Новые колёса

СЕКС-ОРГИИ В ТУБДИСПАНСЕРЕ.
Больные туберкулёзом отдыхают в ночных клубах и заказывают проституток

 

О том, что происходит за дверями наших больниц, пациенты распространяться не любят. Себе дороже выйдет! Медики тоже молчат, прикрываясь врачебной тайной. Круговая порука в медицине у нас похлеще, чем в правоохранительных органах. Однако есть всё же люди, гражданская позиция которых вызывает уважение. В редакцию “НК” обратился подполковник милиции в отставке Владимир Иванович Дорожкин. Тридцать лет он отслужил в МВД. Выйдя на пенсию, устроился охранником в Калининградский областной противотуберкулёзный диспансер (ОПТД, Дубовая аллея, 5).

Морг в саду

- В тубдиспансере я тружусь год. Но здесь, как на передовой - можно считать год за два. За годы службы в милиции я всякого навидался. Но такого!..

Владимир Иванович сокрушённо покачал головой.

Подполковник милиции в отставке В. Дорожкин

- А как вы попали на работу в противотуберкулёзный диспансер? - поинтересовалась я.

- Я устроился в охранное предприятие “Консул”, а они заключили договор с диспансером... В лечебный комплекс входят три здания, морг, кочегарка, гаражи, подстанция. Вокруг - большой фруктовый сад. По правилам внутреннего распорядка, больные должны носить маски, не общаться с пациентами других отделений, и, тем более, не выходить за пределы диспансера. Но территория больницы не имеет сплошной ограды.

И вот с самого раннего утра из ОПТД разбегается народ - в поисках развлечений. Кто за спиртным, кто на помойку, а иные просто гулять по Калининграду. Садятся в общественный транспорт, собираются с собутыльниками на детских и спортивных площадках, в парках, скверах, во дворах домов... Они одеты в обычную одежду и ничем не отличаются от здоровых граждан. А ведь у больных открытая форма туберкулёза, они “высевают” огромное количество палочки Коха. Да и другую заразу. Где и когда их получите вы, ваш ребёнок, родственник, знакомый... Возбудители этой страшной болезни жизнеспособны в течение 8 лет - и в жару, и в холод.

- Вы такие жуткие вещи рассказываете. Неужели больных никто не контролирует?

- Дело в том, что по всему диспансеру висят приказы главного врача ОПТД, что за несоблюдение режима лечения (курение в палатах, пьянки, отказ от приёма лекарств и т.д.) больные должны быть выписаны из стационара, отправлены по домам, на улицы Калининграда.

До некоторых пор эта мера работала - пили не так много. Но в этом году главный врач ОПТД запретил выписывать злостных нарушителей режима. Если отыщется пьяный в отделении - накажут медсестру. Поэтому сёстры предпочитают помалкивать, чтобы взыскание не отразилось на их зарплате. В мои функциональные обязанности входит охрана собственности и осуществление пропускного режима. Но проходной как таковой не существует. И охранникам приходится ходить по палатам, проверять больных, собирать их, отнимать спиртное. А потом составлять докладную записку о результатах дежурства.

Медсестра должна сделать отметку, что больной был пьян. Если не буянит, то отправляем спать, если бузит - вызываем милицию. А милиция, как правило, не приезжает. Поэтому тоже отправляем спать. Сколько я пьяных переловил, сколько предупредил, сделал замечаний, сёстрам передал...

Нож к горлу

- Пациенты не хотят лечиться?

- Больше половины больных здесь не лечатся, а лишь едят и спят. А в остальное время - пьянствуют и наркоманят. Вся территория загажена, завалена бутылками! Хотя некоторых пациентов помещают сюда по решению суда...

- А корпуса закрываются?

- Двери запирают с 21 часа до 6 часов утра. Но эти паразиты даже ночью умудряются сбегать! У входа сидит медсестра - что она одна сделает? Контингент здесь такой - уголовники, бомжи, пьяницы. А охранник - один!

Месяца три назад был такой случай. Ночью меня вызвала медсестра. В первой палате первого отделения - драка. Все перепились, и начали выяснять, кто кого не уважает. Один мужик выскочил в коридор и орёт, а другой всё в палате крушит.

Я их успокоил... А потом стал проверять. У одного парня нашёл нож под подушкой. А у другого - отвёртку. Вызвал милицию, но сотрудники ОВД Октябрьского района так и не приехали. Как правило, милиция не приезжает.

- Сколько человек находятся в палате?

- Около 15. Дерутся больные довольно часто. В начале нашей службы даже били охранников палкой по голове. Так те ребята сразу поувольнялись. А медсёстры теперь ночью закрываются в сестринской - и хоть трава не расти! Однажды ночью в одном из отделений началась драка. Медсестра хотела вызвать охрану. Так ей нож к горлу приставили: “Не вздумай позвонить, мы сами разберёмся”.

- Разобрались?

- Пока без трупов...

- ...и телесных повреждений?

- Да эти, “стыдно сказать”, пациенты, ходят постоянно с синими разбитыми мордами. Но их лечат - очень хорошо лечат!Используют эффективные американские препараты. Два месяца - и открытой формы туберкулёза как не бывало. Больные должны пить каждый день по целой горсти таблеток. Цена такой горсти - от 1.200 до 3.000 рублей. Государство на лечение не жалеет средств! Да и условия в диспансере неплохие - в палатах тепло, кругом евроремонт, пластиковые окна... Отличное питание - мясо, сметана, молоко, яйца...

Если человек признан больным туберкулёзом, он получает инвалидность 2-й группы и неплохую пенсию - около 5 тысяч рублей. Люди, всю жизнь отработавшие, таких денег не имеют!

Вылечился и умер от запоя

- А вы сами не боитесь заразиться?

- Боимся! Надеваем респираторы, перчатки. Нас здесь трое охранников, дежурим по одному - сутки через трое. Хотя раньше одновременно работали двое. Но потом прошло сокращение. А с марта 2008 года началась задержка зарплаты. Вроде как для нас нет денег. Похоже, мы скоро отсюда вообще уйдём. Знаете, я такого нигде не видел! В ЛТП и то порядок был! Эти больные нам так говорят: “Я сейчас плюну, а ты и твоя родня всю жизнь мучиться будете”.

- Пациенты умирают?

- Иногда по два человека в день. Особенно в 4-м и 5-м отделениях. Там есть специальные палаты. На моих глазах два парня скончались - здоровые ребята были. Один из них - 27-летний Сиротов. Сначала у него всё шло нормально. Прошёл курс лечения, получил пенсию, выписался и должен был отправиться в санаторий. Но парень запил. Ночевал где-то на дачах, а в диспансер прибегал, чтобы выпивать с дружками. Потом кто-то на этих дачах двинул его тяпкой по лбу - они ж там имущество воруют. И он снова заболел. Его положили в больницу, опять стали лечить. А он пьёт и пьёт! И в начале октября умер.

А другого мужика привезли в больницу в ужасном состоянии - он практически не шевелился. Его подлечили, человек начал двигаться. И тут же запил! А через некоторое время помер.

Есть там ещё дед - совсем старый. Я у него изымал сразу по три бутылки спиртного. А он говорит: “Ты бери, бери... У меня ещё есть!” Его дружбаны тут же сбегают в магазин и принесут!

Обычно числа 28-го у них кончаются деньги. И до 7-9-го следующего месяца мы живём спокойно. А потом они получают пенсию - и пошло-поехало!

Язвы, ВИЧ и путаны

- Я, честно говоря, не знаю, почему главврач Евгений Николаевич Туркин не наведёт порядок. Ведь можно восстановить забор и сделать проходную. Одно время сам главврач бегал по близлежащим магазинам - просил не продавать нашим бедолагам спиртное. Но как их распознать?

А летом он проводил с больными беседы о вреде алкоголя и пьянства. Собирал их в 11 часов во дворе и читал лекции. И вот Туркин им рассказывает, как плохо влияет алкоголь на болезнь, а они уже поддатые все - стоят и лыка не вяжут.

В больнице есть пациент, у которого уже появились язвы. А из них палочки Коха почище хлещут, чем из лёгких. Но он ещё и ВИЧ-инфицированный. Он говорит: “Что вы ко мне пристали? Дайте спокойно дожить! Мне уже немного осталось”.

К нему постоянно кореша из города приходят. А по вечерам этот человек переодевается во всё хорошее, чистое, вызывает такси и едет отдыхать в какой-нибудь ночной клуб Калининграда.

Вообще к нам часто подъезжают такси. Останавливаются на улице около 4-го отделения. Я как-то таксиста спрашиваю: “Ты чего, парень, ждёшь?”

“Да вон, - говорит, - пацаны пошли за деньгами”.

“А ты вообще знаешь, куда приехал? Это туберкулёзный диспансер, а эти все дохлики - заразные”.

Этот таксист струхнул, ударил по газам - только пыль столбом.

Мало того, что туберкулёзники сами в город ездят. Так ещё и сюда девчонок-проституток привозят. Или заказывают по телефону. В 4‑м отделении, где бациллярные больные, я однажды девчонку из кровати мужика вытащил. А она недовольна, возмущается: “Нельзя, что ли?”

Палочка Коха и огурцы

- Как-то весной подъезжает шикарный “Мерседес”. Чёрный верх, внутри - кожаный светлый салон. За рулём - грузин, рядом с ним девочка лет пяти, его дочь. И что вы думаете? Нанимает этот грузин в 4-м отделении двоих больных - грядки вскопать. Посадил их к себе в машину и повёз. Ну, как это понимать? Неужели никто не знает, что это тубдиспансер?

А в сентябре был такой случай. Возле диспансера остановилась “Ауди-100”. Вижу, что водитель в ней (здоровенный парень, 120 кг!) буквально загибается на глазах. Весь посинел... А на сиденье шприц валяется.

Я открыл дверь и понял - у парня передоз и он уже отдаёт концы. Вызвал “скорую”. Врачи приехали, а он уже не дышит. Вкололи ему какие-то препараты. Потом приехала ещё одна машина - реанимация. Смотрю, парень задышал, ожил. Назвал свою фамилию, рассказал, что он из Светлого. Медики стали милицию вызывать. Так он как рванул на своей “Ауди”... Только его и видели!

Жители близлежащих домов жалуются на весь этот бардак, но, по моему, никаких мер не принимается. Я ещё составляю докладную, а другие уже и не пишут, потому что бесполезно. Сейчас многих сестёр сокращают.

- Почему?

- Не знаю! С нового года медучреждения переходят на новую систему оплаты. Говорят, в конце года за экономию бюджетных средств главврач и бухгалтер получат премию. Туркин предупредил сестёр: “Если поступит жалоба, что плохо обслуживаете пациентов - тут же расстаёмся!”

Так вот я хочу задать вопрос министру здравоохранения правительства области Клюйковой. Что происходит? Это неумение организовать лечебный процесс в ОПТД? Разве нельзя прекратить доступ туда спирт­ного, наркотиков? Исключить возможность свободного выхода больных за территорию ОПТД. Или всё делается с определённой целью. Ведь принцип подушевого финансирования, на которое нас переводят, прост до ужаса: чем больше поступит больных, тем больше денег получит диспансер.

...Надо добавить, что больных туберкулёзом у нас очень много. Положение в Калининградской области называют катастрофическим. В 2007 году зарегистрировано 1.256 новых случаев туберкулёза (20 из заболевших - дети до 14 лет). В 2007 году впервые зарегистрировано 79 заболевших туберкулёзом среди иностранцев (6,3%).

В Калининграде в 2008 году 271 человек заболел туберкулёзом (26 детей в возрасте до 14 лет и два подростка до 17 лет).

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля