Новые колёса

Правосудие для своих.
Судья Олифер — человек открытый.
Но фотографировать себя запрещает

Очередное заседание квалификационной коллегии судей, состоявшееся 6 февраля (в пятницу), началось необычно.
В 9.55 (то есть за пять минут до начала) председатель Людмила Викторовна Олифер в безапелляционной форме предложила "посторонним" (то бишь мне, помощнику депутата И. Рудникова и иным не членам квалификационной коллегии)... покинуть помещение! Дескать, "сейчас будут решаться небольшие организационные вопросы". О том, что за вопросы и почему они должны оставаться в тайне от общественности - ни слова.
Решались "оргвопросы" минут пятнадцать. После чего "посторонних" снова впустили в зал заседаний.
Повеселевшая Олифер бодро зачитала повестку дня. В частности, сообщила, что у ряда судей истекли (или вот-вот истекают) сроки полномочий. Прозвучали фамилии слуг Фемиды: Исаевой, Белозеровой, Рогачевой, Лемешевской, Никешиной (из всех перечисленных на заседание пришла только Лемешевская).
Короче, рутина. Судьи явно скучали. Пока не прозвучал очередной вопрос: представление председателя арбитражного суда Александра Орлова. Который просил коллегию привлечь к дисциплинарной ответственности подчиненного - судью арбитражного суда Ю.М. Качановича. И не абы за что, а за волокиту.
Присутствующие оживились. Однако... публичной порки Юрий Михайлович избежал. Не явившись на заседание коллегии... "по уважительной причине". Та же Олифер зачитала ходатайство судьи... в котором тот попросил "отложить рассмотрение" его персоны. Так как накатил на него, сердешного, острый приступ зубной боли. И посему вынужден Качанович не общаться с коллегами по поводу заволокиченных дел, а сидеть в кресле стоматолога. Согласитесь, процедура также не из приятных.
Если, само собой, Качанович не пошутил насчет этой самой "острой зубной боли".
Экзекуцию Качановича отложили на потом. После чего пришел черед обсудить ситуацию с судьей В.Л. Москаленко. Замом председателя областного суда. Потому как высшая квалификационная коллегия прекратила полномочия Валентины Львовны - по возрастному цензу. То есть судьей Москаленко осталась, а вот замом более быть не может. Так вот квалификационная коллегия рассмотрела заявление Валентины Львовны. Которая не торопится на пенсию, а совсем даже наоборот - желает еще потрудиться на благо общества. На посту обычного судьи. Хотя бы годик. Коллегия просьбу судьи удовлетворила. С 16 февраля до декабря 2004 года В.Л. Москаленко будет работать "просто" судьей.
Встал на повестке дня вопрос о конце срока полномочий нынешнего состава квалификационной коллегии. Олифер напомнила, что в мае, на конференции судей, будет выбран новый состав коллегии. Так что нынешний проработает только до июня. Члены коллегии откровенно загрустили.
После этого председатель Олифер объявила, что заседание коллегии окончено. С начала мероприятия прошло всего-то минут пятнадцать (обычно коллегия длится два-три часа).
Через минуту в зале почти никого не осталось. Кроме самой Олифер, пары судей... да еще по какой-то надобности задержался Александр Орлов. Который председатель арбитражного суда.
По простоте душевной я подошел к Людмиле Викторовне. Хотел сфотографировать (должен же народ знать в лицо своих героев). Попросил разрешения. Однако не тут-то было. Олифер сказала, как отрезала:
- Я не разрешаю вам меня фотографировать. Не хочу. И вообще, без разрешения коллегии вы не имеете права пользоваться ни фотоаппаратом, ни диктофоном.
Я, признаться, удивился. И напомнил Людмиле Викторовне, что месяц назад, на прошлом заседании, какая-то девушка вовсю "щелкала" судей - в профиль и анфас. Прямо в процессе работы коллегии. И никто ей слова не сказал. Включая саму Олифер. А тут - такое...
Но председатель была непреклонна. Мол, то было тогда, и вообще - девушка была не простая. А из пресс-службы суда. Может, она на ведомственный альманах снимки делала...
Тут Олифер осеклась. Видать, вспомнила, что суд - все-таки не частная лавочка. И на всякий случай громко сказала:
- Вы же видите, мы - открыты!
Пришлось уйти ни с чем. Позже я позвонил помощнице Олифер. По телефону 51-68-09. Хотел уточнить как пишутся прозвучавшие на заседании фамилии судей. Чтобы не допустить досадную ошибку и ненароком не обидеть кого. Вот что ответила мне женщина (к сожалению, она отказалась представиться):
- Я вам ничего не скажу. И никакие фамилии уточнять не буду. Я тут выясняла... мы не обязаны вам ничего сообщать. Коллегия - это наше внутреннее мероприятие.
...Вот и вся демократия. Вот вам закон, который для судей не писан.
В. Березовский


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля