Новые колёса

Прокурор и судья замочили тебя… Кто помог инвалиду стать бомжем

...Мы - дети страшных лет России. Все. Вне зависимости от возраста. Потому что в России СТРАШНО всегда.
...Говорят, что для врачей окружающий мир состоит из больных, для сыщиков - из правонарушителей, для судей - из истцов и ответчиков и т.д. и т.п. Вот и в "Новые колеса" люди редко приходят, чтобы поделиться радостью. Чаще - совсем наоборот. Иногда кажется, что вокруг - сплошь униженные и оскорбленные, ограбленные и обездоленные. Впрочем, кажется ли?..
Ермак Тимофеевич Тюнников приехал к нам из Черняховска. Рассказать об истории, приключившейся с его сыном, жителем Советска.
...В феврале 2001 года двадцатишестилетний Андрей Ермакович Тюнников, инвалид III группы, попал в больницу. А когда вышел... выяснилось, что его заочно выписали из квартиры, где он проживал вместе с матерью.
Дело обычное. Семья Тюнниковых "снялась" из Молдовы вскоре после развала Союза. Проблема была даже не в необходимости учить молдавский язык - Ермак Тимофеевич овладел им настолько, что преподавал на языке "титульной нации" в музыкальной школе. Просто не хотелось чувствовать себя людьми второго сорта... В Советске глава семьи устроился работать в техникум. Кроме того, он - представитель одной из редчайших профессий: музыкальный настройщик. Таких, как он, на всю область - человек десять. А Ермак Тимофеевич еще и изобретатель (восемь изобретений официально зарегистрированы) и вообще на все руки мастер, даже многопрофильным кооперативом одно время заведовал...
Правда, с женой у него отношения разладились. Она все чаще прикладывалась к рюмочке. Поэтому Ермак Тимофеевич, не оформляя развода, купил супруге с сыном однокомнатную квартиру в центре Советска, а сам остался жить в Черняховске.
И вот... некто Трибуц-Савичев, называющий себя "специалистом по недвижимости" положил глаз на квартиру Надежды Тюнниковой. Обрабатывали ее долго. Однажды она совсем уже "дозрела" до продажи, даже уговорила сына выписаться - но в последний момент Андрей передумал.
Сделка тогда сорвалась. Поэтому, когда Андрей попал в больницу, на Надежду насели уже не по-детски. Схема известна: женщине, которая не прочь выпить, стали усердно наливать. Чуть ли не ведрами. Покупали ей спиртное, давали деньги в долг - типа, от всей души, а когда она хорошенько увязла, потребовали этот самый долг вернуть. Пригрозили "поставить на счетчик". Возможно, пару раз стукнули для острастки. И Надежда согласилась продать квартиру в центре города за... $700. Благо, от прошлой "сделки" у нее сохранилось письменное заявление сына - о том, что он якобы собирается сняться с регистрации и уехать в Молдову.
Заявление это, натурально, использовали. Добавили: "...г. Кэушень", сунули 500 рублей паспортистке (по крайней мере, именно такая сумма была удержана при расчете с Надеждой Тюнниковой - ей так и сказали: "Паспортистке на взятку") - и листок убытия был оформлен. В отсутствие Андрея - и несмотря на то, что на "заявлении" не было даты, зато красовалась подпись, явно сделанная другой рукой. Да и "адрес убытия" - этот самый "г. Кэушень" был вписан чужим почерком.
Заодно штамп - о снятии с регистрации - влепили и в паспорт Андрея. Так Тюнников-младший превратился в бомжа. (Его мать - тоже. Забегая вперед, скажем, что через год с небольшим она умерла - так и не имея больше ни своего угла, ни регистрации по месту жительства.) Естественно, узнав об этом, Андрей обратился в прокуратуру Советска. Там ему сказали: "Ты нам мозги не компостируй! Ну и что - на момент сделки ты находился в больнице?! Убежал - и подал заявление о снятии с регистрации собственноручно".
Когда Андрей - с помощью отца - попытался доказать, что период совершения сделки совпал с объявленным в больнице строжайшим карантином, да и "сбежать" он вряд ли смог бы чисто физически - слушать его не хотели. Тогда он обратился в суд. Прокурор Бондаренко сказал Ермаку Тимофеевичу: "Не советую". Дескать, не в ваших это интересах.
Тюнниковы не вняли. И - в качестве ответного хода - в отношении Андрея было возбуждено уголовное дело. Тянулось оно больше года. Наконец приговором Советского городского суда (судья Филаткин) 21 августа 2002 года Андрей был осужден по ч. 1 ст. 327 УК РФ (с применением ст. 64 УК РФ) на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. (Правда, условно. С испытательным сроком - полгода.) За что? За то, что, не имея другой возможности получить пенсию по инвалидности, он вытравил у себя в паспорте штамп о выписке с места жительства. И - попался.
...Потрясающе! Заметьте: он всего лишь хотел получить свою собственную пенсию, которой его никто не лишал - и только ради этого избавился от штампа, поставленного в его паспорте без его ведома и согласия... За это его, инвалида, объявили преступником.
В Советске! Где ДО СИХ ПОР пост начальника городской ГИБДД занимает г-н Мецлер, подделавший (!) диплом о высшем юридическом образовании, чтобы с помощью этой "липы" вступить в должность, на которую не имеет ни юридического, ни морального права. Этот факт доказан. И - НИЧЕГО. Прокурор разводит руками: срок давности, дескать, истек.
И то! Чего тягаться с влиятельным гибэдэдэшником, если можно "прихватить" беспомощного инвалида?!
Но за сына вступился Тюнников-старший. Он писал во все мыслимые и немыслимые инстанции. Девять раз (!) обращался к Президенту РФ Путину. (И все без толку. Он посылал телеграммы, жалуясь на беспредел местных прокурорских и судейских работников, из аппарата Президента его жалобы направлялись в Генеральную прокуратуру, оттуда - в областную, а потом... правильно, попадали на стол к тому же прокурору Бондаренко, на которого он и жаловался.)
Ермак Тимофеевич нанял толкового адвоката - Мельникова (того, кто впоследствии стал главой Неманского муниципального образования).. В филиале №4 учреждения юстиции он потребовал, чтобы ему предъявили весь пакет документов по купле-продаже, в том числе и якобы существующее в природе "обязательство" сына сняться с учета по месту жительства...
Тюнников добился того, что Советский городской суд признал: штамп в паспорте сына о выписке его с ул. Невского, 94-4 НЕДЕЙСТВИТЕЛЕН. Параллельно был обжалован приговор суда по уголовному делу - и коллегия областного суда была вынуждена его отменить. (Филаткин пытался торговаться. Мол, давайте просто закроем дело. Тюнников-старший отказался. И дело было прекращено за отсутствием в действиях Андрея признаков преступления. Что дает ему сейчас право на реабилитацию.)
В разгар тяжбы адвокат Тюнникова получил металлической трубой по голове от двух крепких мужиков, как-то вот... гм... не пожелавших представиться. Правда, сам Мельников связывал покушение скорее с предвыборной кампанией в Немане, но... покушавшихся милиция не нашла. А Тюнников не исключает связи между нападением на адвоката - и судебным процессом, в котором тот участвовал.
Тем более, что примерно в это же время и сам Ермак Тимофеевич оказался в очень пикантной ситуации: однажды поздним вечером, когда он переходил дорогу, его чуть не сбила машина. Преподаватель музыки чудом успел отскочить. Вряд ли, думает он, хотели давить его насмерть - скорей, предполагалось сбить или проехаться по ногам. Чтоб на суд не явился...
...Каков результат борьбы? Сына восстановили в правах на регистрацию по месту жительства. Но... за это время квартира была дважды перепродана. И ситуация складывается идиотическая: в однокомнатной хате живет старая женщина - добросовестный приобретатель! - не имеющая к Андрею ни малейшего отношения. Натурально, жить вместе с ней он не может. Она требует, чтобы он снимался с учета - иначе ей приходится оплачивать коммунальные услуги "за себя, и за того парня".
Вопрос о возвращении Андрею его доли недвижимости даже не поднимается. Его "замяли". Ни паспортистка, ляпнувшая пресловутый штамп в документ, ни клерки из учреждения юстиции, оформившие договор купли-продажи с подачи риэлтора Трибуца-Савичева... ни этот самый риэлтор... ни первые покупатели, совершившие "подмоченную" сделку... ни судья Филаткин... ни прокурор Бондаренко, упорно отказывавшийся видеть крупное жульничество и не реагирующий на многочисленные жалобы... - никто вроде бы и не виноват. Вот только Андрей Тюнников лишился квартиры. И возвращать ее никто ему не собирается. Типа, штампик в паспорте о регистрации есть? Вот и живи с ним, как знаешь. И где хочешь. Свободный человек в свободной стране.
И даже "право на реабилитацию" как-то не греет. Потому что неясно, кому конкретно следует предъявлять требования о возмещении материального и морального ущерба.
Но Тюнников-старший не сдается: "Я еще в доперестроечные времена в Молдове выиграл суд с райкомом КПСС. Первый секретарь тогда получил выговор, третий - потерял работу, сняли заместителя председателя райисполкома и хорошенечко взгрели судью... Я изобретатель. У меня восемь патентов. Мне ничего не стоило бы отомстить обидчикам сына так, что они даже не поняли бы, откуда ветер дует... Но я хочу сделать все по закону. Хотя... В этой стране жить невозможно. Три года человек не может добиться, чтобы ему вернули его же несправедливо отобранную собственность! Ну, а о чем после этого можно говорить? Прокуратура укрывает нарушителей закона, следователь, ведущий дело сына, в подписке о невыезде пишет фиктивный адрес... только чтобы не касаться сути проблемы... судья "расшивает" материалы дела и что-то там в них меняет, крутит... Президент не реагирует на обращения к нему избирателей... Но... надо жить. И бороться".
Ага. Покой нам только снится. Ермаку Тимофеевичу - шестьдесят три года. Успеет ли он восстановить справедливость? На это иногда уходят десятилетия.
...Не помню, кто предложил воздвигнуть в Москве памятник - в виде гигантской свечи - "Тем, кто жил в России в ХХ веке". Идея неплоха. Только рядом должна стоять еще одна свеча: "Тем, кто живет в России в XXI веке". Живет, не убивая других... Да хранит Господь этих немногих!..
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля