Новые колёса

СМЕРТЬ КАРАУЛИТ ПО ДОРОГЕ В ШКОЛУ.
Дети посёлка Полевого ежедневно рискуют здоровьем и жизнью

Поколение, выросшее в советское время, помнит лозунг “Всё лучшее - детям”. Он украшал школы, пионерские лагеря, звучал с экранов телевизоров.

Оксана Белькова с дочерью ДашейОксана Белькова с дочерью Дашей

В “империи зла” и “тюрьме народов” бесплатные школьные обеды считались чем-то само собой разумеющимся. Как и всевозможные кружки самодеятельности, спортивные секции. Коммунисты не жалели денег на школы, клубы, детские сады, поликлиники и библиотеки. В застойные времена родители точно знали, что их дети не будут страдать от голода, холода, отсутствия учебников и детсадов. Государство выделяло деньги на детское кино!

...Сейчас почти ничего этого не осталось. Кино для детей снимают американцы, в домах пионеров и спортивных клубах за всё надо платить. Про нехватку детских садов и говорить не приходится... Россия встала с колен!

Сельские школы - и те оптимизировали, то бишь ликвидировали “нерентабельные”. Хотя как образование может быть нерентабельным?

Теперь детей из отдалённых деревень возят в школу автобусами. Или не возят вовсе. К примеру, ребятам из посёлка Полевого Полесского района приходится полтора километра идти до школы пешком - в дождь, слякоть, мороз. По оживлённой автотрассе, на которой не установлены даже фонари.

Что из этого получается, рассказала Оксана Евгеньевна Белькова, мама 9-летнего Артёма Белькова. 7 ноября 2013 года по дороге в школу мальчика сбила машина. Водитель уехал с места происшествия.

По тёмной дороге

- Мы с мужем и двумя детьми живём на ул. Советской в посёлке Полевом. Он находится на окраине посёлка Залесье Полесского района. В Полевом всего четыре дома, поэтому нас относят как бы к жителям Залесья - крупного посёлка. Там есть школа, несколько магазинов - продуктовые, промтоварные. Туда регулярно ходит дизель из областного центра.

Через Залесье проходит автомобильная трасса “Калининград - Полесск”. По сути, дорога делит населённый пункт пополам.

Артём учится в 3-а классе МБОУ (муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение) Залесьевская СОШ, которая находится в центре посёлка, в 1,5 км от нашего дома.

С первого класса я сама возила сына в школу - на велосипеде. Зимой добирались пешком. Правда, в прошлом году детей с окраин Залесья забирал школьный автобус. Он ехал по трассе мимо нас и останавливался в кармане для транспорта, расположенном на правой стороне дороги. Теперь почему-то наших детей школьный автобус не берёт.

В ноябре прошлого года у нас родился второй ребёнок - дочка Даша. Я теперь не имею возможности провожать сына в школу. Муж работает в Калининграде, рано уезжает из дома. Артёму приходится каждый день ходить до школы и обратно пешком. Причём, на этом шоссе нет ни тротуара для пешеходов, ни фонарей. Только узкая тропинка. И темнота кромешная! К тому же одна сторона обочины перекопана - прокладывают водопровод.

Перелом со смещением

- В 8 часов утра, когда Артём идёт в школу, на улице ещё темно. Я очень беспокоилась за сына и несколько раз обращалась к учительнице с просьбой - решить вопрос с подвозом наших детей. Она пообещала поговорить со школьным начальством. Как раз накануне, 6 ноября, я снова позвонила в школу. Педагог объяснила, что наших детей никто возить не будет - не положено!

В тот день, 7 ноября, я Артёму наказала: “Жди на остановке автобус. А уж если тебя не возьмёт, тогда иди дальше”.

Артём вышел из дома примерно в 7.50 утра. А в 8.30 мне позвонили и сказали, что моего сына сбила машина. Он вроде бы в сознании, сломана рука. Я очень испугалась - ведь Тёма ещё такой маленький! Сломя голову помчалась в школу. Прибегаю - Артём сидит в школьном автобусе - бледный, испуганный.

Медсестра из медпункта сделала ему обезболивающий укол. Но Тёма всё равно жаловался на сильную боль в руке. Потом приехала “скорая” из Полесска. Мальчику было очень плохо - он не смог встать, чтобы дойти до машины “скорой”. Водитель отнёс его на руках.

Я вместе с сыном поехала в Полесскую больницу. Там сделали рент­ген - оказалось, перелом левой плечевой кости со смещением. Врачи сказали, что перелом сложный, надо ехать в Калининград.

Удар сзади

- Нас напоили валерьянкой и повезли в областной центр, в детскую больницу на Дм. Донского. Медики объяснили, что нужно вправлять кость - под наркозом. Иначе неправильно срастётся.

Артём Бельков в больнице

Пока делали эту операцию, мы с мужем ждали в коридоре (он примчался в больницу). Потом сына определили в палату, и мы отправились домой.

- Вы спрашивали у Артёма, что произошло?

- Сын сказал, что шёл по обочине, когда его сзади ударила машина. Он ничего не видел. Ни марку автомобиля, ни цвет.

Мальчик, друг Артёма, с которым он направлялся в школу, вроде бы заметил тёмную “Ауди-100” (44-й кузов).

Сначала ребята шли навстречу движению транспорта, а потом перешли на другую сторону (в надежде, что автобус остановится) и шли по ходу движения.

После наезда Тёма упал. Друг помог ему подняться, усадил на пенёк на обочине.

Следом шёл сосед, вёл маленькую девочку в нулевой класс. Мужчина слышал удар, стоны, подумал, что машина собаку сбила. А когда подошёл, увидел Артёма и его друга. Артём плакал, а друг его успокаивал. Тут как раз мимо проезжал школьный автобус. Сосед попросил отвезти моего сына в поселковый медпункт.

Скрылся с места ДТП

- Что в полиции говорят?

- Водитель неизвестен - уехал с места ДТП. В дежурной части Полесска нам преподнесли свою версию: дескать, мальчик шёл по дороге, размахивал руками, потому его и сбила машина.

А если даже и махал руками... Разве транспорт может двигаться на таком расстоянии от обочины, чтобы зацепить пешехода за руку?!

Я понимаю, что темно, на дороге ничего не видно... Но не почувствовать удара, не заметить, что сбил ребёнка, водитель не мог. Он даже не притормозил, не остановился. Хотя не знал, насколько серьёзные травмы мальчик получил. А может, от шофёра зависело, выживет мой сын или нет?

Машина шла со стороны Совет­ска в сторону Калининграда. Возможно, выехала из посёлка Каштановка или Большаково.

По словам друга Артёма, автомобиль двигался с большой скоростью. Но визга тормозов никто не слышал.

В автобусе нет мест

- На следующий день после случившегося (в пятницу 8 ноября) я отправилась в школу к директору, Акимову Виктору Михайловичу. Но его не оказалось на месте. Сказали, будет в понедельник.

11 ноября с утра я снова пришла в школу. Разговаривали мы с Акимовым, стоя в коридоре. Он меня сначала даже в кабинет не пригласил.

Я представилась: Оксана Белькова, мама мальчика, которого сбила машина. Акимов никак не отреагировал. Поинтересовался лишь, чего я хочу.

“Будут ли приниматься какие-то меры в связи со случившимся?” - спросила я.

Акимов очень удивился: “Нет. А какие меры вы хотите?”

“Нужно решить вопрос с подвозом детей”.

“Ваших детей никто возить не будет”, - резко ответил директор.

Я настаивала: “Что случится, если водитель по пути заедет на остановку и заберёт детей из нашего посёлка?”

“Что случится, что случится... - совсем рассердился Акимов. - Водитель потеряет работу!”

Потом он повёл меня в кабинет, достал документы (папку с маршрутами, заверенными подписями и печатями) и сказал, что наш остановочный пункт нигде не обозначен. Школьных автобусов всего три. Машины едут полностью забитые, мест для наших детей нет. Возить их стоя водители не имеют права.

И ещё он привёл в доказательство предписание, согласно которому в пределах трёх километров подвоз детей школьными автобусами не предусмотрен.

“Поэтому ваших детей никто возить не будет, - повторил директор. - Единственное, что мы можем обещать - в следующем году трубопровод зароют и сделают там тротуар”.

Я вышла из школы расстроенная. Понимаете, мы и так трудно живём - в старом немецком доме, который весь разваливается. Без воды, без элементарных удобств - туалета в доме даже нет. У меня на руках годовалый ребёнок. И тут такое отношение...

- У вас даже холодной воды нет?

- Да. Водопровод до нашего посёлка не дотянули. Сказали, нельзя, ручей мешает. Воду берём в колодце, который сами вырыли во дворе.

Страшно даже подумать

- Мы написали жалобу в районную администрацию, в отдел образования. Меня убило то, как директор со мной разговаривал. Ведь ребёнка из его школы сбила машина! И никакого понимания, сочувствия...

Из нашего посёлка в Залесьев­скую школу ходят пятеро детей. Ещё трое - подрастают. Почему же люди, по своей профессии обязанные заботиться о детях, так равнодушно к ним относятся?!

- Как Артём себя чувствует в больнице?

- Поначалу жаловался, домой просился. Потом вроде привык, познакомился с соседями по палате, друзей нашёл. Мы ему ноутбук привезли, несколько учебников - к ним учительница приходит. В детской больнице довольно хорошие условия. Есть раковина, душ, горячая вода.

- Сколько человек в палате?

- Девять или десять... Не помню точно. Среди них лежачие дети тоже.

Сколько Артёму придётся лечиться, мы не знаем. Уже две недели прошло. Сейчас врачи говорят, что кость неправильно встала и надо снова её вправлять под наркозом. На днях планировали операцию, но потом перенесли на другой день.

...Мы с мужем, конечно, просим откликнуться свидетелей ДТП. Но я на это особо не надеюсь. Ещё хорошо, что так отделались... Будь мальчик хоть на шаг ближе к дороге, автомобиль вообще бы его переехал... Об этом даже страшно подумать!

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля