Новые колёса

ПОЩАДИТЕ МАТЬ-ГЕРОИНЮ.
Ольга Морозова родила и воспитывает 9 детей.
А её душат — чиновники!

Мы живём в сумасшедшее время. Все логические связи если не разорваны, то “вывихнуты” под каким-то противоестественным углом. Так, по данным статистики (опубликованным недавно в журнале “Огонёк”), 65% российских семей имеют по одному ребёнку, 10% - решились на двоих-троих ребятишек, 20% - не планируют обзаводиться потомством вообще (!) и только 5% - рожают больше трёх детей.

Казалось бы, в условиях “сползания” страны в демографическую яму, особый респект от государства должен быть именно многодетным... “Респект” действительно есть. На словах.

Так, жительница муниципального образования “Пограничное сельское поселение” Багратионовского района Калининградской области Ольга Львовна Морозова, мать девяти детей, получила от главы МО Ф.С. Шнейдера благодарственное письмо. Дескать, уважаемая Ольга Львовна, “администрация <...> благодарит Вас за добросовестный труд по воспитанию детей, большой личный вклад в укрепление семьи, сохранение и развитие семейных традиций...” А спустя некоторое время была признана “асоциальным элементом”. И лишена права воспитывать внучек, которые жили в её доме фактически с рождения.

Посудомойка и телятница

...У Ольги Морозовой, в сущности, обычная биография. Ей сорок шесть лет. Родилась в Гурьевском районе, училась в школе, занималась танцами, ходила в литературный кружок. Окончила в Подмосковье текстильное училище, работала ткачихой, вышла замуж. В законном браке родила пятерых детей. Развелась с мужем. Дважды пыталась создать семью с другими мужчинами - и чест­но рожала им детей. Потому что, какая же семья без общего ребёнка?

Но... не складывалось. В итоге девять детей она поднимает одна. Работала телятницей, потом - звероводом в зверосовхозе. Когда предприятие накрылось, устроилась посудомойкой в кафе, “доросла” до кухонной рабочей...

- Я всегда работала, - говорит Ольга. - Пахала в две смены, а дома по ночам пряла пряжу, вязала носки... стирала по ночам... Старшие дети выросли, получили профессии, живут нормально. Но вот дочь Наталья - ей двадцать семь - родила троих детей, а воспитанием их не занимается. Она по отцовской линии пошла - у неё и бабушка, и тётя только годам к сорока начинали себя матерями чувствовать, а до того у них ветер в голове, да интерес был преимущественно к мужчинам...

Старшие внучки - София и Диана - жили у меня практически с рождения, росли вместе с моими младшими детьми. И когда Наталья стала сильно выпивать, её лишили родительских прав. И встал вопрос об опеке для внучек. Я написала заявление с просьбой оформить меня опекуном на возмездной основе.

“Хочу опекать своих внучек”

- Казалось бы, всё понятно: девочки у меня растут. Если я за опекунство буду получать деньги (а сегодня в качестве заработной платы “профессиональные опекуны” получают около 6.000 рублей за каждого ребёнка, плюс из бюджета выплачиваются деньги непосредственно на содержание несовершеннолетнего, - прим. авт.), мне не придётся работать по две-три смены, я смогу спокойно заняться воспитанием детей.

Но я была готова стать опекуном и на безвозмездной основе. А мне - отказали. Из управления образования Багратионовского района в органы опеки и попечительства пришла бумага, что наша семья “состоит на профилактическом учёте неблагополучных семей <...> характеризуется отрицательно”. А в отношении меня “дважды выносились официальные предупреждения о недопустимости уклонения от выполнения родительских обязанностей по воспитанию своих несовершеннолетних детей”.

А что это были за предупреждения? Одно - в начале нулевых годов. Тогда во всём посёлке не было воды, стирать мы могли, только когда шли сильные дожди. А у меня - девять детей, горы грязного белья... А тут ещё проверяющие пришли, когда я была после ночной смены. Дети ночью накакали на полу. Вот мне и вынесли первое предупреждение.

7 месяцев в больницах

- А в 2011 году у меня сложилась очень тяжёлая ситуация. Возникли проблемы с позвоночником, я семь месяцев провела по больницам. Сын - четвёртый - в это время ушёл в армию, пятая дочка потеряла ребёнка, у старшей - умер свёкор.

Младших детей я оставляла с Натальей, она обещала присматривать, но побыла с ними два дня и ушла. Остался с младшими дед, 72‑летний. Понятно, что в доме было и грязно, и холодно... Тогда я детей на время больницы определила в приют в Железнодорожном. А теперь мне это ставится в вину? Но ведь меня-то родительских прав никто не лишал!

Ольга Морозова достаёт целую кипу бумаг. Это характеристики, отзывы... Соседи утверждают, что её сын Владислав - он работает мастером-отделочником - “непьющий, воспитанный, отзывчивый, трудолюбивый, честный”.

Директор детского дома католиче­ского благотворительного центра “Каритас Запад”, г-жа Янковска пишет:

“За помощью О. Морозова не обращалась до 2009 года, пока семья не начала испытывать серьёзные материальные трудности в связи с многомесячными задержками в выплате на звероферме <...> Морозова не склонна к иждивенчеству, старается по возможности самостоятельно удовлетворять материальные потребности своих детей: работает, обрабатывает огород. В доме старается поддерживать порядок, приучает детей к само­об­служиванию и домашнему труду...”

Дети не курят, не пьют, не состоят на учёте, сама Морозова не имеет судимости...

Бедность - не порок

- У нас большой дом, - продолжает Ольга. - Было три комнаты, но мы кухню перевели в крытую веранду, добавилась ещё одна комната. Сделали пристройку с крыльца. У меня хороший ремонт, пластиковые окна. У детей - двухъярусные кровати. Дети чистые, одетые-обутые, мои старшие нам помогают. Мы и на море детей вывозим, и праздник им устраиваем (показывает толстый альбом фотографий - дети действительно чистые, ухоженные, а главное, весёлые). Да, совокупный доход у нас 20.000 рублей. Но ведь бедность - не порок! Нельзя же только из-за того, что мы не богаты, лишить Софию и Диану бабушки и братьев с сёстрами! (Судьба младшей внучки, Саши, решается отдельно, - прим. авт.)

А тут - нам отказали в опеке, и возмездной, и безвозмездной. А девочек передали в семью под Советском. Там - профессиональные опекуны, у них мини-детский дом (десять ребятишек). Я ничего не хочу сказать: и люди хорошие, и все условия там для девочек есть, но... Мы узнали, что эта семья (чета пенсионеров) вообще-то подавала заявку на четырёх мальчиков. А им отдали Софию с Дианой и даже не сказали, что у девочек есть бабушка и другие родные, и что мы готовим документы на оформление опекунства! Я не понимаю, почему детский дом лучше родной семьи?!

На одну зарплату

...Ольга плачет. Она не понимает, почему вдруг оказалась зачисленной в “асоциальные элементы”. И почему - в таком случае - это никак не отражается на её собственных несовершеннолетних детях? Ведь по их поводу к ней претензии не предъявляют. И как объяснить внучкам, что они будут воспитываться у чужих людей совсем не потому, что бабушка и двоюродные братики-сестрёнки их разлюбили и бросили... И почему она, Ольга, не может получать 4.798 рублей, положенные на каждого опекаемого в качестве опекунской зарплаты. (У неё опекаемых будет меньше трёх, поэтому упомянутые выше 6.000 “деревянных” ей не светят.) Эти девять с лишним тысяч впрямь позволили бы ей проводить больше времени дома...

А ответ прост. Чиновники - и из управления образования, и из органов опеки и попечительства - решают судьбы детей сугубо “по формальным признакам”. Не вдаваясь в подробности. Чиновники - как и многие СЫТЫЕ в нашей безумной стране - не понимают, что бедный - ещё не означает “асоциальный”. По крайней мере, не означает автоматически. А многодетные матери - очень часто! - бедны не потому, что асоциальны. А только потому, что тратить приходится много. Живя при этом на одну зарплату. Очень скудную - как у всех, кто РАБОТАЕТ, а не “распределяет материальные блага”.

Ради денег

А главное - и в этом отражается “общественный взгляд” на проблему многодетных семей - чиновникам близки и понятны люди, готовые воспитывать чужих детей за деньги. Но совершенно непонятны те, кто детей просто РОЖАЕТ в количестве более одного! А хочет ещё и внуков воспитывать...

Но Морозова не теряет надежды. Ей иначе нельзя: внучки плачут и просятся домой.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля