Новые колёса

СЕРГЕЙ УЖЕ НЕ ВЕРНЁТСЯ.
Хозяин “Вавилона” С.
Коротков умер.
Он прожил 38 лет

Сергей Коротков умер в Калининграде утром 24 сентября, у себя дома на ул. Кутузова. Внезапно остановилось сердце. Похоронили Сергея 29 сентября на Космодемьянском кладбище, рядом с могилами его родных.

...Он был необычным человеком. Удачливый бизнесмен, так и не ставший “новым русским”, Сергей никогда не носил малиновых пиджаков. При этом он настолько отличался от наших предпринимателей, что его запросто можно было принять за какого-нибудь “импортного” кутюрье.

Впрочем, бросающаяся в глаза, ярко-эпатажная фигура хозяина “Вавилона”, “Платинума” и “Оранжа” была наглухо закрыта от посторонних взглядов, когда речь шла о личной жизни. (И, конечно, о том, как он сражался со своим главным врагом - алкоголем.) Даже в общем-то советская биография Короткова оставалась тайной для публики, посещавшей его увеселительные заведения.

Сергей Коротков иногда заглядывал в нашу редакцию. В 2004 году - в одном из газетных материалов - мы рассказали, как начинался его бизнес. Фактически это было интервью.

Боулинг и пицца

Если когда-нибудь, лет через ...дцать, кто-то напишет “Историю российского бизнеса”, читаться она будет как детектив. Или, скорее, как триллер. А наши потомки будут искренне недоумевать, как ВО ВСЁМ ЭТОМ можно было жить - и выжить.

Сергей Коротков

...Тридцатитрёхлетний Коротков (он родился в 1971 году) - коренной калининградец. Отец его ходил в море, мать работала в тресте ресторанов. Сергей окончил лётное училище гражданской авиации в Кировограде, но работать инженером-пилотом не стал. Вернулся в Калининград, поступил в КГУ на иняз, но... пришло время. Коротков занялся бизнесом. Привозил в Кёниг новые “Жигули” с “АвтоВАЗа”, реализовывал и другие коммерческие проекты.

Несколько проектов он прокрутил совместно с матерью жены. Тёща Короткова, Тамара Антоновна Ерёменко, была когда-то инженером в “Атлант­ниро”, но перестройка открыла в ней удивительный бизнес-талант и деловую хватку. И вот - по “старым каналам” ей стало известно, что “Атлантниро” сдал свой спортивный зал в аренду мебельщикам.

Там какое-то время были мебельный салон и кафе. Потом помещение выкупил Валерий Атаманов (новоиспечённый хозяин “Рефтрансфлота”)... а потом Атаманову понадобились деньги, и он выставил бывший спортзал на продажу.

У Тамары Антоновны возникла идея открыть развлекательный комплекс - с линией по производству пиццы, боулингом. Тогда это новое для России развлечение имелось у нас в городе только в “Дарите” - но “Дарита” удалена от центра города, и можно было не рассматривать ее в качестве конкурента.

Мамы дома нет

Сергею Короткову идея понравилась. Стартовый капитал у него был - от продажи автомобилей. Учредив фирму “СТП”, зять и тёща выкупили помещение (заплатили около двухсот тысяч баксов “живыми деньгами”), и началось строительство.

Но... в октябре 1999-го случилась беда. Однажды глубокой ночью Коротковым позвонил сын Тамары Антоновны. И сказал, что, вернувшись домой с гулянки, он обнаружил, что мамы дома нет. Вот и интересуется, не у них ли Тамара Антоновна...

Никто тогда особенно не встревожился: она частенько оставалась ночевать у подруг. С мужем Тамара Антоновна развелась года за три-четыре до того, оставила ему трёхкомнатную квартиру, машину...

Ушла фактически с одним чемоданом. Жила какое-то время у зятя с дочерью. Потом купила квартиру на ул. Офицерской, где поселилась с сыном, 1976 года рождения, студентом. (Сыну она ни в чём не отказывала. Он разъезжал на “бэхе”, учёбой себя особенно не утруждал.)

Когда Тамара Антоновна не появилась и наутро, Коротковы забеспокоились: объехали всех её подруг... Написали заявление в милицию. Сразу его не приняли: сказали, мол, приходите через три дня. Мало ли, загуляла, объявится!

Но Тамара Антоновна не объявилась ни через три дня, ни через три месяца, ни, как потом оказалось, через три года... В квартире её не было следов взлома - дверь она явно открыла кому-то знакомому. Или же её вызвали по телефону. И она ушла в спешке, бросив варенье, которое готовила на плите...

Пропали $70.000

Кстати, где-то за месяц до этого из её квартиры пропали $70.000. И опять - ни следов взлома, ни перевёрнутых или разбросанных вещей: кто-то открыл дверь своими ключами (или грамотно сделанными дубликатами), спокойно взял денежки там, где они лежали (а местечко было вполне укромным), и вышел...

Тамара Антоновна обращалась по поводу кражи в милицию, но там это дело спустили на тормозах.

Сразу после пропажи Тамары Антоновны её экс-супруг предъявил к зятю имущественные требования.

(Тёща и тесть Короткова были разведены в суде, но не успели - или не захотели - сразу поставить в паспорта штампики о разводе. На этом основании г‑н Ерёменко и попытался отсудить половину имущества.)

Однако... на семейном совете неожиданно всплыли пренеприятные обстоятельства: оказалось, что пропавшая Тамара Антоновна имела долгов на сто тысяч баксов плюс серьёзную тяжбу с Сетевым Нефтяным банком (по поводу строительства дома в Светлогорске).

После исчезновения г-жи Ерёменко банк выиграл тяжбу... Когда кредиторы потянулись к Короткову, он заявил, что будет выплачивать долги тёщи. Предполагая продать недостроенное здание боулинга. Тем более, что перед строителями также возникла задолженность.

Но... сын и бывший муж Тамары Антоновны категорически отказались от идеи продажи недостроенного развлекательного комплекса. А вскоре милиция о-очень заинтересовалась Сергеем Коротковым, подозревая его в том, что он “приложил руку” к пропаже любимой тёщи, отправив её на тот свет малой скоростью.

“Это ты убил тёщу!”

Короткова начали таскать на допросы - в Центральный РОВД, потом в УВД, где им занимался лично полковник Таранов.

Однако чем глубже следователи вникали в суть дела, тем очевиднее становилось: Коротков, принявший на себя долги и оставшийся фактически у разбитого корыта, - не “основной подозреваемый”, а главный потерпевший.

На продажу боулинга был наложен запрет. Тамара Антоновна числилась в пропавших без вести (официально она была признана умершей только в 2003 году). Т.е. воспользоваться её наследством (если бы таковое имелось) не было никакой возможности.

Коротков крутился, как белка в колесе, пытаясь этот чёртов боулинг достроить. Банки отказывали ему в кредите. Кроме того, стали раздаваться очень странные звонки. Наташе, дочери Тамары Антоновны, неизвестные звонили с требованием выкупа - но до обсуждения суммы и условий почему-то так и не дошли.

Самому Короткову однажды позвонили и сказали:

“Мы знаем, это ты убил тёщу. У нас есть улики, и за определённую сумму мы готовы их тебе продать”.

Коротков обратился в милицию - но продолжения не последовало.

Это были непростые дни.

Коротков продал свою квартиру, машину - “Ауди” последней модели, свой дом на Энгельса... Кредиторам он сразу вернул около $50.000, с остальными договорился, что отдаст позже с процентами. Закрыл долги перед строителями.

Но средств всё равно не хватало.

“Как же это, Сергей?”

И тут... появился г-н С. Золотухин:

“Я слышал, что нужны деньги для достройки боулинга. Я готов вложиться”.

Коротков стал наводить справки - ничего внятного ему о Сергее Золотухине не сказали, кроме того, что своих денег у того нет, и “бабки” будут, скорее всего, табачника Александра Попова.

Коротков, твёрдо решивший больше никого в учредители не пускать, подписал с Золотухиным кредитный договор: тот должен был перечислить $300.000 английской фирме за поставку боулинга.

По устной договорённости Золотухин получал определённый процент от прибыли плюс сохранял за собой право в любой момент забрать свои $300.000 обратно.

Где-то через год Золотухин попытался ввести в этот бизнес третьих лиц - вместо себя. Но Коротков просто вернул ему деньги наличными (около $350.000 - да ещё $50.000 “набежало” на проценты от прибыли). Так что через год после открытия “Вавилона” Золотухин больше не имел к нему никакого отношения. К “Вавилону” - но не к игорному бизнесу!

Дело в том, что Золотухин решил открыть в центре Калининграда на ул. Шевченко ночной клуб “Экстрим-Тим” - как бы второй “Вавилон”. Зарегистрировав его на свою жену, г-жу Л. Калинину. В качестве специалиста по пицце Сергей Евгеньевич привлёк г-на Крупицкого (известная фирма “Гурман-пицца”), обзавёлся игровыми автоматами (в количестве 60 штук).

Коротков тогда возмутился:

“Как же это, Сергей? Я тебе открыл всю технологию - а ты на моём опыте мне же становишься конкурентом?!”

“Долгоиграющее” cотрудничество

Впрочем, он скоро успокоился: у Золотухина дела не пошли. Народ со вкусом поедал пиццу, но на игровые автоматы и бильярд как-то вот не клевал. Через полгода, когда стало ясно, что золотухинское предприятие прогорает, Коротков предложил своему бывшему партнёру-кредитору... продать “Экстрим-Тим”. Видя в этой сделке больше стратегическую, чем экономическую выгоду.

Золотухин - продал (впрочем, ему принадлежало лишь оборудование). При этом пострадал Крупицкий: Золотухин обещал тому “долгоиграющее” сотрудничество, тот купил дорогостоящее оборудование - а через шесть месяцев Золотухин избавился от не приносящего ему прибыли бизнеса. Крупицкому же сказали, что он - свободен. Т.к. у Короткова своя технологическая линия.

Помещение, прежде арендованное у москвичей (там, где раньше был магазин “Балтинвест”), Коротков впоследствии выкупил за 1.600.000 долларов. Теперь на месте “Экстрим-Тима” - второй “Вавилон”.

Редакция “НК”, 2004 год


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля