Новые колёса

“ПРОКУРАТУРА ТРЕБУЕТ КРОВИ”.
Почему пытаются закрыть лучший в России частный дом престарелых

- Вставай, пойдём! - подхватил старичка под мышку судебный пристав.

- Уйди, я спать буду! - закряхтел бедняга.

Но все его вещи и лекарства уже побросали в мешок...

Просто нелюди

Александр Баранов

2 сентября в частном доме престарелых “Альтернатива-плюс” (Калининград, ул. Емельянова, 144) творилось что-то невообразимое.

Накануне Московский районный суд на 90 суток приостановил работу этого богоугодного заведения - за нарушения требований пожарной безопасности. А уже на утро следующего дня в пансионат нагрянули восемь приставов в форме.

- Дайте нам список ваших постояльцев, - потребовали они у заведующей.

- Это противозаконно! - выбежала куратор пансионата Галина Яковлева. - Мы не имеем права разглашать персональные данные наших клиентов...

- Ах так? - взвились незваные гости. - Тогда мы составляем протокол!

И действительно - выписали на заведующую акт.

В ходе дальнейшей перепалки приставы всё-таки заполучили информацию о стариках, живущих на первом этаже здания. И начали обзванивать их родню, чтобы та немедля забрала домочадцев.

Ошарашенные родственники перезванивали руководству пансионата. Руководство объ­ясняло, что никто не имеет права забирать людей без их письменного согласия. Однако приставы и слушать ничего не желали.

К шести вечера на “поле битвы” появилась министр социальной политики Анжелика Майстер с пятью директорами других пансионатов. И с 9 вечера до полуночи 26 несчастных стариков из “Альтернативы” увезли.

- Представляете, какой для них это стресс! - тщетно возмущалась Яковлева. - Они же как дети! Мы их любим, лелеем...

- Зная, что здесь пожилые люди, судья решила их убрать, не дав никакой отсрочки! - сокрушался хозяин дома Александр Баранов. - Просто нелюди какие-то.

Удивление премьера

Галина Яковлева

Спустя неделю областной суд отменил решение первой инстанции. И... с 9 сентября стариков начали завозить обратно.

- Какая-то странная ситуация, - отреагировал врио председателя областного правительства Антон Алиханов. - Были нарушения или не были? Не совсем понятно, что это тогда было вообще...

О скандале доложили на Дм. Донского, 1.

- Вы посмотрите там повнимательнее, - премьер дал поручение Майстер. - Меня настораживает сама ситуация, что через неделю учреждение опять заработало. Очень важно, чтобы нарушения действительно были устранены.

Впрочем, у руководителей “Альтернативы-плюс” своя позиция на этот счёт. Её они изложили на “Дне открытых дверей”.

- Проверяющие предъ­являют к нам требования, как к специализированному жилищному фонду, - объяснила Яковлева. - Хотя в законе чётко написано: “В качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов” (п. 2 ст. 92 Жилищного кодекса РФ). Частный фонд сюда не относится! Отсюда и пошло всё недоразумение.

Гони деньги!

- По сути в законе пробел, - продолжает Галина Андреевна. - Частный дом априори не может быть домом-интернатом. Но в коммерче­ских целях он использоваться может. Поэтому мы просто сдаём помещения в наём. Питание организует кафе, которое находится на территории. Медицинские услуги - по договору с медцентром.

Да уж, Госдума не доработала. Депутатам в Москве не до несчастных стариков...

- Я считаю, не надо было вообще пускать сюда проверяющих, - заявляет Яковлева. - Но Александр Романович (Баранов) - честный предприниматель и не боится быть открытым. Этим они и воспользовались. Пришли сюда, он им всё показал... У нас тут и пожарная сигнализация, и широкие коридоры, и по три выхода с каждого этажа. Есть даже противогазы и экстренный спуск (типа горки). В общем, никакой опасности для пребывания людей!

Пожарные сначала согласились: “Да, всё нормально. Сигнализация есть, коридоры широкие...” А потом почему-то сказали, что “прокуратура требует крови”.

То есть была дана команда “фас”. В ноябре 2015 года нам выдали предписание из 18-ти пунктов и оштрафовали на 30 тысяч рублей.

- Начальник пожарной части и инспектор мне сказали: “Оплати, коли прокуратура настаивает. И мы трогать вас больше не будем”, - пояснил Баранов. - Мы пошли у них на поводу и заплатили этот штраф. Но на этом они не успокоились и в июле 2016-го пришли с внеплановой проверкой.

Нужен “лимон”

Галина Яковлева: - У нас прекрасные кровати...

- За это время мы сделали многое, - показывает помещения Яковлева. - Переставили все двери (они должны открываться по ходу эвакуации), построили пожарную лестницу, сделали дополнительные поручни... Но теперь они придрались к тому, что пожарная сигнализация не проведена в номера и нет кнопки, которая должна быть выведена к ним на пульт... Простите, а в каком жилом доме всё это есть?

- А что вам мешает выполнить все требования пожарных?

- Поймите, здесь деньги лопатой никто не гребёт, - тяжело вздохнул Баранов. - Одна пожарная лестница обошлась нам больше, чем в 100 тысяч рублей. А чтобы выполнить все предписания, нужно не меньше миллиона. Где его взять? Повышать стоимость услуг мы не можем. А коммуналка и продукты дорожают, зарплату сотрудникам увеличивать надо...

- Предписания постепенно выполнялись, - добавила сотрудница “Альтернативы” Людмила Васильева. - Но, видимо, чиновникам нужно было отчитаться - вот, мол, нашли и наказали. Хотя я считаю, здесь должен был включиться “человече­ский фактор”. Что мешало провести совещание с участием нашего руководства, министра и пожарных, и всем вместе подумать, что здесь можно сделать, не нарушая покоя пожилых людей?

- Здесь очень достойные в прошлом люди, - подхватывает Яковлева. - Средний возраст - 82 года. У нас живёт даже самый старый житель Калининграда. Он пришёл к нам в 103 года, а недавно отметил 105.

Назвали негодяями

Галина Яковлева: - Пожарный выход? Пожалуйста!

- Условия здесь лучше, чем в любом государственном доме-интернате, куда попасть практически невозможно, - уверяет Яковлева. - Продолжительность жизни сейчас увеличилась, количество пожилых растёт, а забота о них носит только декларативный характер. Если есть родственники и квартира, вас не возьмут в государственный дом-интернат. Но ведь родственникам надо ходить на работу. И как им оставить бабушку или дедушку дома без присмотра?

А приставы распространили такую информацию: мол, какие бессовестные дети! Не хотят забирать своих родителей...

- Люди, любящие своих родителей, поместили их в хорошие условия, а услышали в свой адрес, что они негодяи! - восклицает Васильева. - Мы это дело просто так не оставим.

- Услуги сиделок сейчас стоят от 100 до 300 рублей в час, либо 1.700 рублей в сутки, - приводит цифры Яковлева. - А сколько денег нужно на средства реабилитации? 3.000 рублей в месяц только за туалетное кресло. Столько же - за функциональную кровать.

У нас всё это входит в стоимость: тысяча рублей в сутки. Попробуйте найти гостиницу в Калининграде, где за такую сумму вас 5 раз покормят, помоют, побреют, зубы почистят, бельё постирают, на улицу выведут, да ещё и развлекут.

За 5 лет работы у нас не было ни одного ЧП. На каждом этаже видеонаблюдение, которое выведено на круглосуточный пост. На ночь остаются дежурить 7 человек и охранник. Здесь гореть нечему!

У нас категорически запрещено курить. Были два постояльца, которые курили. Так знаете, как они это делали? Сигареты и зажигалка хранились у соцработника, и вместе с ней, два раза в день, они ходили в место для курения.

Мы сами боимся пожара и принимаем все меры, чтобы его не произошло.

- Ключевой момент в том, что человек вложил в это свои деньги, - соглашается Васильева. - И если что-то случится, то ему их никто не вернёт. Это не государственное предприятие, где отношение может быть халатным.

Залез в долги

- В прошлом году Калининград­ская областная Дума направила нас на социальный форум России, - показывает благодарственные письма Яковлева. - Мы там представляли наш проект и были признаны лучшими в стране. Александр Романович залез в огромные кредиты, чтобы всё это сделать. Он в долгах, как в шелках! Зато условия здесь соответствуют всем ГОСТам социальных услуг.

На высоких уровнях сейчас говорят, что надо привлекать бизнес в социальную сферу. Но бизнес туда не идёт. Потому что это нерентабельно. А если будут ещё и так душить...

- Вам не предлагали платить мзду в обмен на отсутствие проверок?

- Да это сплошь и рядом! - усмехается Баранов.

- Помню, когда я работала в надзорных органах и приходила в учреждения с проверкой, меня прямо спрашивали: “Сколько?” - признаётся Яковлева. - Я отвечала: “Нисколько. Я просто выполняю свою работу”. А люди удивлялись: “Ну как же... Я так буду нервничать. Вот пожарники приходят и сразу говорят: 150. И всё, я спокоен...”

- Мы здесь на это не идём, - хмурится Баранов. - Можно, конечно, огородиться высоким забором, нанять ЧОП и никого сюда не пускать. Но это же не концлагерь... Мы останемся открыты, но впредь будем умнее.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля