Новые колёса

Шваброй по голове били медсестру в онкодиспансере за вопрос, почему ей так мало платят

В евангелии написано: "Легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому войти в Царство Божие". Может быть. Но богатые в Царство Божие и не торопятся. По крайней мере, добровольно. А бедные - давно уже в аду. Так сказать, без отрыва от производства.
...Калининградку Татьяну Синчура избили прямо на рабочем месте. Некто Ю. Конотоп ударила ее, даже не подозревающую о готовящемся нападении, в правый висок. Ударила сильно - так, что у Татьяны в глазах потемнело, и она еле устояла на ногах. А Конотоп развернулась и, как ни в чем не бывало, пошла по своим делам. Скажете, бывает. Дамы по нынешним временам такие "бои в грязи" устраивают, что мама не горюй! И на русском матерном изъясняются похлеще пьяных матросов. Чего ж удивляться тому, что одна мадам начистила другой физиономию?!
Да, но Синчура и Конотоп - не базарные торговки и не шпалоукладчицы, а... медицинские работники.
Татьяна Вячеславовна - медсестра радиологического отделения областного онкологического диспансера. Ю. Конотоп - старшая медсестра этого же отделения. Безобразной сцене предшествовало обычное, казалось бы, дело: Синчура и ее коллеги Л. Киселева,
М. Вахрушева и В. Баранова попытались прояснить у "старшей" некоторые финансовые вопросы.
- 29 сентября этого года я дежурила. Мы пришли разбираться насчет зарплаты, - говорит Татьяна. - У нас в диспансере существует фонд экономии: ставки-то заполнены далеко не все... Но сколько у нас сестер, сколько вакансий, сколько - соответственно - свободных средств, мы не знали. Зарплата сотрудников, которых в наличии нет, делится по личному усмотрению Конотоп. При ставке 900 рублей, санитарки (не все, разумеется), получают по семь-восемь тысяч рублей. А обязанности сводятся к тому, чтобы один раз в день помыть полы в кабинете и разнести карточки в регистратуре.
Сама Конотоп нарезает себе зарплату в 10-12 тысяч рублей. Притом, что законом установлены ограничения: медсестра не имеет права совмещать более полутора ставок. Но режим наибольшего благоприятствования - для избранных. Тех, кто сумел "найти ключик" к сердцу Ю. Конотоп - а значит, и припасть к "денежному кранику".
Мы неоднократно обращались по поводу странного распределения средств из фонда экономии к нашему главному - Дадьянову Далатгерию Анатольевичу. Но он не реагирует...
И вот - когда мы задали конкретные вопросы Конотоп, она ответила: "Идите на х...й! Вы меня зае...али". А когда я выходила из кабинета, она меня ударила - сильно и обдуманно. Не стесняясь свидетелей. А еще через час ко мне в кабинет ворвалась санитарка Клюшкина и с воплем "Ты что в мой кошелек лезешь?! Тебя что, никто не еб...т?!" - набросилась на меня с кулаками.
Мат лился безостановочно. Я пыталась сопротивляться, но она схватила швабру и стала бить меня по голове, по животу... Я еле вырвалась.
Голова болела дико. Я не помню, как отработала до конца свою смену - такой у меня был стресс. Сразу же пошла на прием к невропатологу, тот отправил меня в больницу скорой медицинской помощи (БСМП). С диагнозом "ушиб мягких тканей правой височной области" я нахожусь на больничном. Мне прописаны весьма дорогие лекарства. На 200 рублей я таблеток купила, а еще на 400 пока не могу: только что вышла из отпуска, денег дома немного. А главное, я не могу себе представить, как после ТАКОГО вернусь на работу.
Я написала обо всем случившемся Дадьянову. Он пообещал в течение десяти дней разобраться и ответить. Тоже письменно. Но я чувствую, что сейчас против меня начнут "собирать ополчение". Люди, которые получают больше денег, чем мы, остальные - сделают все, что им скажут. И Конотоп, скорее всего, ничего не будет. Ее не уволят. И по-прежнему она - 36-летняя женщина, которая уже не может держать себя в руках - будет считаться представителем самой гуманной в мире профессии... И иметь дело с тяжело больными пациентами, которым любой стресс может стоить жизни.
...Вот такая история. Про людей, с одной стороны, озверевших от хронического безденежья, а с другой - оборзевших от сознания собственной безнаказанности.
...Синчура теперь будет жить как на пороховой бочке. Чтобы "выдавить" ее из онкодиспансера, ей, вероятно, начнут устраивать каверзы: вести строжайший хронометраж ее утренних появлений на работе, пытаться подловить ее на "неидеальном" исполнении служебных обязанностей.
В другой больнице, помнится, "жалобщицу" схарчили цинично, но с выдумкой: коллега, числившаяся в приятельницах, поднесла стопочку коньячку и бутербродик. Выпей, мол, за мой день рождения! А как только "жалобщица" поднесла рюмку ко рту (нельзя же обидеть коллегу-союзника!), в кабинет ввалилась целая комиссия.
И был составлен акт о распитии спиртных напитков на рабочем месте, и бедолаге предложили уволиться "по собственному", а то-де уволят по статье... И НИКТО не сказал ни слова в ее защиту: бедность унижает. Человек, которому государство за месяц адской работы щедро отмерило девятьсот "деревянных"... ну, или там тысячи две... и которому из других источников перепадает солидная надбавка - кусать руку своего благодетеля не будет. Скорей уж, за компанию с остальными запинает ненавистного отщепенца. И никакая обещанная Путиным прибавка по 5.000 рублей медсестрам и по 10.000 врачам ничего уже не изменит.
Благодаря чудовищной селекции выросли целые поколения медиков, сменивших плакатик образца восьмидесятых "Цветы и конфеты не пью!" - на новенький, в духе нашего времени: "Цветы и конфеты - не деньги". А "белых ворон" - с какими-то их нелепыми нравственными принципами! - в своих рядах "люди в белых халатах" не терпят.
...Короче, стоп. Дальше ехать некуда. Ниже - только преисподняя. В которую, впрочем, профессиональные атеисты-медики не верят... И правильно делают. Так бездарно устроен наш мир, что или он и впрямь возник стихийно - или Бог... ну, даже не умер (как утверждал Ницше), а просто от нас всех отвернулся.
Ну а о том, как будут развиваться события дальше, мы наших читателей обязательно проинформируем. Надеемся, что Татьяне Синчура хватит характера не спасовать перед начальством и озлобленными коллегами. И - не выместить потом все свое раздражение на больных. Которым и без этого круто досталось. Раковый корпус! Не лучшее место для драки старшей медсестры с подчиненными, не находите?..
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля