Новые колёса

СМЕРТЬ МЛАДЕНЦА “ПО ТЕХНИЧЕСКИМ ПРИЧИНАМ”.
Артём Петрик умер через десять минут после рождения

...Нет ничего страшнее смерти ребенка. Это про умершего взрослого на Руси говорят: “отмучился”. И добавляют, что ТАМ ему будет лучше. А ребенок? Как может быть ему лучше ТАМ, если ЗДЕСЬ он еще ничего не успел: ни улыбнуться, ни порадоваться, ни даже попробовать маминого молочка... Потому что умер, как Артем Петрик, через десять минут после рождения. 18 ноября 2005 года, в 17.50.

Артем был долгожданным ребенком. Прошло почти три года, прежде чем Галина Петрик смогла забеременеть. Она сразу же встала на учет в консультацию Ленинградского района Калининграда, исправно сдавала все анализы, делала УЗИ... Врачей она постоянно благодарила - в общем, все как полагается.

Плод развивался без патологий. Галина решила рожать в роддоме №2 на ул. Павлика Морозова. Легла туда на сохранение. Срок родов был назначен на 11-е ноября.

- Незадолго до этого, - говорит Галина, - меня выписали. Вечером в пятницу. На сороковой-сорок первой неделе у меня появились кровянистые выделения. Я позвонила своему гинекологу, Ивановой Алле Равильевне. Та сказала: “Сиди дома, в понедельник я тебя положу в стационар”.

В больницу я легла во вторник. И до пятницы просто провалялась на больничной койке. Мне становилось все хуже. Я просила сделать мне кесарево сечение, но слышала в ответ: “Мыть потом тут за вами! Ничего, сказки бывают. Родишь сама”.

Но схватки все не начинались. А в пятницу вдруг открылось сильное кровотечение. Меня наконец-то направили на кесарево. Сама, с кровотечением пошла в операционную на третий этаж... (А врачи еще и поинтересовались, кто меня будет после операции переносить вниз, в палату. У них там такое правило: женщин после кесарева таскают на себе мужья или другие родственники. Даже дедушки.)

Перед началом операции плод прослушивался. Но врач почему-то в последний момент распустила операционную бригаду. А когда анестезиолог Яковцева не смогла сразу дать мне наркоз, а потом дала его неправильно, доктор спешно стала бригаду созывать обратно. Кто-то из медиков уже гулял по “Виктории”, кто-то отправился по домам...

Меня спасли. Но ребенок умер от асфиксии (удушья). Из-за того, что я долго была без дыхания.

...Когда я пришла в себя, мне сообщили: “Скажи спасибо, что ребенок умер. Он был тяжело больным, с пороком сердца”.

Я - в отчаянии. А меня еще положили в такую палату... рядом дети плачут, чужие. А моего - нет. А он родился весом 3600 гр., 54 сантиметра... И я не очень-то верила, что у него оказалась несовместимая с жизнью патология. Ведь все анализы были хорошими! УЗИ, КТГ - все в норме. Зачем тогда их сдавать, если они ничего не показывают?!

А главное, я не могла понять, почему в роддоме ко мне вдруг стали так относиться, точно я в чем-то виновата. Почему никто не выразил мне соболезнования - не говоря уже о такой “роскоши”, как квалифицированная помощь психолога... Вместо этого меня пичкали фенобарбиталом...

Я ушла домой. Не дожидаясь даже, пока снимут швы. Не могла там больше оставаться. И всё. Никого больше не интересовало мое состояние. Никто не позвонил, не поинтересовался, как там швы. Когда я сама звонила в роддом, чтобы спросить, как быть со снятием швов, там кидали трубку, едва заслышав мою фамилию.

...А потом вскрытие показало, что патологии - нет.

Мы стали разбираться.

Заметьте, мы еще не знали ВСЕЙ правды, я еще думала, что действительно родила больного ребенка - и задавалась вопросом, иметь ли детей впоследствии... И вдруг выясняется, что ребенок умер от асфиксии!

От начальника отдела лечебно-профилактической и лекарственной помощи министерства здравоохранения Калининградской области Н.В. Костык я получила ответ:

“<...> причиной крайне тяжелой асфиксии, развившейся у ребенка во время родов и приведшей к смертельному исходу, явились осложнения эндо­трахеального наркоза при оперативном родоразрешении, связанные с техническими трудностями его проведения”.

Это что же получается: мой ребенок умер по ТЕХНИЧЕСКИМ причинам?!

И снова - никаких извинений. Мол, “грубых дефектов качества оказания медицинской помощи не выявлено”. А то, что ребенок умер - это не грубый “дефект качества”?! И никто за это ответственности не несет?

Я не жажду мести. Мы не собирались и не собираемся обращаться в суд, требовать каких-то материальных компенсаций. Но я хочу, чтобы врачи, загубившие моего сына, хотя бы извинились передо мной и моей свекровью...

Но медики заняли круговую оборону. Муж анестезиолога Яковцевой - патологоанатом в областной больнице, человек в медицинских кругах известный. И вот - в моих анализах, которые я сдавала во время беременности, появляется дописка - будто бы у меня был обнаружен токсоплазмоз. (Но его не было! А иначе - как объяснить, что я не получала соответствующего лечения?) И якобы именно в результате этого произошла отслойка плаценты.

Но ведь я не с улицы пришла? Если даже отслойка плаценты и случилась - то в стационаре, после того, как я почти неделю умоляла сделать мне кесарево! При том, что все сроки были уже пропущены - зачем тогда вообще ставятся эти даты?!

...Когда моя свекровь пришла к гинекологу, которая меня оперировала, та ей заявила: “Скажите спасибо, что вашей невестке оставили матку”.

Значит, моего ребенка убили - а я всем должна за это говорить “спасибо”?..

Я пошла к начальнику отдела управления здравоохранения мэрии Калининграда Авакяну. Он сказал: “Хотите, я перед вами сам извинюсь?” Но мне не нужны ЕГО извинения. А он добавил: “В приватной беседе я готов вам посочувствовать. Я могу посодействовать, чтобы вы получили послеоперационное лечение (и действительно, он направил меня на неделю в многопрофильную больницу, но все лекарства я покупала сама). Но на суде все будет иначе. Во всем обвинят именно вас”.

Вот мы и решили, по крайней мере, обо всем рассказать. Если эти люди не понесли никакой ответственности - ни выговора, ни даже простого определения - пусть хотя бы про то, что случилось со мной и с моим ребенком, станет известно.

А я... я не знаю, смогу ли я еще родить. И если беременность случится, то как я буду ждать родов - помня обо всем, что было, и боясь повторения трагедии.

...Наши бабушки говорили: “Рожать собираешься - на смерть рубашку шей”. Сегодня женщины, готовясь к самому главному таинству в своей жизни, молятся всем богам о спасении новорожденного. Роды нынче - лотерея. Вернее, “русская рулетка” для малыша. И мы не стали бы вдаваться в медицинские тонкости (всем известно, как непросто добиться правды, когда против тебя восстает все медицинское сообщество. Врачи неохотно признают ошибки. Свои, чужие... не важно. Сегодня ты принял сторону пациента, а завтра ее примут против тебя. Круговая порука!), если бы не дико-очевидный факт: перед матерью убитого младенца врачи даже не извинились! А смерть его списали на “технические причины”, как будто не младенец погиб от удушья, а произошла простая поломка какого-то не очень важного агрегата.

...Против Галины, похоже, ополчились все медики города. Ее не хотят осматривать в женской консультации, с ней не желают разговаривать в присутственных местах... Виновной “назначена” именно она (должна была, наверное, сидеть и помалкивать в тряпочку), посмевшая доискиваться до правды.

А настоящие виновные - в порядке. И мальчик Артем, не успевший за свою десятиминутную жизнь даже вздохнуть полной грудью, им по ночам не снится.

...Прости, Артем. Наверное, родись ты в другой стране, сегодня ты был бы пятимесячным, с пухлыми щечками и радостной беззубой улыбкой. Ты жадно сосал бы молочко, пускал пузыри и смотрел на окружающий мир круглыми, как пуговицы, глазами. Но ты родился здесь. А на месте твоей мамы могла оказаться любая. И еще может. “Технических причин” хватит на всех. Вот только человечность - в большом дефиците.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля