Новые колёса

Рыбная мафия-6.
Колхозники требуют квоты, чтобы потом их перепродать

...Борис Гребенщиков как-то сказал: "В России рождаются те, кому нужно исправить карму".

Олигархи мелководья

Знаете, с ним трудно не согласиться. И не добавить, что, по всей видимости, в Калининградской области собрались те, чья карма нуждается в двойном-тройном очищении. Наждачкой и рашпилем. Потому как жители региона, богатого янтарем, нефтью, рыбой и еще бог знает чем, - бедны, как церковные крысы. Ну, а те, кто не беден... сами понимаете, не просто жители.

...Говоря о нашенской рыбной мафии, чаще всего поминают имена олигархов. Забывая, что все крупные компании ловят рыбу в районе Марокко и Мавритании, а во внутренних балтийских водах успешно "шарятся" ребята из скромненькой (с виду) конторы с анархическим названием "Рыбакколхозсоюз".

"Рыбакколхозсоюз" - Калининградский областной союз рыболовецких колхозов (РКС) - был образован 21 июля 1947 года. "Для достижения научных, технологических, социальных и других целей рыболовецких колхозов, а также для защиты их прав, интересов, разрешения споров, конфликтов, оказания юридической, методической и другой помощи".

Ныне это - самостоятельное юридическое лицо с очень странной формой собственности - колхозной. При том, что такого понятия, как "коллективное хозяйство", сегодня юридически не существует. И по идее, колхозы давно пора было преобразовать в акционерные общества - или во что-то еще, не столь резко пахнущее нафталином. Но... зачем?!

В РКС входит несколько так называемых колхозов: "За Родину", "Труженик моря", "Доброволец", "Имени Матросова", "Рыбак Балтики".

По полторы "штуки" баксов на нос

Штат "верхушки" РКС - около двадцати человек. Которые кормятся за счет сдачи в аренду принадлежащего РКС старинного немецкого здания по Ленинскому проспекту, 13а. Площадь его - около 3000 кв. м. За один квадратный метр в центре города взимается не менее $10. Значит, с помещения ежемесячно "снимается" около $30.000. Почти по полторы "штуки" баксов на нос (если делить на всех управленцев, включая машинистку и сторожа). Хватит и на хлеб, и на маслице, и на икорку...

Председатель РКС О. Твердохлеб по образованию технолог, ранее работал в колхозе "Имени Матросова". Знающие люди утверждают, что большим авторитетом среди рыбаков он не пользуется. Да это ему и не нужно: он - "человек Манылова". А вот Манылов - личность весьма колоритная.

Председатель колхоза "За Родину" (п. Взморье). Под его началом - около полутора тысяч работников и свой береговой рыбоперерабатывающий комплекс. Флот: два СРТМ (траулеры, которые могут ловить рыбу в открытом море, в океане - и способны принять на борт до 200 тонн), пять МРТК - эти малые рыболовецкие траулеры члены колхоза берут в аренду. Договор между арендатором (как правило, не имеющим лицензии на рыбопромысловую деятельность) и Маныловым - коммерческая тайна. Известно лишь, что от 17% до 20% улова рыбаки должны сдать в колхоз. Остальной частью можно распоряжаться по собственному усмотрению (об этом - чуть ниже).

...Манылов всегда выбирает большую квоту на лов трески, кильки, салаки, лосося и т.д. и т.п.

Золотое дно

Что есть квота? "Золотое дно". Известно: для того, чтобы рыба в Балтийском море и во внутренних водоемах не перевелась, ее нельзя ловить безостановочно.

"Пользователей" много, рыбки на всех может и не хватить. Именно поэтому между колхозами (и другими "пользователями") администрация Калининградской области распределяет квоты, "спущенные сверху" Госкомрыболовством: сколько, кому и чего разрешается выловить. Но! В умелых руках квота тут же становится предметом денежного торга.

К примеру, в 2002 году г-ну Манылову досталась квота на 400 тонн трески. Продать ее "налево" нельзя - по крайней мере, должен быть приличный соус. И вот Манылов пишет письмо вице-губернатору Пирогову о том, что судно, которое планировалось "на треску", внезапно поломалось. И можно ли, дескать, взять в тайм-чартер судно у соседей.

Натурально, Манылов получает "добро" (не пропадать же квоте). А что судно "гавкнулось" - так с кем не бывает. Известно ведь: рыболовецкий флот в колхозах изношен на 90%.

Тогда Манылов договаривается... предположим, с частным предпринимателем Халецким о том, что тот предоставляет для ловли трески свое судно (с экипажем), а доход делится фифти-фифти. Это, собственно, и есть скрытая продажа, выгодная всем непосредственным участникам сделки, кроме... правильно: рядовых колхозников.

200 тысяч "зеленых"

1000 тонн трески на мировом рынке стоит, по самым грубым прикидкам, около миллиона "зеленых". 400 тонн - соответственно $400.000. Если учесть, что все налоги платятся за счет предприятия, техобслуживание, приобретение топлива - аналогично, то чистая прибыль господина председателя вполне может составить 200.000 долларов. А уж поделится ли он "зелеными" с родными колхозниками - это, знаете ли, дело вкуса.

Летом 2000 года в Светлогорске был суд по факту сдачи Маныловым одного из колхозных траулеров фирме, не имеющей лицензии на рыбный промысел. Работали фирмачи, естественно, за счет квоты - в результате чего ущерб бюджету составил около миллиона рублей. Но... дело было спущено на тормозах и серьезных последствий для Манылова не имело.

А летом следующего года г-н директор заплатил частной охранной фирме, возглавляемой его знакомым, бывшим фээсбэшником, около 500.000 рублей за охрану орудий лова. Также из бюджетных денег, предназначавшихся для рыбоводной мелиорации. И снова прокуратура ограничилась тем, что зафиксировала сей факт.

Да мало ли!

Суда Манылова, "пасутся" в зоне Литвы и Латвии. Когда эти страны станут членами Евросоюза, они вполне могут - на принципах взаимного освоения пространства - заходить в наши воды, где гораздо лучше ловится треска. И тогда мало нам не покажется.

Все на продажу!

...Маныловские колхозники вылавливают кильку и салаку, когда делать этого нельзя: рыба активно питается. Ее поднимают на палубу - у нее рвется брюшко, и пищевой ценности больше она не имеет. Так, идет на корм зверюшкам, на рыбную муку - за три копейки. Но - тоже в счет квоты.

Впрочем, "Труженик моря" - не лучше. Работает в нем около 150 человек. Директор - выходец из этого же колхоза Игорь Аркадьевич Яковлев. Говорят, отличается он на редкость неуживчивым характером. Ну да это его личные проблемы. Важнее другое. Колхоз расположен буквально в "золотом месте" - на Куршской косе. Поселки Рыбачий, Лесное, Морское - все эти лакомые кусочки расположены на его территории. Но... от некогда богатых земельных угодий у "Труженика моря" осталось... 0,33 га. А этой весной г-н Яковлев продал последнюю "заначку" - гаражи в Лесном. Дабы внести вырученную сумму в бюджет и получить право на реструктуризацию налоговой задолженности на десять лет.

Однако мера эта - всего лишь паллиатив, потому как старые долги платить все равно нечем, а новые опять накапливаются.

Годовой оборот колхоза - пять миллионов рублей. В прошлом году "Труженик моря" сработал с убытком в два с половиной миллиона "деревянных". За первый квартал 2002 года убыток уже составил 700.000 рублей, а к декабрю вырастет еще втрое-вчетверо.

Средняя заработная плата у рыбаков - 2000-2500 рублей. Причем выплачивается она частенько с опозданием на два-три месяца. Социальная база - практически нулевая. За счет чего живут рыбаки? Сдают на промысле часть улова "налево". К примеру, колхоз платит за 1 кг судака от четырех до шести рублей. На рынке 1 кг судака стоит 60 рублей, а перекупщики дают 20.

Левый улов

Естественно, председатель знает о том, как "крутятся" на промысле его подчиненные. Но - его интересует одно: была бы выбрана квота (если не выбирать, то в следующем году ее урежут - а значит, и продавать "на сторону" будет нечего).

"Левый улов" (который, в сущности, есть браконьерство) становится как бы интимно-денежным делом рыбаков с преступниками (сколько при этом рыбы реально выкачивается из водоема - вопрос). Во сколько раз перебираются квоты, неизвестно. С квотой покупается как бы право выхода в море. А там - попадешься или не попадешься на браконьерстве - это уж как фишка ляжет.

Между тем... линия по изготовлению пресервов продолжает ржаветь, коптильный цех не работает, а с 2000 года колхозные траулеры (МРТР) работают на частных предпринимателей. МРТР КМ-0211 - на ЧП Мамедов, а МРТР КМ-0285 - на ЧП Талалаз. Промысел ведется, конечно же, за счет колхозной квоты (причем суда, сданные в аренду частным лицам, вылавливают две трети от всей квоты).

Вся рыба сдается в портопункте Светлого. Ремонт и содержание судов осуществляется за счет колхоза. ЧП Мамедов платит "Труженику моря" $1200 ежемесячно, а ЧП Талалаз - $20.000 в год. Но экономические расчеты показывают, что ущерб колхозу от деятельности этих ЧП - не менее 15 миллионов в год. А это значит, что очень скоро колхоз - при сохранении нынешнего экономического курса - обанкротится. Яковлев ничего менять не намерен. На работе он появляется на полтора-два часа в день, а рыбаки, оболваненные, изнуренные тяжкой работой, пьют по-черному.

Проклятая жизнь

Один знакомый рассказывал мне, как пьют шахтеры в украинских городах. Утром они грузятся в шахту, ближе к концу рабочего дня вниз спускается две-три бадьи самогона, а по гудку наверх выползает вагонетка, битком набитая шахтерскими телами. Упившись самогоном, работяги только и могут, что доползти до вагонетки, а "забрасывает" их внутрь и поднимает на поверхность следующая смена, еще пока трезвая.

ТАК пьют не от хорошей жизни - а от того, что ее, жизни, нет вовсе. Есть тупой физический труд, не приносящий ни удовлетворения, ни денег.

У рыбаков - картина похожая. С утра - в море. Восемь-десять часов на пронизывающем ветру, в залубеневшей от соли брезентовой робе и тяжеленных сапогах... перелопачивая (в самом что ни на есть буквальном смысле, вручную) центнеры холодной, скользкой рыбы. Потом - домой. В нищенскую хибару, где ни поесть толком, ни помыться.

Вот и берут рыбаки бутыль-другую "горькой". Выпил - "вырубился" - и до утра. В "светлое будущее" в колхозах уже не верят. Наверное, именно поэтому Яковлева, фактически приведшего "Труженик моря" к развалу... переизбрали на новую пятилетку.

Правда, несколько человек попробовали возмутиться. Даже на прием ездили в администрацию области. Но там им популярно объяснили, что "движение должно начаться снизу". А дома - буквально на следующий день - одного из жалобщиков перевели на половину оклада, а другого - в хозяйственные рабочие. Якобы поймав его на воровстве рыбы...

А экономист, восставшая против предпринимателей Мамедова и Талалаза... скоропостижно умерла. При очень подозрительных обстоятельствах.

Дырка от бублика

В остальных колхозах - дела не лучше (за исключением, может быть, "Добровольца" в поселке Заливном Полесского района, где работает цех по изготовлению филе суповых наборов, камера копчения и вяления).

По идее, "Рыбакколхозсоюз", созданный для оказания разной-всякой помощи (как записано в уставе), не может не быть в курсе означенной ситуации. Но... аппарат РКС фактически занят решением трех задач: получением и распределением квот, манипуляциями с основными фондами и выбиванием бюджетных средств и бюджетных кредитов.

Так, к примеру, на съезде работников рыбопромышленной отрасли г-н Твердохлеб буквально кричал: "Дайте нам квоту на 1000 тонн трески! Шестьсот колхозников ждут вашего решения!"

Ну, как не дать? Как не пойти навстречу шести сотням честных тружеников... которым, правда, и от увеличенных квот достанется только дырка от бублика. (Власть не знает реальной картины, а застращать социальными ужасами - контрастами и волнениями - можно кого угодно. Пригрозив: "На вашей совести будет!")

Опять же, под соусом развития рыбной промышленности очень удобно проворачивать са-авсем другие делишки. Вот, к примеру, внесен в Федеральную целевую программу проект строительства в районе Сокольников (Зеленоградский район) завода по воспроизводству угря. Дело хорошее: такие рыбы, как камбала, треска, лосось и угорь, считаются "валютоемкими", в отличие от всякой там кильки-салаки (кошачьего корма).

Агония

Но... согласно данным "Запбалтрыбвода" - организации, проводящей специальные работы в сфере рыбоводной мелиорации - мест, которые бы отвечали всем требованиям, в Калининградской области как минимум три. Почему выбраны Сокольники - курортная зона, где нет промышленной инфраструктуры, дорог и коммуникаций?..

Ну во-первых, туда можно "затащить" гораздо больше бюджетных средств (как сказал один из московских чиновников: "Нас не интересуют грошовые проекты, там украсть нечего!"). Во-вторых, в Сокольниках ОЧЕНЬ ДОРОГАЯ ЗЕМЛЯ. И, оттяпав изрядный кусок под реализацию проекта, можно попутно осваивать территорию, распродавая (пардон, сдавая в аренду!) ее под автостоянки и кемпинги.

Что же будет дальше?

"Рыбакколхозсоюз" еще долго будет стоять в позе бедного родственника - с протянутой рукой и умоляющими глазами. И выбивать все новые и новые квоты, которые все так же будут осваиваться через пень-колоду, принося ощутимые дивиденды только руководству колхозов и РКС - в то время, как рыбаки и дальше будут пролетать "мимо кассы".

Колхозы не обанкротятся. Их агония будет растянута - насколько это возможно. Правда, ускорить ее могут внешние, не зависящие от РКС процессы - типа появления в наших водах литовских (и прочих) соседей, оснащенных суперсовременной техникой. (Тогда как у наших судов давно уже вышли все технические сроки службы.)

Диоксины

Есть еще одна опасность. Балтийская рыба УЖЕ не соответствует требованиям ЕЭС о предельном содержании диоксинов (дают о себе знать немецкие химические боеприпасы, затопленные в Балтике англичанами после войны). По идее, кильку, салаку и даже лосося и сегодня не рекомендуется есть беременным женщинам - а накопление диоксинов растет. И неизвестно, будут ли через несколько лет вообще покупать нашу рыбу - или кушать пойманное придется исключительно нам, живущим, как тараканы.

...Опять же, пользователи (которых на Балтике более семидесяти) рано или поздно могут "схлестнуться" по поводу квот. И выживет сильнейший. (Тем паче, если лишить колхозы права получения квот, ничего не изменится. Разве что рядовые колхозники начнут "батрачить" не на своего председателя и кучку его приближенных - а на другого хозяина. Который, возможно, будет платить им нормальные деньги. И не надо будет "химичить" с уловом.)

В любом случае, процесс сей должна контролировать власть. Иначе мы так и останемся беднейшим регионом - при потенциальном запасе богатств, которому могло бы позавидовать любое европейское государство. Будем, знаете ли, уныло чистить свою карму и молить всех богов, чтобы в следующей реинкарнации родиться где-нибудь в более благополучном месте.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля