Новые колёса

РАБОТАЮ В МОРГЕ.
Сергей Кузьменко с детства (с 15-ти лет) вскрывает покойников

Удивительно, как люди выбирают профессию. Одни становятся бухгалтерами и всю жизнь проводят в офисе - с бумагами, расчётами, цифрами... Другие, к примеру, врачи-патологоанатомы, работают в морге, среди трупов. Вскрывают черепа, режут человеческую плоть, копаются во внутренностях... При одном упоминании о морге у простого человека - мурашки по коже. А у этих людей здесь рабочее место.

Впрочем, народ издревле занимался изучением человече­ского тела. При мумификации в древнем Египте органы изымали, заворачивали в специальную ткань и складывали в сосуды. Судя по невероятному количеству мумий, найденных в стране фараонов, дело было поставлено на поток.

По локоть в крови

Кузьменко Сергей Викторович - судебно-медицинский эксперт. Он тоже работает в морге - с трупами.

- Почему вы выбрали эту профессию?

Сергей Кузьменко

- Всё получилось случайно. Я родом из российской глубинки - города Галич Костромской области. Небольшой такой населённый пункт с деревянными домиками, всего 30 тысяч жителей.

В школе, в восьмом классе, мы начали изучать анатомию. И вот наш педагог предложил нам, 15-летним школьникам, сходить на экскурсию в морг. Чтобы мы смогли посмотреть, как устроено человеческое тело.

Смельчаков нашлось немного - я в том числе. Наверное, нами двигало любопытство. Тогда я представлял морг так: лежит на полу гора трупов, врачи ходят в фартуках, руки у них по локоть в крови. И специфический запах...

На самом деле всё оказалось с точностью до наоборот. Морг находился при центральной районной больнице. Небольшое помещение, чистые светлые стены, белый потолок... Пахнет хозяйственным мылом. Посреди стоит стол из нержавеющей стали, рядом в лотке блестящие инструменты. Нигде нет ни капли крови! Холодильная камера - на шесть трупов. Врач-патологоанатом, который работал в этом морге, очень следил за чистотой и сохранностью материала.

- Врач - мужчина в возрасте?

- Нет. Это был 28-летний парень, только что окончивший медицин­ский вуз.

Мы целый час провели в морге. Прошли по всем помещениям, узнали, для чего он предназначен, патологоанатом рассказал нам про свои обязанности. Потом хозяин морга спросил, не хочет ли кто-то из нас в свободное время поработать у него санитаром. Меня заинтересовало это предложение. Желающих оказалось трое.

- Вы не испугались?

- Нет. Работы было не так много. Тогда люди в Костромской области жили долго, умирали или от поножовщины по праздникам, или перепивши водки. Со временем из троих “добровольцев” в помощниках остался я один.

Тащили жмура

- Первый день в морге помните?

- Да. Врач попросил меня помочь переложить труп мужчины из холодильной камеры на стол, раздеть его и помыть водой. Потом сказал: “Выйди - я тебя скоро позову”.

Когда он меня пригласил, тело уже было вскрыто. Мой наставник показал, как нужно зашивать труп. Шов - специальный. Потом мы одели усопшего и положили в гроб.

Так я и втянулся в эту работу.

Сергей Кузьменко (справа) в Пскове, 1995 год

Со временем патологоанатом стал допускать меня к простым вскрытиям (не связанным с криминалом). Мы также выносили гробы, ставили на машины. Ведь раньше ритуальных агентств не было! Все заботы о покойнике ложились на плечи родственников.

Из морга тело везли домой и там держали какое-то время. Потом выносили на улицу, ставили во дворе. Подходили соседи, прощались. А затем уже траурная процессия с оркестром медленно шла по городу. До сих пор помню звук барабана и этих надрывных труб, разрывающих душу. (У музыкантов это называлось “тащить жмура”.)

Сейчас в городе не видно траурных процессий. С одной стороны - хорошо: у людей не возникает дискомфорта при виде несчастных родственников и гробов с трупами. А с другой, может быть, и нет. Ведь иногда нужно подумать над смыслом жизни, о том, кто придёт тебя проводить в последний путь. Рано или поздно, всех нас это ждёт.

Испугался до смерти

- Однажды к нам поступил парнишка - совсем молодой. Умер, отравившись алкоголем. Когда стали вскрывать - обалдели. У парня сердце находилось справа, а печень - слева. Мы посмотрели его медицинскую карту. Нигде про это ни слова. То есть ни его родственники, ни он сам не знал, что у него такое не­обычное расположение органов.

После окончания общеобразовательной школы врач-патологоанатом дал мне рекомендацию в медицин­ский вуз. Я поступил в Ярославский мединститут на лечебный факультет. После 5-го курса выбрал специальность - судебную медицину.

Сергей Кузьменко, 2012 год

Ко времени окончания высшего учебного заведения уже женился, у меня родились двое детей. Когда встал вопрос о месте работы, мы с женой решили поехать в Псков - там жили её родственники.

Я устроился в Псковское областное бюро судмедэкспертизы. Работал и в морге, и в отделе освидетельствования живых лиц.

Псковский морг располагался в 13 км от города. Место так и называли: “13-й километр”. Угрюмое здание, вокруг - никакого жилья. Лишь поле да лес.

Судмедэксперт должен по ночам дежурить. И вот моё первое дежурство. Как назло, разразилась гроза. Да такая сильная! Ветер воет, деревья качаются, что-то летит, падает. Гром как бабахнет - прямо над зданием морга. Всё озарилось молнией!

И вдруг погас свет. У меня прямо душа в пятки ушла. Я нашёл свечку, зажёг... Но ходить по помещению - страшно. Сижу на диване, держу в руке свечку и смотрю на дверь. А за дверью лежат покойники... Это было нечто!

Вызвали в милицию

- Не пожалели о выбранной специальности?

- В общем, нет. Наша профессия всегда была самой высокооплачиваемой. Судмедэксперт получает раза в полтора больше самого опытного врача в поликлинике.

Основное назначение бюро судмедэкспертизы - помощь правоохранительным органам (полиции, суду, прокуратуре) в расследовании преступлений. Помню самый первый случай, когда меня вызвали в милицию.

Автомобиль, в котором ехали двое мужчин, врезался в бетонную опору моста. После удара людей выкинуло из машины. Один погиб, другой остался жив - причём, он оказался военнослужащим, прапорщиком. У обоих имелись права на вождение машины. Прапорщик сказал, что за рулём сидел погибший. Мы с милиционерами стали разбираться, как произошло ДТП. Проводили эксперименты с муляжом человека, сопоставляли повреждения с теми ранами, которые получили водитель и пассажир. Оказалось, что прапорщик обманывает - именно он вёл машину, причём, в состоянии алкогольного опьянения.

Тёщу зарубил топориком

- Однажды во время моего дежурства меня вызвали в милицию - поприсутствовать при допросе задержанного. Мужчина сказал, что вёз пожилую тёщу в “Жигулях”, на заднем сиденье. При резком повороте автомобиля якобы открылась дверь, старушка выпала из машины на асфальт, а затем скатилась в кювет. И там скончалась. А зять-водитель её пропажу даже не заметил. Милиционеры меня спросили: могло ли такое быть?

Я осмотрел труп. Одежда на мёртвой женщине чистая, никаких разрывов, царапин... На голове повязан платок, пропитанный кровью. Снимаю его и вижу огромную рубленую рану - сверху до самого уха.

Водитель говорит: мол, она эту травму получила при падении. Я попросил осмотреть машину. Под пассажирским сиденьем нашли туристиче­ский топорик со следами крови.

Милиционеры стали “колоть” подозреваемого. Мужик признался, что убил тёщу. Остановил машину, ударил её топором... Увидел кровь, не знал, что делать, запаниковал, одел на голову платок, вытащил женщину на асфальт, где она и померла. А потом скинул труп в кювет. А в милицию уже пришёл со своей версией.

- За что тёщу-то убил, вы узнали?

- Мне это неинтересно. В итоге этого парня осудили.

Студент мединститута Кузьменко (второй справа)

В Кёнигсберг - на работу

- В Пскове я отработал пять лет. Потом начались проблемы с зар­платой - задержки, урезания... Я тогда получал 2 тысячи рублей в месяц. Жить стало тяжело. У меня на руках жена, двое малолетних детей и ещё престарелые родители.

Я стал искать работу в другом месте. Звонил по городам и интересовался, есть ли вакансии в бюро судмед­экспертизы, регулярно ли выдают зарплату. В один прекрасный день позвонил в кали­нинград­ский минздрав. Мне ответили, что есть вакансии и деньги платят вовремя.

В 1997 году мы с семьёй приехали сюда. В Пскове продали большую 3‑комнатную квартиру в новом доме, а здесь купили маленькую хрущёвку. Со временем подкопили денег и поменяли её на современную хорошую квартиру.

Бывший Кёнигсберг нам сразу очень понравился. Съездили на побережье, в Светлогорск, Зелено­градск, и поняли - это наша земля.

Я иногда приезжаю на родину в Костромскую область. Там тоже красиво - природа, деревянные здания, крепости... Но тоска какая-то одолевает. Хочется скорей вернуться в Калининград - современный европейский город.

Дерево убило медэксперта

- В Калининграде я сначала работал в отделе живых лиц (на ул. Барнаульской). Заведовал отделом. Но работа с живыми - это не моё. Рутина, которая затягивает... Теряешь профессиональные навыки.

Как только освободилось место судмедэксперта (он трагически погиб - дерево упало на его автомобиль во время урагана), меня взяли в областное бюро судмедэкспертизы. Я попал на эту должность как раз во времена криминальных разборок.

Людей живьём закапывали, похищали, взрывали, жгли в машинах, в лесу, резали, стреляли... Стало появляться новое оружие - газовое. В судебно-медицинских книгах про последствия выстрелов из газового оружия ещё ничего не было написано.

И вот в гаражном обществе обнаружили труп мужчины, лежащего вниз лицом в луже крови. В голове - огнестрельная рана.

Как обычно, эксперты описали рану. Нашли входное отверстие. Рана есть, оскольчатый перелом кости - есть, а пули - нет. Что только мы ни делали... Даже на рентгеновский аппарат его возили - нет пули. А для милиции очень важно определить вид оружия, из которого сделан выстрел.

Позвонили в Питер, специалисту по огнестрельным ранениям. Он усмехнулся: “Вы зря ищете пулю! Если выстрел сделан из газового оружия, никакую пулю не найдёте. У нас уже такие случаи были. Теперь, видимо, и до вас дошло”.

На самом деле оказалось, что человек умер, захлебнувшись в собственной крови. А сама по себе рана не являлась причиной смерти. Он получил ушиб головного мозга, потерял сознание, упал... И захлебнулся.

Позвонки ломает, органы разрывает

- Ещё запомнился случай с убийством около развлекательного центра “Вавилон” (на ул. Шевченко, рядом с гостиницей “Калининград”). В феврале 2004 года в своём “Мерседесе” был застрелен руководитель охранного предприятия “СВЕЧВ” (союз ветеранов чеченской войны) Олег Поканевич.

Я исследовал тело убитого. Следствие интересовало, как он получил пулевые ранения, пытался ли выскочить из машины...

Мы выяснили, что, действительно, он получил ранения, находясь в разных положениях. Стреляли из автомата калибра 5,45. Маленькая пулька со смещённым центром тяжести. Она входит в тело и начинает там кувыркаться. Попадает в поясницу, а выходит в области шеи. На своём пути и позвонки ломает, и органы разрывает... Именно такие раневые каналы были у Поканевича. В разных направлениях пули входили, и в разных - выходили. Тогда мы первый раз столкнулись с подобным оружием.

Потом произошло убийство у мэрии. Убийца открыл багажник, вытащил оружие и выстрелил в человека сбоку в упор - одним крупным зарядом. Но таким, который разворотил в теле буквально всё.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля