Новые колёса

“СКУШАЙТЕ НАШЕГО ПОСЛА!” Каннибалы из Африки учились в Калининграде, а потом ели иностранных дипломатов

Житель Калининграда Александр Константинович Малышев 26 лет своей жизни отдал морю. Работая трал-мастером на рыболовных судах, он не только ловил рыбу, но ещё искал пропавший самолёт в африканских джунглях, строил школу на Кубе, боролся с морскими дьяволами и зубастыми акулами.

Морские дьяволы

- Часто во время траления, кроме рыбы, сети захватывали разных морских обитателей. Судовые приборы показывают, что в море - косяк, что рыба заходит в трал, а выбираем - в мешке одни громадные скаты - манты. Их ещё называют морскими дьяволами. На самом деле манты совершенно безобидные - питаются зоопланктоном. Хотя очень крупные. Размах крыльев до шести метров, а вес от 1,5 до 2 тонн.

С ними приходилось повозиться. Разрезали сеть, подцепляли этих гигантов металлическим крюком (его вбивали в тело животного) и лебёдкой вытягивали на борт.

- В живых скатов вбивали крюки?

- Нет. Пока мы их тащили сетями, они задыхались и погибали. Мы скатов никуда не использовали - сбрасывали за борт. Хотя африканцы вообще-то их едят...

У берегов Намибии много мор­ских котиков попадалось (ушастых тюленей). Однажды тащили трал с рыбой на палубу, а тюлень запрыгнул на мешок, сидит сверху и рыбу через ячейки вытаскивает. Не боится нас - вообще! Чуть в машинное отделение не провалился.

Мы его деревянным скребком подтащили на палубу и выпустили по слипу в море. Но перед этим сфотографировались с ним - на память

А вообще, есть такой грех - много животных тральщики погубили. Тюлени ведь тоже питаются рыбой, крутятся у косяка. И если попадают в трал, то сразу задыхаются.

Свадьба акулы

- Однажды в одном из северных морей поймали большую тигровую акулу. Метров семь длиной. Стали сеть поднимать - а оттуда огромный хвостяра торчит. Акула ещё живая. Зацепили её тросом за хвост, освободили из сетей и отпустили в море.

У берегов Анголы очень много акул! Бывало, пока улов тащишь, они рвут трал, выгрызают из сети целые куски и едят рыбу. Пока дотянешь мешок до судна, из семи тонн добычи остаётся всего полтонны. И трал весь в дырках...

В 1974-м я работал на РТМ “Тропик”. Шли через Атлантику ловить мойву. Днём, в районе Большой Ньюфаундлендской банки (шельфовая отмель в Атлантическом океане у острова Ньюфаундленд, - прим. авт.), увидели айсберги. Потрясающее зрелище! Огромные величественные ледяные горы бесшумно плывут по морской глади как корабли-призраки.

В том же районе наблюдали очень интересное явление - акульи свадьбы. Море буквально кишело акулами. Вокруг судна и до самого горизонта - сплошь акульи плавники.

А в Мадагаскарском проливе попадалось очень много китов. Кит выставит плавник из воды (он белого цвета) - издалека кажется, что это парусник. А подойдёшь поближе - кит.

Петух-рыбак

- Как то раз перед рейсом наши ребята отправились на Центральный рынок в Калининграде. Купили водки и ради хохмы - маленького цыплёнка, живого. Взяли его с собой на пароход. Дескать, вырастет - сварим бульон из свежей курятины.

Рейс длится полгода. Где птицу держать? В кубрик не возьмёшь, в машинное отделение - тоже. Цыплёнка отдали нам, морякам-тральщикам. Добыча рыбы происходит на открытой палубе, на корме. Здесь птице жизнь вольная...

Цыплёнок рос, потихоньку клевал всё, что ему перепадало. Еды-то на судне - навалом. Когда вырос, оказалось, что это не курица, а петух. Моряки уже забыли, что покупали его, чтобы сожрать. Так с ним сдружились, что о супе из петуха речи не было.

А Петя стал воинственной птицей, шпоры на ногах отрастил. Нас, тральщиков, узнавал и не трогал. А если моторист выйдет на палубу, то сразу нападал - выставит свои шпоры и давать атаковать, как настоящая бойцовая птица.

Петух очень любил смотреть, как трал вытаскивают. Ваер-трос, с помощью которого лебёдка тянет трал, обрабатывается специальной липкой смазкой. И вот однажды наш Петя прыгнул на трос и прилип. Машет крыльями, а освободиться не может. Его чуть не затянуло в лебёдку. Хорошо, мы вовремя её остановили и вытащили беднягу.

С тех пор как только петух слышал гул лебёдки, сразу бежал наверх, на штурманский мостик. Садился на леер и оттуда смотрел за выборкой трала. А когда всё заканчивалось, спускался вниз и ходил по палубе как хозяин.

Потом наша команда сменилась - Петя перешёл к подменному экипажу. Там петуха никто не обижал. Несколько раз он с ними в море сходил, но потом всё же погиб. Условия-то в море - ого-го, не для петухов.

Фиолетовая стирка

- На РТМ “Атлантик” была должность - машинист по стирке одежды (его прачкой называли). Я ходил тогда старшим трал-мастером. Мы хорошо поработали, и вот - первый банный день.

На судне воды пресной мало - только для питья и приготовления пиши. Для технических нужд использовали воду из опреснительной установки. На мытьё, стирку и т.д. В банный день (его устраивали раз в 10 дней) все моряки сдавали свою рабочую одежду в стирку. Матрос загружал всё в большой барабан, и она там стиралась.

Случилось так, что накануне стирки второй помощник решил старую робу перекрасить - замочил её в фиолетовой краске для штамповки рыбы. Выкрасил, высушил... Не знал, что краску надо ещё в уксусе за­креплять. В банный день сдал свою робу в общую кучу. После стирки одежду развешивали на трубах, которые шли вдоль всего борта.

И вот на следующий день в 4 часа утра мы собрались на смену. Пришли одеваться. Глядь, а вся роба одинаковая - грязно-фиолетовая. Тут начался такой бардак - никто свою одежду найти не может.

...Второй помощник сначала не признался, что из-за него весь сыр-бор. Но потом мы узнали.

Горчица с неграми

- Одно время я работал в Анголе на мартышке (так моряки называли малые рыболовные траулеры). Для разгрузки ящиков с рыбой нанимали местных жителей. Кормили их на судне вместе с нами. Чай, бутерброды...

Наш повар очень хорошо делал горчицу. А она когда свежая, ядрёная - жуть. И вот мы сидим в столовой, берём кусок копчёной колбасы на хлеб, а сверху мажем горчицей.

Негры пришли, смотрят: “совьетико ест”. Они сделали, как мы - бутерброды намазали горчицей и в рот. Тут-то у них глаза на лоб и повылазили. Слёзы - градом.

Мы думали, ребята выкинут эти бутерброды. Так нет! Они побежали на палубу и стали всех своих товарищей угощать. Те пробовали, что-то лопотали на своём языке, подняли такой шум-гам... Но ни одного бутерброда негры не выбросили.

“А где у тебя рога?”

- Когда ловили мойву у берегов Канады, нас останавливали суда береговой охраны. Один из канад­ских моряков неплохо говорил по-русски. Его предки родом из России. Парень любил выпить водки с русскими моряками. И вот как-то раз сидим с ним за столом, уже хорошо поддатые. И вдруг канадец обращается к старпому: “Ты коммунист?”

Тот отвечает: “Да, коммунист. А что?”

- А где у тебя рога?

Мы засмеялись. На Западе так пугали коммунистами, что представляли их чертями с рогами.

- А почему канадцы останавливали наши суда?

- Проверяли, что мы ловим. Дело в том, что местные рыбаки ставили ловушки на омаров. Это такие ящики, которые связаны между собой канатами. В них заходят омары.

Иногда наши тралы зацепляли эту связку и вытаскивали её на судно. А так как это были капиталистиче­ские омары, то есть имущество нашего идеологического противника, мы с ними не церемонились. Запросто вынимали из ловушек, потом отваривали в железной бочке и ели. Тогда ещё мы не соображали, что омары - это большой деликатес. Могли запро­сто шейку омара променять на манную кашу.

Некоторые умельцы делали из них сувениры. Мясо доставали, панцирь высушивали и на подставке это чудище закрепляли.

В то же время канадские рыбаки жаловались, что советские суда разоряют их ловушки. Сначала береговая охрана у нас ничего не находила. А потом у охраны появился прибор, улавливающий хитин (он находится в панцирях омаров). Проверяющие приходили на судно с приборами и везде, где только моряки ни спрячут (в трюмах, в каютах), находили этих раков. Тогда составляли акт о незаконной добыче. Ведь это - контрабанда.

Кокосы рвать запрещено

- Как-то мы стояли у берегов Кубы. В качестве дружеской помощи кубинскому народу нас, молодых моряков-комсомольцев, подрядили строить сельскую школу. Стройка находилась недалеко от Гаваны. Мы вместе с кубинцами рыли ямы под фундамент. Работа очень тяжёлая! Грунт сухой, приходилось его кирками разбивать. К тому же жара неимоверная, солнце палит... Строительство продвигалось медленно, кубинцы во время работы еле шевелились.

Но зато после обеда оживали. Поедят, берут биты и начинают играть в бейсбол. Набегаются... Потом стройка опять замирала - до конца рабочего дня.

Вечером нас возили на пляж Бакуранао. Море, песок, пальмы... Красота! На одном из деревьев мы заметили объявление на русском языке: “Кокосы рвать запрещено”.

Тогда на острове свободы работало много народу из СССР. Видимо, наши ребята любили подёргать эти кокосы.

Горилла в джунглях

- Однажды мне довелось участвовать в экспедиции - в джунгли. Мы тогда стояли в порту Луба (остров Фернандо По, Экваториальная Гвинея). В 1973 году остров переименовали в честь первого президента Экваториальной Гвинеи - Масиаса Нгема Бийого. Правда, после свержения Масиаса в 1979 году остров вновь переименовали - в Биоко.

Так вот, в бытность правления Масиаса в джунглях потерпел аварию небольшой самолёт - видимо, советский. Потому что на поиски собирали моряков-добровольцев с наших судов.

Отряд в 25 человек отправился в джунгли на поиски разбившегося самолёта. С вертолёта нам сбрасывали красные флажки, они падали на деревья. Мы должны были по ним ориентироваться и двигаться к месту аварии.

И вот идём мимо плантаций сахарного тростника. У этого растения ствол высотой до шести метров и огромный корень. Смотрим, на краю поля стоит горилла - огромная чёрная человекообразная обезьяна. Самец. Мы остановились в замешательстве. Тот тоже замер и смотрел на нас. Вдруг он схватил тростник и вырвал его вместе с корнем. Потом поднял вверх и потряс над головой. Мол, смотрите, какой я большой и сильный...

В этот момент нам действительно стало страшно. В нём было что-то звериное и одновременно - человеческое. Мы бегом бросились назад.

Колдуны и ведьмы

- Самолёт нашли?

- Нет. Нас хватило только на одни сутки. Жара, непроходимые джунгли - добраться невозможно.

В составе группы, которая искала самолёт, находился представитель нашего министерства сельского хозяйства в Гвинее. Он общался с президентом, Масиасом Нгема Бийого, и рассказывал, что тот был совершенно неграмотный. Но делал вид, что очень образованный.

К примеру, приходит к нему представитель СССР. Президент встречал его, сидя за столом с открытым томиком Ленина. Когда являлся посол из Китая, на столе лежала книга Мао Цзедуна.

Советский Союз в Гвинею технику поставлял - машины, тракторы... Чернокожие студенты вроде набирались ума-разума у нас в Калинин­граде. Но их президент по-прежнему говорил: “Вы, советские, плохо поступаете, заставляете нас работать. А вот китайцы - молодцы. Присылают тетрадки и карандаши, хотят, чтобы мы учились и стали грамотными...”

На самом деле, там действительно народ дикий - туземцы-каннибалы. Иногда съедали неугодных - в основном, тех, кого считали колдунами и ведьмами.

Среди наших моряков ходила такая байка. Якобы островитяне съели французского посла. Франция направила им ноту протеста. Они ответили: чтобы поддержать дружеские отношения, скушайте нашего посла во Франции.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля