Новые колёса

ПОЛУЧИ — ПО МОЗГАМ! Школьника Воронина избили под присмотром пьяного учителя

  Как вы отреагируете, если вам предложат отдохнуть в Сочи? Скорее всего, радостно кинетесь собирать чемодан, заранее предвкушая встречу с ласковым Чёрным морем... Станете планировать, какие сувениры привезёте своим родным и знакомым: яркую раковину, камешек “куриный бог”, безделушки, изготовленные местными умельцами...

Алексей Воронин

Эти “артефакты”, скорее всего, через некоторое время будут задвинуты в дальний угол шкафа и благополучно забыты. Но главное - ваши близкие тоже останутся довольны. А какими красочными рассказами будет сопровождаться вручение подарков!

С таким настроением собирался в поездку и Алексей Воронин - ученик 8-го класса Багратионовской средней школы. Вот только “сувенир”, привезённый им с черноморских берегов, его родители вряд ли когда-нибудь забудут. А самому Алексею он, возможно, будет “аукаться” всю оставшуюся жизнь.

...26 марта Алексей вместе с другими ребятами из класса отправился в Сочи, в санаторий “Кудепста”. В поездке школьников сопровождали учителя Багратионовской школы А.Г. Афанасенко и С.В. Вегель.

Целых три недели Алексей вместе со своими одноклассниками наслаждался отдыхом на берегу моря - в это время года в Сочи уже тепло, ребята даже купались. А потом...

- Когда сын вернулся домой (а было это 24 апреля), я едва его узнал, - вспоминает Александр Васильевич, отец Алексея. - Лицо - синее, в гематомах, глаза - налитые кровью. На лбу - здоровенная шишка. Я так и ахнул: “Что случилось?”

- Да вот... бежал по коридору, а кто-то открыл дверь. Вот я со всего маху и налетел на неё...

- Когда это было?

- 19 апреля...

Алексей Воронин

- Неделю назад?! И до сих пор такие кровоподтёки?! Срочно к врачу!

Сомнений в том, что сын действительно ударился о дверь, у меня не возникло, - продолжает Воронин-старший.

-Но я понимал: ушиб у него сильнейший. И какие будут последствия - неизвестно. Поэтому на следующий день, 25 апреля, повёз сына в Калининград, в детскую областную больницу.

Дежурный врач, едва глянув на него, спросил: “Кто это тебя так?”

Алексей повторил свой рассказ про то, как бежал по коридору, как ударился о внезапно открывшуюся дверь... Медик только хмыкнул: “Ну-ну...”

Но даже такая скептическая реакция доктора не вызвала у меня сомнений в происхождении ушибов. Ну, думаю, мало ли...

Через пару дней к нам домой зашла одна из учительниц, сопровождавших детей во время поездки - Светлана Владимировна Вегель. Явно нервничая, она спросила:

- Вы что же, жаловаться будете?

- Да ну, - говорю, - на что жаловаться-то? Они ж носятся, как угорелые. Разве за всеми уследишь?

- А-а... Ну, да, конечно. Спасибо, - и быстренько ретировалась.

...Правда открылась случайно. Третьего мая мы вместе Лёшей пошли в магазин и по пути встретили нашу соседку, Валентину Корженевскую. Её внук - Никита Тарасенко - тоже ездил в Сочи. Поздоровались мы с ней, а она и спрашивает:

- Ну что, в суд уже подали?

- На кого? - удивляюсь я.

- Так на учителей же...

- За что?

- Вы что, ничего не знаете?! Вашего сына избили!

Вот тут я и вспомнил о показавшейся мне странной реакции врача детской областной больницы. Не ошибся доктор.

Вернувшись домой, я “приступил к допросу” сына. И выяснилось ТАКОЕ...

- 19 апреля около шести вечера учителя заперли нас в номере на ключ, - признался Алексей, - а сами пошли развлекаться с охранниками санатория. (Как выяснилось позднее, учителя запирали детей регулярно. Остаётся только радоваться, что не случилось пожара, - прим. авт.) Мы с ребятами - нас было четверо - приуныли. Посудите сами: на улице солнце, пальмы и прочая экзотика... павлины по территории санатория разгуливают, море рядом. А мы сидим взаперти и не знаем, чем заняться. Ну, поиграли во что-то, подушками покидались... и легли спать. Но, видно, кто-то из отдыхающих на нас пожаловался: соседям, конечно, был слышен наш гвалт.

И вот, около одиннадцати часов вечера пришла учительница математики Анжела Геннадьевна Афанасенко вместе с охранником санатория Дмитрием - разбираться. Мы уже спали и не сразу поняли, в чём, собственно, дело. А взрослые принялись нас “воспитывать”. Такие-сякие, мол, что вы тут расшумелись? Может, вас давно не наказывали? Так это мы мигом...

Они оба были так пьяны, что даже языки заплетались. Было невозможно разобрать треть произносимых ими слов. “Выступление” выглядело настолько нелепо, что мы с ребятами еле-еле удерживались от смеха.

Алексей Воронин

В какой-то момент я всё-таки хихикнул. Не смог сдержаться. Охраннику это очень не понравилось. Он вывел меня в коридор, следом вышла Афанасенко. Я подумал, что они решили побеседовать со мной индивидуально, но никакого разговора не последовало. Дмитрий просто ударил меня головой в лоб...

Очнулся я уже в комнате. Как туда добрался - не помню. Ребята потом рассказывали, что я приполз на четвереньках...

На следующий день Вегель дождалась момента, когда я остался в номере один. Зашла, заперла дверь. И принялась угрожать. Мол, не вздумай кому-нибудь ляпнуть про вчерашнее. Хоть слово скажешь - мало не покажется! Вот я и молчал...

...Первую помощь Алексею оказали лишь в понедельник, 21 апреля. Буквально за несколько часов до отправления поезда школьника показали врачу санатория. Видно, доктор пришёл в ужас, потому что тут же вызвал “скорую помощь”. Подростка отвезли в больницу города Хоста. И уже оттуда доставили на вокзал.

Узнав, что на самом деле произошло с сыном, Александр Васильевич повёз его в Калининград, в больницу скорой медицинской помощи (БСМП). Нейрохирург, осматривавший Лёшу, выдал справку №872 с диагнозом: “Сотрясение головного мозга. Ушибы, ссадины, кровоподтёки лица. Субконъюнктивальное кровоизлияние обоих глаз”.

Заключение судебно-медицин­ской экспертизы от 05.05.2008 г., проведённой на основании личного обращения потерпевшего, этот диагноз подтвердило.

...У Алексея ухудшилось зрение. Часто болит голова, временами подташнивает. Он не помнит некоторых событий, случившихся с ним уже после возвращения домой. Как в дальнейшем отразятся на его здоровье полученные травмы - неизвестно. Хочется надеяться, что всё обойдется. Но... синяки, конечно, пройдут. И кровь в глазах со временем рассосётся. Вот только как быть с травмами психологическими? Ведь его ударил ОХРАННИК в присутствии УЧИТЕЛЯ!

В своём обращении в “НК” Александр Воронин, в частности, пишет:

“Обо всём изложенном я довёл до сведения губернатора области Бооса Г.В., прокуратуру и милицию. Какова будет их реакция, и оставят ли указанных педагогов и дальше воспитывать детей - мне неизвестно. Прошу редакцию задать этот вопрос в публикации”.

Задаём. И очень надеемся на ответ.

Т. Шапошникова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля