Новые колёса

«Прохрюкайте мне в ответ!» Кто сказал, что депутаты «страшно далеки от народа»?!

...Знаете, как пишутся сценарии для телесериалов? Человек пять запираются на восемь часов в кабинете, запускают кофеварку в режиме "нон-стоп" и... творят до полного обалдения. Придумывают такие сюжетные линии и диалоги, чтобы "мыло" с одинаковым успехом можно было смотреть, начиная с первой серии - и с пятнадцатой. Или вообще со сто тридцать пятой. То бишь сценарий специально кропается так, чтобы содержания в нем было поменьше, а юмора - попроще, позабористее (с закадровым смехом) - натурально, хватало. И чтобы пропустив серий пять-десять, зритель "воткнулся" бы в дальнейший ход событий без малейших напрягов.

О бренде

Заседания Калининградской областной Думы часто сравнивают то с театром абсурда, то с цирковым представлением. Пожалуй, к "мыльной опере" деятельность наших парламентариев все-таки ближе. В театре абсурда, как ни парадоксально это звучит, есть своя логика. И если, к примеру, герой появляется на сцене в зеленом цилиндре и в окружении шести пекинесов - будьте уверены, это вовсе не потому, что драматург выпил лишнего и поймал "белочку". В компании с режиссером. Сия группа персонажей всенепременно должна символизировать собой что-то чертовски важное, быть исполненной глубочайшего сакрального смысла. Иначе нельзя: классика жанра!

А в "мыле" можно все. И когда какой-нибудь там Луис Альберто на протяжении ста серий нудно спрашивает у доньи Хуаниты "Как ты могла?!" - это вовсе не потому, что у сценариста кризис воображения. Просто надо дать шанс донье Хуаните еще сто серий на этот вопрос отвечать... чтобы желающим было где разместить свою телерекламу.

...Так и в Думе. Настоящие интриги происходят не в зале заседаний, а за его пределами. А в зале... практически каждый играет определенную роль. В соответствии с собственным амплуа - и генеральным замыслом образа. Натурально... редкая птица долетит до середины Днепра - и редкий читатель может похвастаться тем, что проштудировал в "НК" абсолютно все парламентские репортажи. Вот мы и приготовили небольшой сценарий - по мотивам заседаний Думы третьего созыва. Телесериал по нему снять, понятно, не получится: каждый депутат - это бренд. А бренды в наше время стоят дорого. Жаль... ей-богу, получилось бы не хуже, чем пресловутая "Санта-Барбара".

Вы только представьте: думский зал. На галерке народу - немерено. В звенящей тишине (охрипшие от дебатов парламентарии взяли тайм-аут, дабы отдышаться) вдруг раздается мрачный голос:

- Вот уже три месяца, с самых выборов, я хожу в черной рубашке...

- Это Шлык? Шлык говорит?

О дурдоме

Шлык: "Это не я. Это Шушкин. Чуть что, сразу Шлык. Я - в белой рубашке".

Буханцев: "Так, надо взять двух консультантов. Двух!.. Понимаете?! А если взять не двух, а трех?.. И добавить! Сколько будет?.. Правильно. Пять получается".

Ярошевич: "Устроили из Думы дурдом настоящий".

Фролов (Ярошевичу): "Вы, как депутат, ничего собой не представляете... Пустое место... Пишите свои идеи на бумаге и на бумажных носителях вносите".

Селезнев: "В бюллетень для тайного голосования надо внести еще две графы: "против" и "воздержался".

Никитин: "При тайном голосовании воздерживаться?"

Гинзбург (глубокомысленно): "Тайные процедуры воздержания очень опасны!"

Багалин: "Скажу откровенно: я душой против, критиковал и буду критиковать этот проект, но проголосую за него!"

Гинзбург: "Лет двадцать назад был фильм о гражданской войне. Там фраза прозвучала: "Васька гранату кинул, революцию сделал..."

Никитин: "Это вы о чем?"

Гинзбург: "Я посмотрел словарь, но так и не понял, чем традиционное бытование народного промысла отличается от нетрадиционного".

Поляков: "У нас традиционных народных промыслов много. Самогонный, к примеру".

Виноградов: "Если принять мои поправки, бюджет области будет иметь большую экономию".

Ярошевич: "Виноградов все берет в свои руки. О, смотрите, Селезнев проголосовал против. Он что, больной?"

Селезнев (обиженно): "Я не больной".

О патриотах

Ярошевич: "Давайте наконец решать, а то мы сидим уже два часа в газовой камере!"

Никитин: "Ну так давайте выйдем с предложением установить здесь систему кондиционеров. Это всего-то двести тысяч долларов стоит, что для нас эти деньги?!"

Виноградов: "Не надо ничего адаптировать! Это нужно европейским странам, чтобы потом на законных основаниях вытеснить нас отсюда. Это что же: чемодан, вокзал, Россия? Я патриот. Я в Россию не хочу".

Шлык (глубокомысленно): "Сейчас мы пытаемся скрестить ежа и ужа".

Шушкин: "Я не понимаю, что говорит Шлык. У него через границу поляки. С них можно взять много разных вещей".

Ежиков (Фролову): "Вы сказали обо мне, что я "прокукарекал" в газете. Если вы не согласны - прохрюкайте мне в ответ в "Калининградской правде"!"

Гинзбург (печально): "Словно сказочный дурак, мы плачем на свадьбе и пляшем на похоронах" (бюджет на 2002 год еще не принят, - прим. авт.).

Селезнев: "Мне тут частушка вспомнилась... про сельское хозяйство: "Мы не сеем и не пашем, а валяем дурака. С колокольни... чем-то... машем, разгоняем облака".

Шушкин: "Я готов проголосовать за этот дурацкий закон!"

Гинзбург: "...Закон надо принимать в 1-м чтении!"

Голоса: "В первом и во втором он уже принят. Сейчас надо в третьем, окончательном".

Гинзбург (озадачившись): "Да?.. Значит, надо корректировать сроки".

Шлык: "Возникает впечатление, что Усама бен Ладен более привлекателен, чем разработчики областного бюджета..."

Зелинская: "Лично я до сих пор не определилась, как буду голосовать. Щас определюсь".

О проститутках

Виноградов: "А что это за предприятие такое "Агробалтсбыт"?"

Голоса: "В "Новых колесах" все написано".

Виноградов: "Я не читаю эту газету... хотя регулярно туда хожу".

Гинзбург: "Я прошу прощения за грубость. Но у нас получается, как в той французской песенке: "Сплю с Розеттой и не чую, как на ней матрос ночует..."

Багалин: "Я хотел бы войти в эту группу".

Никитин: "Я и не сомневаюсь. Это ваша двадцать пятая комиссия".

Виноградов: "А я против".

Никитин: "Против чего?"

Виноградов: "Против Багалина в этой группе".

Никитин: "Будем голосовать списком или всех по очереди?"

Виноградов: "Согласен".

Никитин: "С чем согласен?"

Виноградов: "Впустить туда Багалина".

Федотов: "Знаю я это предприятие! Техника так и будет ржаветь под дубом!"

(Бюджет на 2002 год принят в первом чтении, - прим. авт.)

Багалин: "Я прошу, чтобы вернулись к моей поправке о выделении добавочных средств на правоохранительные органы. Проститутки выхаживают по Ленпроспекту толпами, скоро можно будет устраивать парады!.. Уточняю, что услугами проституток пользуются обычные люди. И несут это в семьи и дальше, по элитным кругам. Наш фонд преподносит депутатам по пачке презервативов".

Никитин: "Это же маразм! Коллеги, будьте внимательнее. А то половина по мобильникам разговаривает..."

Багалин: "Мракобесы!"

О тюрьмах

Виноградов: "Заведующие ресторанами сейчас нищие, социально незащищенные люди".

Клюйкова (патетически): "Мы хотим поддержать молодых здоровых бугаев?!"

Ярошевич: "Скажите прямо, кто под вас копает? Я не копаю".

Виноградов: "Я уважаю депутата Козлова. И не вмешиваюсь в его банковскую деятельность. Он человек порядочный, его отстреливать не за что".

Депутат Поляков (задумчиво): "На мою фигуру не найти бронежилета".

Гинзбург: "Зачем мы превращаем наше заседание в цирк? (Кузнецову) По вашей логике, в связи с расширением НАТО всех депутатов надо переодеть в военную форму и отправить на Краснознаменский полигон?"

Савенко: "Это театр одного актера, где всем остальным отведена роль массовки... У Рудникова не находится времени для общения со мной. У нас с ним такая форма общения. Мы в мэрии скоро заведем специальный аппарат для обработки запросов Рудникова!"

Лопата: "Предлагаю более радикальный вариант: скрутить Рудникову руки, заклеить рот скотчем и так оставить на заседании".

Ярошевич: "Главный нарушитель прав человека у нас - государство. Так может, нас всех посадить? Привлечь к уголовной ответственности?"

Кузнецов: "Я бы не стал сажать два эти вопроса на одну скамейку".

Ежиков: "Вон полковник-депутат Багалин коллег по тюрьмам возит. Надо больше в школах работать. Тогда и по тюрьмам меньше ездить придется".

Багалин: "Лучше освоить замок ХIII века в Гвардейске, в котором сейчас находится тюрьма. И на его основе создать международный парламентский центр".

Виноградов: "Мне понятна позиция полковника ФСБ Багалина. Он опекает систему УИН. Чем больше там народу, тем лучше".

Федотов: "Я на себе испытал машину правоохранительных сил. Если бы я не был депутатом, мне бы еще добавили и сунули в обезьянник. А Багалин просит дать денег милиции - чтобы лучше били?!"

О бандитах

Гинзбург: "Лет 15 назад была такая поговорка: батальон без замполита - что деревня без дурака".

Шушкин: "Собирается ли "Янтарьэнерго" использовать нетрадиционные источники электроэнергии? К примеру, ивовые плантации?"

Селезнев: "Дадим деньги сельскому хозяйству - они все равно их в навоз закопают. То у них чего-то там затопило, то солнцем выжгло".

Багалин: "Скоро нам придется формировать ДНД из тонконогих секретарш, которые будут дежурить на улицах с табличками на груди "Мы замещаем милицию".

Шлык: "Селезнев обвиняет нас в том, что мы здесь мошенники".

Савенко: "Ну, спасибо, Валера. Я с тобой разберусь..."

Виноградов: "Такие оскорбления, которые бросает Селезнев, да еще пальцами показывает... Точнее, гнет, как его коллеги по партии. Нехорошо... Гордиться вам, г-н Селезнев, нечем. Всем известно: партия Жириновского открыто торгует местами в списке, предоставляет места криминальным авторитетам".

Селезнев: "А хотите я напомню, как вы избирались в Черняховске? Вам будет стыдно!"

Хаипов: "Надо вызвать врача в зал! Где Поляков?"

Селезнев: "Если Андрей Олегович (Виноградов) так запросто встречался с Карло, то он - протеже криминальных кругов".

Гинзбург: "Нам еще не хватало передраться в день любви и святого Валентина. Есть предложение: вызвать двух санитаров и перейти к голосованию!"

Виноградов: "В процессе выборов против меня были применены очень жесткие технологии. И крест падал, и родственники в Израиле у меня неожиданно находились, и мэра Черняховска я в подъезде душил..."

Ярошевич: "Что от родственников отказываешься?"

Селезнев (воодушевившись): "Я могу вам рассказать про китайское посольство..."

Никитин: "Может, не надо?"

Селезнев (покладисто): "Ладно, не буду".

О грехах

Шушкин: "Соедините наркоманию с патриотическим воспитанием. Это должна быть комплексная программа".

Никитин: "Лично мне надоело каждый день принимать депутатов Лопату и Ежикова, которые требуют: "рассадите нас".

Шушкин (Зелинской): "Тут у вас написано о борьбе с пандемией на территории Калининградской области..."

Поляков: "Пандемия - это распространение инфекции по всему земному шару".

Голоса: "Давайте голосовать!.. Там Багалин что-то выдать обещал!"

Гинзбург: "Почему мы стесняемся назвать вещи своими именами? У нас не первый год происходит хаотичное представление налоговых льгот. Это прямо экономический промискуитет, извините за выражение".

(Промискуитет, по определению Толкового словаря, есть"полная беспорядочность половых отношений на самой низкой ступени человеческого общества". Налог с продаж приняли большинством голосов, - прим. авт.)

Багалин: "О святом на базаре не говорят. Даже если это думский базар".

Кузнецов: "Пора заканчивать дискуссию. Мы демонстрируем такой дикий уровень профессионализма, что просто дискредитируем наш орган".

Никитин: "На нас сейчас всех собак навешают".

Гинзбург: "Фролову нужно снять самоотвод. Это что, "синдром поротой задницы"?! Чего мы будем дискредитировать честь Думы? Ее и так пинают все, кому не лень".

Савенко: "Рад бы в рай, да грехи не пускают".

Никитин: "Что ж, Юрий Алексеевич, это вы сейчас такой смелый. А тогда молодой мэр рот боялся открыть..."

Савенко: "Вы чужие ордена себе на грудь не вешайте! Играют тут в болванчиков!"

Багалин: "У нас у всех лавочное мышление времен хапка и перепродажи краденого".

О поганой метле

Зелинская: "Оценочная характеристика - это когда говорится, что Фролов сидит не на своем месте и его надо гнать поганой метлой".

Никитин: "Вы не правы. "Фролов сидит не на своем месте" - это не оценочная характеристика. А вот про "гнать поганой метлой" - это да-а".

Буханцев: "Большинство присутствующих - уже как бы с билетами КПРФ в кармане".

Никитин: "Давайте сделаем так, что депутаты сядут! Андрей Олегович, вы на чужом месте сидите. Где обладатель этого стула?! И вообще, у меня вопрос: Буханцев навсегда ушел?"

Шлык: "Вернется".

Никитин: "А когда?"

Шлык: "Точного времени не обозначил".

Золотухин: "Я выйду на минутку".

Никитин: "Нельзя, не будет кворума".

Золотухин: "Вас понял. Раздавайте утки и памперсы".

Шлык: "Последние два заседания Думы напоминают какой-то клинический случай..."

Гинзбург: "Есть предложение: вызвать двух санитаров и перейти к голосованию".

Виноградов (Селезневу): "Я не знаю, от головы или от жопы вы взяли и распространяете эти вещи. Я думаю, от последней".

Гинзбург: "Если бы мы продавали билеты на свои заседания, мы могли бы пополнить бюджет".

Ярошевич: "Нас считают или сильно за умных, или за идиотов?!"

Шушкин (обиженно): "Вы все знаете, как исполняется бюджет. А откуда вы знаете, как он исполняется? Лично я ничего не знаю. Правда, я отсутствовал три дня".

(Бюджет принят в третьем чтении, - прим. авт.)

О русском языке

Егоров: "Я уверен, мы получим звания Героев Советского Союза"

Поляков: "Посмертно".

Виноградов: "Нам нужно сделать ролики о нашей Думе! У всех уже есть свои ролики, только у областной Думы нету!"

Лопата: "Мы не вправе друг друга ограничивать. В Госдуме лицо бьют друг другу - и ничего не происходит".

Гинзбург (Лопате): "Кто-кто, а мы с вами, Витаутас Вальдемарас, должны о-очень хорошо знать русский язык".

Ярошевич: "А откуда вы оба с Лопатой знаете русский язык!?"

Шушкин: "Все, что делается в России, не совсем хорошо, и мы это знаем".

Никитин (Ярошевичу): "Мы работаем час пятнадцать, и все час пятнадцать вы мешаете нам работать".

Ярошевич: "Я только начал".

Никитин: "Или замолчите в конце концов, или мы прекратим заседание. Зачем вы избирались?"

Ярошевич: "Чтобы вам мешать".

Голос: "Давайте отправим кое-кого в Черняховск. Там пока психбольница еще работает".

Клюйкова: "В Одессе говорят: если из вашего дома каждый день выходит доктор, это еще не значит, что вы больны. Если из моего дома каждый день выходит генеральный директор страховой компании, это еще не значит, что у меня проблемы со страхованием".

Виноградов: "Какую часть своего тела вы даете на отсечение, что не обманете?"

О палках

Ежиков: "Я увидел в предложенном списке памятников (имеется в виду законопроект "О постановке на государственный учет и объявлении охраняемыми" вновь выявленных памятников истории и культуры на территории Калининградской области", внесенный для рассмотрения в первом чтении, - прим. авт.) две скульптуры "Скифы" - в Светлогорском городском парке. Там нет скифов. Там - сфинксы. Скифы от сфинксов все-таки отличаются".

Шлык: "Часть памятников сдана в аренду. Я предлагаю создать рабочую группу по изучению деятельности НПЦ как организованной преступной группировки".

Гинзбург: "Мы уже договорились до того, что НПЦ - это организованная преступная группировка во главе с полевым командиром Левченко. Вопрос нужно отложить. И попросить вынести благодарность работникам управления культуры, за то, что они не отличают сфинксов от скифов".

Никитин (после перерыва на обед считая депутатов по головам): "...девятнадцать. А где Шушкин?"

Несколько депутатов хором: "Он обиделся. Ему не дали высказать особое мнение по программе развития туризма. Он обиделся и сказал, что на заседание не пойдет. Закрылся и сидит у себя наверху в кабинете".

Шлык: "За такие вещи надо лишать зарплаты".

Никитин: "Как?! Как лишать? Трудодни отмечать? Палочки ставить?"

Багалин (мечтательно): "Я бы ему (Шушкину) сам палку поставил. За отсутствие".

Баталин: "Схожу поговорю с Шушкиным".

Никитин: "А где Лопата?"

Рудников: "Солянку" спасает. У него кусок тротуара разбили. Только что кафе бульдозером не сдвигают".

Никитин: "А где Савенко?"

Депутаты (хором): "Лопату бульдозером сдвигает!"

Фролов (Рудникову): "Вы в своей газете не стесняетесь обливать людей грязью!"

О собаках

Ежиков: "Власть хочет, чтобы ее деятельность описывали красиво. Но красиво ли это: прикармливать журналистов?"

Рудников: "Жить надо по средствам. Если у нас нет денег на коньяк и бутерброды с красной икрой, надо угощать гостей минеральной водой и селедкой".

Шлык (на тему "культура и власть в Калининградской области"): "В еврейском автономном округе скрестили корову с жирафом. Чтобы молоко она давала на территории округа, а питалась - у соседей. А русские скрестили корову с медведем - чтобы молоко давала и сосала лапу. Мы с культурой делаем то же. Предлагая сосать лапу".

Андреев: "Уважаемые! Если вы не разбираетесь, то и не суйтесь!"

Виноградов: "Я не знал, что кворума нет".

Никитин: "У нас всегда кворума нет".

Виноградов: "Весь первый ряд ушел, а я, что, крайний?.."

Маточкин: "Мы думаем, что мы мудрые, а говорят, что мягкие..."

Шлык (уже по другому поводу): "Я с большим уважением отношусь к представительным органам... но руководители представительных органов очень часто подходят к главам муниципальных образований и требуют себе кабинет, автомобиль и такую же молодую секретаршу, как у главы муниципального образования... Требовать для себя квартиры, машины и секретарш - антинародно".

Он же: "Нельзя не доверять нашим меньшим братьям!" (о депутатах местного самоуправления).

Голоса: "Каким еще "меньшим братьям"?! Они что, собаки?"

Ярошевич: "Я хотел бы обратиться к председателю Думы, чтобы мне компенсировали $500 за посещение Думы. Мы, сидящие здесь, не обижаем себя. И "младших братьев" не будем обижать. Дадим им по тридцать тысяч!"

Голоса: "Долларов! Долларов!"

О барышне и фиговом листке

Селезнев: "А депутаты в Черняховске знают, что Виноградову в Калининграде выделили квартиру?"

Виноградов: "Знают. Трехкомнатную. Я не просил никакую, но мне дали, и я в ней живу".

Гинзбург: "Хотелось бы, чтобы администрация области присылала сюда более подготовленных специалистов. А то человек язык в одно место проглотил".

Ярошевич: "А что такое венчур?"

Никитин: "Федор Григорьевич, вы что, читать по-русски не умеете?"

Багалин: "Предлагаю прекратить прения! Если кто хочет высказаться, пусть это сделает".

Поляков: "Третий созыв я в Думе, но так мы еще ни разу не заканчивали".

Ярошевич (это уже начали, - прим. авт.): "Я сейчас обратно говорю глупость..."

Селезнев: "Боюсь, мы будем искать, как сказочный герой, яйцо Кощея Бессмертного".

Багалин: "Если останавливают и морду бьют, значит, статус (депутатской неприкосновенности, - прим. авт.) все равно не работает. Чем богаче человек, тем больше он цепляется за свой статус, как за фиговый листок".

Ярошевич (Багалину): "Ты хочешь, чтобы Федотову еще раз морду набили?"

Виноградов: "Не надо ружья возить в багажниках! Я предлагаю сорвать фиговый листок и показать, какие мы на самом деле!"

Ежиков (Виноградову): "Не надо строить из себя барышню из Черняховска".

Клюйкова (печально): "Кредит под норок взяли, а норки сдохли".

Селезнев: "Я у них в зверосовхозе шубу купил, она через год облезла".

Гинзбург: "Вопрос идеологический, мировоззренческий, а по регламенту у нас перерыв. Заодно в туалет хочется. Там и консенсус найдем".

О Президенте

Андреев: "Пусть депутат определится, кем быть: умным или красивым..."

Селезнев: "Я депутат на платной основе, но в отличие от вас думаю о регламенте день и ночь..."

Никитин: "Просим Президента, чтобы он обязал правительство оставить Калининградскую область в покое?"

Ежиков: "Ни на одно из наших обращений Президент не ответил".

Ярошевич: "Надо обращаться в прокуратуру. Пусть Президент почешет репу".

Багалин (философски): "В России каждую бумажку нужно сопровождать ногами и чемоданчиком..."

...На этом можно было бы остановиться. Пока. И чтобы придать особый шарм "мыльной опере" а ля рюс за кадром должна лопнуть струна и - глухо застучать топор по деревьям. Как в пьесах Чехова.

А знаете, что самое интересное? Один мой приятель, человек умный, но не искушенный в политике, прочитав черновик этого материала, сказал: "Надо же, какое забавное было заседание! Вы там, наверно, смеялись до слез?!"

Он даже не понял, что это - парламентский "микс"... своеобразный цитатник... Впрочем, где-то и в чем-то он прав. Похоже, "пенки" - это все, чего от парламентариев ждут пресса и "зрители". И, расходясь после заседания, говорят: "О, хорошее было. Шушкин (Шлык, Виноградов и т.д. и т.п.) такие корки мочил!" Или: "Да-а, так себе. Всего две-три "примочки".

О том, что именно на этих заседаниях, типа, вершится судьба нашей области, говорить как-то не принято. Вот такое, понимаете ли, кино.

И еще. Этот "сценарий" - на документальной основе и подлинных высказываниях! - написали мы. А кто сочиняет настоящий? Ибо, если все ЭТО состоит из экспромтов - плохо наше дело, господа. И хэппи-энда у нашего "мыла" не будет.

Д. Таманцева

P.S. И еще. Не стоит забывать, что депутаты избраны населением. В теории, они - лучшие представители народа. Так что, как ни крути, но получается, что, когда мы смеемся на Думой, мы смеемся над самими собой. Хотя у Соломона Гинзбурга и тут особое мнение: "Все мы знаем: выбирают не лучших и не худших, а СЕБЕ ПОДОБНЫХ".


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля