Новые колёса

ПРЕЗЕРВАТИВЫ ВЫНОСЯТ ВЁДРАМИ.
Выгнав жену и дочь, Олег Аляйский отрывается с “друзьями из ФСБ”

“Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах”, - есть такая пословица. Кажется, немецкая.

Жена и дочь живут в сарае

Калинин­градка Наталья Романова “рассмешила Бога” двенадцать лет назад. Когда вышла замуж (и даже венчалась!). Её муж Олег Аляйский, предприниматель (проще говоря, перегонщик автомобилей), недолго оставался образцовым семьянином. Наталья терпела, не желая оставлять дочь Женю без отца. Но несколько лет назад они всё-таки расстались. Однако вместо избавления Наталья получила свой собственный персональный ад.

Наталья Романова

- Мы живём, - говорит Наталья, - в посёлке Октябрьском, на Краснопрудной. Верх немецкого особняка занимает Олег со своей новой женой и её дочкой, внизу - мои родители. Я прописана у них, дочь - у Олега. Сразу после создания новой семьи он нас с дочерью из своей квартиры выкинул.

Во дворе дома есть небольшое хозяйственное помещение, построенное ещё немцами. Мы с дочкой перебрались туда. С виду оно как сарай, но внутри мы всё более-менее для жизни приспособили.

А Олег соорудил во дворе незаконную постройку (особняк вообще-то на четыре семьи, и дворовая территория, которую он занял, - общая). У него там баня, бассейн, к нему приезжают знакомые... Пьянки-гулянки, презервативы потом выносятся вёдрами...

Оскорбляет, даёт волю рукам...

- Мы обратились в суд, требуя, чтобы он эту пристройку снёс. И суд выиграли. Но ничего Олег не сносит. А пока он этого не сделает, мы с родителями не можем оформить кадастровый паспорт на свой земельный участок. Так, по крайней мере, утверждают в районной администрации. А значит, мы вынуждены жить рядом с моим бывшим мужем. Который постоянно оскорбляет меня, а иногда и даёт волю рукам.

Мы обращались к участковому, но тот только плечами пожимает. Дескать, это ваши семейные разборки, милиция в них вмешиваться не собирается!

Аляйскому нужно, чтобы мы ушли из сарая во дворе. Мы ему мешаем. И просто самим фактом своего существования - и тем, что добиваемся выполнения решения суда о сносе ЕГО постройки.

Мы спрашивали у судебных приставов, почему вот уже два года (!) не выполняется решение суда. А нам ответили, что Аляйский-де принёс какую-то “разрешительную” бумагу из администрации... Но это всё, так сказать, предыстория.

Разбитое окно

- 15 июля сего года Олега и его жены с утра не было дома. А незадолго до этого сестра Олега развелась с мужем, Ильёй, и вышла замуж за другого. Сейчас она отдыхает в Турции. А её муж периодиче­ски напивается и приходит “выяснять отношения”.

В четверг 15 июля он снова пришёл, вместе с ребёнком. Пьяный до изумления. Начал всё громить, ругаться матом...

Я вышла. Говорю: “Илья, уходи, никого нет дома. Не травмируй ребёнка”.

Он стал плакать, жаловаться на жизнь, ругать всех Аляйских. Но я повернулась и ушла. И Илья ушёл. А потом вернулся - и разбил окно в квартире Олега, метнув камень.

Соседи загалдели, услышав звон разбитого стекла. Илья убежал. А я испугалась, что бывший муж может обвинить МЕНЯ в том, что случилось. И закричала соседской девчонке, чтобы та позвонила своей подружке - падчерице Олега. Та позвонила, сказала, что в их доме разбито окно.

Вскоре стали подтягиваться знакомые Олега. Приезжали, смотрели, расспрашивали соседей. Затем появился тесть Аляйского, Александр Татаринцев (вроде бывший сотрудник ФСБ). Походил вокруг, потом включил в квартире свет и остался ждать милицию.

“Сейчас я вас закрою”

- К полуночи подъехал Олег - и сотрудники милиции. Но ко мне это всё (как я думала!) отношения не имело, и я легла спать. Ночью, сквозь сон, правда, слышала, как во дворе цокали каблучки.... А в пять утра меня разбудили.

Постучали в дверь. Я открыла. На пороге стоял сотрудник милиции, с ним - Аляйский. Милиционер сказал: “Собирайтесь, вы поедете с нами. Вы и ваша мать обвиняетесь в краже крупной суммы денег”.

- Каких денег?!

- Собирайтесь.

Я позвонила адвокату (тому, который представлял наши интересы в процессе из-за постройки). Но он, видимо, спросонья, в ситуацию не вник. Сказал: “Езжайте, вы - свидетель, ничего страшного”.

Но я-то видела, что происходит какой-то кошмар! Ключи от квартиры брать не стала, мобильник спрятала в лифчик...

Привезли нас с мамой в милицию. Оформлять не стали - просто записали фамилии на бумажку.

Потом сотрудник милиции, Голутво (его фамилию я узнала позже) сказал маме:

- Сидите здесь!

А меня завёл в кабинет

- Вы понимаете, во что вляпались?!

- Нет.

- Вы украли барсетку с деньгами! Она стояла на подоконнике. Сейчас я вас закрою, посидите и повспоминайте, куда деньги дели.

- Я ничего не брала.

- Там много ваших отпечатков пальцев.

- Там нет моих отпечатков! Я и близко к его квартире не подходила!

Алименты год не платит

- Допрашивал меня Голутво два часа. Задавал одни и те же вопросы.

Я сначала пыталась оперировать какими-то логическими категориями. Говорю: “А откуда у Аляйского вообще такие деньги? (Голутво сказал, что пропало 64.000 рублей.) Он алименты на дочку не платит уже больше года и в суд подавал иск об уменьшении размера алиментов. Дескать, у него зарплата 3.000 рублей в месяц. Справку принёс!”

Потом стала перечислять всех, кто за день перебывал в доме. Но Голутво никаких фамилий не записал. И сказал: “Пойдёмте!”

Завёл меня в кабинет на третьем этаже, стал спрашивать, какие у меня отношения с бывшим мужем.

- У меня с ним никаких отношений нет, - отвечаю. - А он надо мной издевается, обзывает свиньёй, угрожает.

- Странно, - сказал Голутво. - Олег такой спокойный парень.

И тут мне вообще стало страшно: я поняла, что он - знакомый Олега. И что со мной здесь может произойти всё, что угодно.

Он дал мне подписать протокол. Я прочитала и попросила внести уточнения. Он рявкнул: “Подписывайте!”

Я попросила воды - было очень плохо.

- Вон, в туалете, - ответил он. А потом вышел со словами: “Ждите”.

Я позвонила на работу. Коллеги обратились в прокуратуру. Оттуда позвонили начальнику дежурной части, но тот ответил: “Такую не задерживали!”

Подбросят патроны или наркотики?

- В 10 утра меня выпустили. Маму он даже не стал допрашивать. Я сказала: “Дайте бумагу, по какой причине я тут просидела”.

- В понедельник!

- Тогда дайте повестку, мне нужно предъявить на работе.

Он - с неохотой - выписал мне повестку: явиться на допрос в 10 часов 19 июля 2010 года и подписался. Так я и узнала, кто это такой: оперуполномоченный уголовного розыска (ОУР) по Калининграду, старший лейтенант милиции Голутво Э.А.

А уже дома я узнала, что ночью в милиции допрашивали 17-летнюю девочку - ту самую, которую я попросила позвонить падчерице Олега. В три ночи её забрали без родителей. А допрос вёл Голутво - в присутствии Олега и его тестя Татаринцева!

...Я в тот же день попыталась подать заявление на имя начальника РОВД о том, что случилось. У меня его не приняли. А в службе собственной безопасности, куда я обратилась, сказали, что я в дежурной части не зарегистрирована и будет сложно доказать факт незаконного задержания. А потом я попала в больницу на почве острого стресса. Лечилась десять дней. И сейчас мне страшно.

Ясно ведь, что Аляйский воспользуется ситуацией, чтобы в очередной раз продемонстрировать свои возможности. Да, у него влиятельные знакомые... Да, есть родственники в ФСБ. Как-то у Аляйских была пьянка, и Олег пытался разрушить наш с дочкой сарайчик. Мы вызвали милицию, но вышел его родственник и сказал: “Я из ФСБ. Мы одно дело делаем!” Милиционеры уехали.

Но это же ещё не означает, что он может вот так запросто запихнуть меня в камеру?! И что он придумает в следующий раз? Может, мне подбросят патроны или наркотики?..

Жалоба прокурору

Вопрос, конечно, интересный. Потому что человек, у которого есть “свои” сотрудники милиции, действительно может многое. И пять часов образцово-показательного кошмара, организованного по “спецзаказу” для бывшей жены, - ещё далеко не предел. Фантазия экс-мужей, в чьём распоряжении имеются приятели-силовики, всегда готовые любезно оказать “услугу”, - весьма прихотлива...

Впрочем, в данной ситуации “отрезвляющим фактором” может выступить то обстоятельство, что Наталья Романова уже подала на действия старшего лейтенанта Голутво жалобу в прокуратуру.

На днях ей сообщили, что материалы переданы в ОСБ, а результаты проверки будут представлены в письменном виде.

Мы, со своей стороны, будем следить за развитием событий.

Кстати, в цивилизованном государстве Аляйского уже трясли бы фискальные органы: на предмет сокрытия налогов. И впрямь, откуда у человека, будто бы живущего на сто баксов в месяц, две “штуки” долларов в барсетке?! Ну а у нас... поживём-увидим.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля