н.Н., Шарапов А.Е., Якушевич Ж.Н., Сушко Ю.А., Лещенко П.Н., Гаврилова А.А., Радзивилюк А.А., Лабудин Е.Н., Фирсин С.Д., Кашликова Т.И., Поклад Г.А., Нурулина В.И., Зверев В.В., Глушков С.А., Авдеенкова Н.М., Богунов А.И., Бирюков И.Ф., Иванова Э.В., Чернышева Е.Ю., Иванов В.Б., Корсун Н.Г., Чернышова Г.А., Богданчикова Н.В., Цыганков В.Т., Борисова Г.А., Ляшенко А.А., Саутина Т.Н., Олейник В.Ф., Халатов О.Г., Мартынова Т.А., Корнелюк Е.С., Лисицына М.В., Сычев В.В., Ковалева Г.В., Балабаева М.В., Пиликина Т.И., Рысаев Д.К., Попова Т.И., Каводник А.С., Иваненко Г.Н., Горохова Т.И.

Список можно продолжать до бесконечности. Все новые и новые письма приходят буквально каждый день, и почти каждое из них посвящено жилищной проблеме - самой острой для калининградцев. (По данным мэрии, в списках очередников на 01.01.2002 г. числилось 20278 семей, причем под первыми номерами люди стоят с 1962 года.)

Квартирный вопрос, ставший для десятков тысяч горожан вопросом жизни и смерти, вполне можно решить. Как - об этом в "НК" уже неоднократно писали. Но для того, чтобы механизм реализации программы строительства муниципального жилья был запущен, необходима смена исполнительной власти.

Власть, не сумевшая (а точнее, не захотевшая) дать людям то, что гарантировано Конституцией, должна уйти. Иначе все останется по-прежнему.

Редакция "НК"


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля