Новые колёса

РАЗОБЛАЧЕНИЕ Г-НА БАШИНА.
Хватит ли мужества у главного архитектора, чтобы подать в отставку

На прошлой неделе “Тридевятый регион” опубликовал интервью главного архитектора Калининграда Александра Башина “Начать стройку - это как войти в бой”. Мы решили перепечатать выдержки из этого материала, сопроводив их своими комментариями и - главное - документами. Итак...

Волосы дыбом

- Александр Владимирович, почему вас так часто критикуют? - спрашивает журналист “ТР” у Башина.

 А. Башин

- Потому, что я работаю, - отвечает Башин. - Не критикуют только того, кто ничего не делает. А я открыт для критики. Других чиновников не критикуют по одной простой причине, потому, что не делается никаких шагов для того, чтобы быть на виду, показывать свои проекты, работы! Потому и нет критики! Я делаю проекты амбициозные, крупные, разные. Показываю их, демонстрирую и ни от кого не скрываю. К тому же, архитектура - такой вид деятельности, который лежит на поверхности, мы не врачи. Как говорится, ошибки архитектора остаются на земле, а ошибки врачей уходят под землю. У нас такая специфика работы.

- Но ведь в архитектуре, как и в медицине, ошибки уже невозможно исправить...

- А что делать?! На протяжении долгого времени никто не занимался концептуальным архитектурным проектированием, а занимались делением земли. У нас практически вся земля роздана без регламентов, как-то всё нарезано вдоль и поперёк, когда начинаешь проектировать, волосы дыбом встают. Приходит ко мне инвестор и говорит, я хочу построить здесь 25 этажей. Я говорю, что возможно только три этажа. А он говорит, 25 и всё, вы мне эту землю уже отдали и никаких регламентов не установили. Этот диалог происходит постоянно. Потому что нет градостроительных регламентов, которыми можно ограничить ту же этажность. Бизнес постоянно хочет максимально заработать, а власть - сохранить лицо.

Не самое лучшее здание в городе

- Если бы у вас была такая возможность, чтобы вы изменили из того, что уже как говорится не вернуть?

- На сегодняшний день не всё так плохо, как кажется. Город развивается и развивается динамично. Безусловно, есть и ошибки. Прежде всего, контролирующих органов, инвестиционные ошибки. Вот, например, критикуют за построенный “Европа-центр”. Безусловно, не самое лучшее здание в городе. Но что критиковать, если его инвестор поменял уже пять архитектурных мастерских! Сначала работал один архитектор, потом другой архитектор начинал что-то менять и делать своё, потом пришёл третий архитектор. В результате получилось здание и всем кажется, что оно неудачное. А всё от суеты, от нашей местной беготни. Посмотрите, как строился многофункциональный комплекс “Клевер-хаус”. Он строился медленно, но качественно, аккуратно, и без суеты. Его проектировал бельгийский архитектор. У “Европа-центра” этого авторского надзора не найти, его просто нет и неизвестно, кто в этом виноват.

Потому что было разрешение...

- По-моему, виноваты те, кто разрешил строительство, толком не зная, что будет построено в самом центре города.

- “Европа-центр” был построен потому, что на это было разрешение, земля была выделена. Начать стройку - это как войти в бой, его уже нельзя приостанавливать. Это ведь целый процесс: теряется время, деньги, инвестор. Приостановив стройку, мы бы получили ещё один Дом советов в центральной части города!

...Кого сейчас винить, если у “Европа-центра” было пять архитекторов? Кто из них виноват? Вы можете определить? - негодует Башин. - Как говорил Аркадий Райкин, к пуговицам вопросы есть? К пуговицам вопросов нет. А в целом вопросы есть - здание проектируется в целом, не отдельно и здесь очень важен контроль и взаимоотношения между инвестором, заказчиком и строителем. В идеале должна быть одна архитектурная компания, которая бы всё контролировала. Все претензии по объектам должны литься на инвестора. В мире проекты не согласовываются с главным архитектором, только регламенты - высота, ширина, красные линии и пятно застройки. Всё. А дальше полагаются на автора проекта, в компетенции которого уже никто не сомневается... При этом очень важно двигаться, а не стоять на месте. Потому, что иначе у нас приостановятся стройки, начнется безработица. Мы не можем это приостановить, маховик запущен.

“Я не могу отказать”

- Но, согласитесь, внешний облик города, который потом уже будет трудно исправить, важнее строительной безработицы.

- Как никогда с вами согласен. Я ведь архитектор. Необходимо один раз определиться и действовать согласно намеченным планам и не метаться из стороны в сторону. Почему “Европа-центр” таким получился? Да потому, что инвестор метался от одного архитектора к другому, постоянно сомневался: в себе, в собственных возможностях, в архитекторах. Пока это взаимодействие архитекторов, инвесторов и строителей происходит так, как происходит. Где-то положительно, где-то отрицательно, где-то, получается договориться, где-то нет. Когда я приехал в Калинин-град в 1991 году, здесь была главенствующей свердловская архитектурная школа. Она построена на традициях типового домостроения. В нашем городе есть уважаемые архитекторы, проекты которых не всегда отвечают современным требованиям. Но я же не могу отказать уважаемому архитектору и сказать, что его проект неудачен?!

- Но, опять же, город-то важнее.

- Город важнее, но вы должны понимать, что каждый архитектор имеет свои творческие амбиции. Он видит город таким, а я вижу его другим.

Хотя бы один нормальный...

- Но, простите, отвечаете-то за архитектурный облик города вы...

- Этот архитектурный слой, который здесь уже давно, его ведь просто так не перестроишь! Они должны кормить свои семьи. На самом деле, нам очень необходимы новые архитектурные кадры, а их здесь не выращивают. На сегодняшний день у нас в городе всего пять архитектурных мастерских, которые могут делать более-менее приличные проекты.

- А сколько надо?

- А надо 25. Тогда можно будет говорить о качестве. В Европе над каждым кирпичиком работает архитектор, а у нас зачастую работают и конструкторы, и водопроводчики, и бывшие дизайнеры, которые сами так себя называют, и никакого образования у них и близко нет. Сюда приезжают те, кто приезжают. Вот, например, взять московский вуз, в котором готовят архитекторов. Если человек способный, может делать интересные проекты, его, естественно, оставят в Москве. Хороший специалист нужен везде. А все те, кто работал не так хорошо, им приходится искать себя где-то в другом месте. Как правило, в регионах. О чем говорить, если у нас в области есть только 2-3 специалиста, которые в состоянии грамотно просчитать фундаменты по свайным полям и по сложным конструкциям. И эту отрасль никто не двигает. Все говорят плохо, а хоть кто-нибудь позаботился, чтобы сюда приехал хотя бы один нормальный архитектор? В том числе и власть.

Сначала стройка, потом - проект

- Александр Владимирович, и все же: как вы собираетесь наладить механизм застройки города, чтобы в итоге не было ошибок, архитекторы были сыты, и строители не остались без работы?

- Это всё приходит со временем. За последний промежуток времени сделано немало.

- Хорошо, за время вашей работы, этот механизм как-то корректировался исходя из допущенных ошибок?

- Механизм, какой был, такой и остался. Механизмы принятия решений - сохранились...

- На протяжении всей беседы я пытался, но так и не смог узнать у вас, что нужно сделать, чтобы не загонять себя в такие безвыходные рамки? И когда мы, наконец, начнём что-то строить осознанно, а не хаотично?

- ...Прежде, чем что-то строить и продавать землю, надо получить проектную документацию на объект, который предполагается построить, и, исходя из этой идейной концепции и других градостроительных критериев, решить, подходит это городу или нет, будет ли этот объект вписываться в архитектурный облик города или нет”.

Тот, кто работал не так хорошо

Вот такие откровения чиновника от архитектуры. И вроде правильные слова местами говорит, но слишком уж много нестыковок и противоречий - даже после беглого прочтения. И общее ощущение - фальши.

А кто, собственно, такой Башин, откуда он возник?

Александр Башин родился в 1967 году в Удмуртии. В 1991-м окончил Казанский инженерно-строительный институт. С 1991 года живёт в Калининграде. С 2005 года занимает должность главного архитектора города. Имеет собственную архитектурную мастерскую. Основные проекты Башина - “Рыбная деревня”, “Балтийский бизнес-центр” на Москов-ском проспекте и многоквартирные дома “Балткоммерцстроя”.

Даже эта короткая справка даёт более конкретное и объективное представление о г-не Башине, чем всё его пространное интервью. В справке - также ответы на те вопросы журналиста “ТР”, которые Александр Владимирович как бы не услышал.

Взять хотя бы замечание Башина по поводу того, что в Калининграде главенствовала “свердловская архитектурная школа”, построенная “на традициях типового домостроения”. И что “все те, кто работал не так хорошо, им приходится искать себя где-то в другом месте. Как правило, в регионах”.

Восточные мотивы

Если г-н Башин в 1991 году окончил Казанский инженерно-строительный институт и сразу после выпуска приехал в Калининград, то, следуя его умозаключениям, он был тем самым архитектором-выпускником, который “работал не так хорошо”. Поэтому его не взяли на работу в Казани, и ему пришлось искать себя где-то в другом месте. В регионах. Точнее, в Калининграде - городе, значительно уступающем по размерам (и возможностям) столице Татарии. Отсюда, надо полагать, и восточные мотивы в европейском облике Калининграда. (На форуме kaliningrad.ru, где обычно обсуждают последние газетные публикации, появился и такой отклик: “Пассаж по поводу второсортных архитекторов и дизайнеров, ищущих местечко в регионах, чисто фрейдовский! Проговорился, так сказать...”)

Его называют Безбашенным

А вот, что пишет журналист Инна Дудова о том, как появился Башин, а с ним - и восточные (казанские) мотивы:

“В соответствии с Федеральным законом об архитектурной деятельности главного архитектора выбирают на конкурсной основе. Однако, по мнению компетентных горожан, тот конкурс был больше похож на спектакль, и нового архитектора (после Татьяны Кондаковой) мэр снова выбрал себе сам. Перед голосованием Савенко ясно дал понять членам комиссии, на кого пал его выбор. В результате комиссия большинством голосов с главой города согласилась.

В народе нынешнего главного архитектора не жалуют и называют Безбашенным. Во-первых, не находит поддержки продвигаемая им программа сноса старого жилого фонда в центре Калининграда. Во-вторых, вызывает протесты уплотнительная застройка, в результате которой власти регулярно посягают не только на дворы горожан, но и на немногие оставшиеся в центре Калининграда парки и озера.

Зато молодой главный архитектор нравится бизнесу. “По моему мнению, Башин - самый подходящий для города архитектор, можно сказать, лучший, - говорит Олег Здрадовский, генеральный директор представительства компании Paul’s Yard. - Он чувствует тенденции спроса и знает интересы инвесторов, открыт для новых контактов и встреч”. Кроме того, застройщики считают утвержденные им проекты инвестиционно-привлекательными.

Архитектурное сообщество не совсем довольно Башиным. Критику вызывает тот факт, что он продолжает активно работать в городе как архитектор. Некоторые коллеги по цеху, даже те, которые вроде бы нашли с ним общий язык, считают, что это сильно мешает исполнению им административных функций.

Совмещение в одном лице архитектора и арбитра, по их мнению, не позволяет ему совершать объективный выбор проектов.

Впрочем, архитекторы осторожны в своих оценках и просят не называть их имен. И это понятно - никто из них не хочет ссориться с главным архитектором, слово которого является решающим на заседании градостроительного совета при утверждении любого проекта. Даже если это слово - эхо решения другого, более статусного чиновника”.

Слуга двух господ

Эссе Инны Дудовой - расширенный комментарий к вышеупомянутой справке. Из обоих источников становится ясным, почему именно Башин стал главным архитектором Калининграда. Ещё до того, как он занял ответственный пост в мэрии, Александр Владимирович поработал архитектором у Александра Ярошука, друга Юрия Савенко, главы-мэра Калининграда. Дома “Балткоммерцстроя”, “Балтийский бизнес-центр” на Московском проспекте (также объект “Балткоммерцстроя”) выросли по проектам Башина. А владельцем “Балткоммерцстроя” является Ярошук. Улавливаете связь?

Что касается “восточных мотивов”, то “Рыбная деревня”, которую также проектировал Башин, вызывает ассоциации не с Кёнигсбергом, а с Казанью.

Виноваты все, только не я...

Но всё это цветочки. Ягодка выросла на лобном месте Калининграда и теперь почему-то называется не “Казань-центр”, а “Европа-центр”. Назвать её “многофункциональным комплексом” язык не поворачивается. Классический образчик того самого “типового домостроения”, “караван-сарай”, огромный оптовый склад, которые во множестве можно увидеть на окраинах столицы Татарии. А у нас в самом центре города! И случилось это аккурат при г-не Башине. Думаете, случайность?

От лобового вопроса корреспондента “ТР” “амбициозный” главный архитектор сначала увиливает, а потом просто лукавит. Да, “Европа-центр”, безусловно, “не самое лучшее здание в городе”. Кто виноват? Башин называет: инвестор, бесконечно сменяющиеся архитекторы, строители... проект не ахти, да и разрешение на строительство было выдано... Не запрещать же потом? Иначе долгострой... Как Дом советов. (Да Дом советов - шедевр, в сравнении с “Европа-центром”.)

Главный архитектор города? А что главный архитектор? - извивается Башин: “Все претензии по объектам должны литься на инвестора. В мире проекты не согласовываются с главным архитектором, только регламенты - высота, ширина, красные линии и пятно застройки. Всё. А дальше полагаются на автора проекта...” И дальше жалобы на то, что в Калининграде нет нормальных архитекторов (хотя только что Башин в качестве примера приводил “Клевер-хаус”, спроектированный бельгийским архитектором - значит, не на Луне живём, можно и импортного специалиста пригласить).

Чьи уши торчат из “караван-сарая”

Понятно желание Башина откреститься от “Европа-центра”. Трудно сказать, чего больше в этом желании - стыда или страха лишиться кресла главного архитектора. Но, как ни старался Александр Владимирович, как ни пытался свалить всю ответственность на других - не получилось. Уши Башина торчат из “караван сарая”. Увековечил он себя. Зачем только было вилять? Ведь достаточно взглянуть на генеральный план “Европа-центра” - и вы увидите штамп начальника управления - главного архитектора А.В. Башина, его подпись и дату “23.03.2006”. Башин согласился с проектом и дал своё “добро” на строительство. А валить теперь всё на инвестора, строителей - нечестно, да и смешно. Мелко. Инвестор и строители своё дело сделали. Первый нашёл деньги - и, конечно, хотел обойтись минимальными затратами (что естественно - деньги ведь не казённые, а свои). Вторые почти уложились в сроки и сделали то, что от них требовали (инвестор) и что им позволяли (надзирающие органы - в том числе главный архитектор).

А вот Башин, главный архитектор города (муниципальный чиновник), на то и существует, чтобы определять, как надлежит выглядеть месту застройки, какому варианту отдать предпочтение. Т.е. его обязанность - заставить инвестора сделать качественный, красивый проект, чтобы тот ко всему прочему вписывался в сложившийся архитектурный ансамбль. Башин должен был выдвинуть те самые условия, без соблюдения которых стройка просто не могла начаться... Ничего этого Башин не сделал - и Калининград на десятилетия “украсился” ещё одной “безбашенной” коробкой.

Флюгер

О причинах такого поведения главного архитектора можно догадываться - и нетрудно догадаться. Башин сам признался: “не самое лучшее здание в городе”. А значит, когда он визировал этот проект и зажигал ему “зелёный свет”, то руководствовался какими и чьими угодно интересами (заказчика, инвестора, вышестоящих чиновников, личным благополучием), но не интересами города и горожан. Опять же сам Башин говорит: ну как отказать?

На утверждённом экземпляре (с визой Башина) главным архитектором проекта “Европа-центра” значится некто А. Архипенко (архитектурная мастерская “4+”, она располагается на ул. Кирова, 4 - это выходцы из комсомольских МЖК, также проектировавшие те самые “типовые панельные домостроения”).

В начале 2005 года в мэрии Калинин-града состоялось заседание градостроительного совета, где рассматривался проект “Европа-центра”. Первым, кто принял участие в обсуждении, был Башин. Александр Владимирович сразу заявил: “Проект очень хороший”. И не высказал ни одного замечания.

Т. Кондакова , А. Башин

Василий Британ (бывший во времена Шипова и Кожемякина главным архитектором города) не оставил камня на камне от “Европа-центра”. Возразить ему не смог даже представлявший проект архитектор Алексей Архипенко. Слишком уж очевидно для всех собравшихся было то, что и само сооружение не будет блистать изяществом форм, и никаким боком не впишется в окружающее пространство. Хаотичное нагромождение “посылочных ящиков” окончательно убивало архитектурные формы соседних исторических зданий (ныне “Янтарьэнерго” и мэрии).

Архитектор Васютин вообще назвал этот проект “большой палаткой”.

Критических оценок прозвучало много - и из уст самых разных людей. И после всего сказанного итог подвела Татьяна Кондакова, предшественник Башина на посту главного архитектора города: “Данный проект может быть принят”.

Обещали дворец, всучили “клевер”

И ещё одно замечание. Башин с восторгом отзывается о “Клевер-хаусе”. “Клевер-хаус”Мол, здесь всё о,кей. И проект замечательный, и сделано здание добротно... Хотя он прекрасно знает, что при отведении земельного участка под строительство градосовету, жителям города был представлен совсем ДРУГОЙ проект. Культурно-деловой центр “Калининград-750”. Настоящий хрустальный дворец. А когда разрешение было получено, заказчик (депутат С.Д. Козлов) снёс Сиреневый сквер, вырыл котлован (черепа и кости немцев вывозились грузовиками - до войны на месте сквера было кладбище) и продал свою фирму вместе с проектом, землеотводом и разрешением на строительство “Росгосстраху”. А новый владелец начал возведение совершенно другого объекта - “Клевер-хауса”, гибрида гостиницы и магазина строительных материалов.

И в заключение - о деньгах. Проект - дорогая штука. Цена рабочего проекта - 5% от стоимости объекта. Плюс расходы на эскизный проект (15% от цены рабочего проекта). Если возведение “Европа-центра” обошлось в 60 млн. долларов, то затраты на проектирование составили около 3,5 млн. долларов. Как распределялась эта сумма, и перепало ли что-то тем, кто давал разрешение на строительство - не суть важно. И так всё понятно. Более существенным видится ответ на вопрос: нужен ли Калининграду главный архитектор, и существует ли он на самом деле?

Редакция “НК”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля