Новые колёса

«ПОЙМАЛ УГОНЩИКА СВОИМИ РУКАМИ».
Глава Озёрска Сергей Кузнецов не надеется на милицию

С семи лет на тракторе

- С самого раннего детства меня тянуло к технике, - рассказывает глава Озёрского городского округа Сергей Кузнецов. - В 7 лет я уже работал с отцом на тракторе.

- На гусеничном?

- Нет, на небольшом тракторе - Т-16, с кузовом спереди. Первый мой мопед - “Рига-7”. Я приобрел его за 10 рублей. Причем, три дня уговаривал родителей, чтобы они дали мне денег. Но основная проблема была в том, что мопед не ездил. И я его постоянно ремонтировал. В 13 лет я уже сел на мотоцикл “Минск”. Конечно же, тогда у меня еще не было прав, но это не мешало мне лихо раскатывать по родному поселку Ольховатка Гусевского района. В 15 лет я очень активно работал в колхозе, и мои родители купили мне мотоцикл “Восход”. Вот тогда я пошел учиться на права. Я очень много ездил на этом мотоцикле. Совершал дальние поездки. И в Литву, и в Белоруссию. В то же время у моего отца появился уже второй автомобиль - “Москвич-2138”.

- Второй?.. А первый?

- Это был “Москвич-412”, 1974 года выпуска, ярко-желтого цвета. А “38-й” “Москвич” нам достался салатового цвета с дефорсированным двигателем, который мог работать на дешевом 76-м бензине. Идеальная машина для сельской местности. Хотя прав на управление легковым автомобилем у меня тогда не было, но спустя месяца 2-3 я уже вовсю на нем катался. Но “Москвич” этот был не особо удачливым - вскоре у него полетел масляный патрубок на двигателе, и автомобиль полтора года простоял на приколе. Отец в то время был в отъезде, а я ходил вокруг автомобиля, одиноко стоящего в гараже, да слюнки глотал.

Под покровом ночи

- Когда мне исполнилось 16 лет, я решил отремонтировать отцовский “Москвич”. Сел на мотоцикл и поехал в Гусев. Там договорился с частниками, мне перебрали поршневую и наладили двигатель. И вот, в свои 16 лет я уже гонял на автомобиле. Правда, мать ни о чем не догадывалась. Потому что из гаража я выгонял машину тайно, под покровом ночи. И уж потом давал себе волю - носился по проселочным дорогам.

- А как же права?

- В 17 лет меня направили учиться в ДОСААФ. Категория “А” у меня к тому времени уже была. Правила дорожного движения я знал досконально и на “отлично” окончил курсы, открыв еще две категории - “В” и “С”. Это было в марте 1982 года. С благодарственным письмом из ДОСААФ пришел на работу в колхоз “имени Алексея Колоскова”.

Председатель мне сказал: “Сергей, у тебя теперь есть права. Вон видишь, там стоит машина под забором. Ремонтируй и езди”.

Но я никому не сказал, что мне еще только 17,5 лет и ездить на автомобиле я пока не мог - в правах стояла отметка - действительны с 4 ноября 1982 года.

Командир отделения

- Самосвал ГАЗ-53 я вскоре отремонтировал и стал работать - возить сено, зерно. Уже в августе меня стали направлять в Калининград.

- Но у вас же права были недействительны!

- В том-то все и дело. Помню свой первый рейс в областной центр. Тогда я поехал за силикатным кирпичом в Косму. И очень боялся, что меня остановит инспектор ГАИ и обнаружит, что мне еще нет 18-ти.

На Москвиче-2138. Справа - Сергей Кузнецов, слева - его друг Василий Иванов

- Остановил?

- Обошлось... Доработал я на этой машине до декабря, и меня забрали в армию.

Первые полгода служил под Ленинградом, станция Горская, в школе младших специалистов. Меня рассматривали как претендента на должность водителя командирского УАЗика. Но потом пришел парень из Латвии по фамилии Дворянчиков. Он был постарше меня, его и выбрал командир своим водителем. А меня направили в Ростов-на-Дону в авиационный гарнизон. Там меня тоже хотели посадить на командирскую машину, но я твердо сказал: “Хочу на боевое дежурство”. Меня назначили командиром отделения.

- В каком звании?

- Был сержантом. Нёс боевое дежурство на радиолокационной станции ближней навигации. Но с автомобилями все равно был тесно связан. Частенько приходилось подменять водителя на пищевозке - ЗИЛ-157, доставлять пищу на позицию. Иногда еще ездил на спецмашине ЗИЛ-130 - прожекторной установке.

Дембельский поезд

- О службе в армии у меня осталась память, - говорит Сергей Кириллович и достает из стола огромный альбом. Отделка малиновым плюшем с накладными буквами из позолоченной фольги.

- Кто оформлял этот шедевр?

- Один парень-эстонец из моего взвода. Первый альбом тоже отличный был. Но его уничтожили.

- Уничтожили?

- Ну, да. С “ноль-десятым” приказом у нас было очень строго. Это приказ о соблюдении режима секретности. А часть у нас была секретная. Но нам очень хотелось с военной техникой сфотографироваться на память. У меня в том альбоме боевых самолетов сколько было! Так за это политработники мне чуть измену Родине не пришили.

Сергей Кириллович листает альбом. Показывает мне Почетную грамоту.

- Её вручили мне к 60-летию ВЛКСМ. Интересная формулировка, за что вручили.

Читаю: “За активную работу в деле воспитания молодежи”. В конце альбома - большая черно-белая фотография министра обороны.

Сержант Кузнецов за рулём прожекторной установки ЗИЛ-130 во время службы в авиационном гарнизоне

- Меня призывал министр Устинов, а приказ на увольнение из рядов Советской Армии подписывал министр Соколов.

На последней странице - красочный рисунок про дембельский поезд рейсом Ростов-на-Дону - Гусев. На задней обложке сделана надпись: “Цена” альбома - 2 года”.

- Что вам дала служба в армии?

- Армия - школа жизни, - смеется Кузнецов. - В армии взрослеешь быстрее. Лучше начинаешь разбираться во всяких жизненных ситуациях. Ну и как водитель я тоже навыки получил...

Познакомился в автобусе

- После армии вернулся в свой колхоз. Мне опять дали машину из-под забора. Но не ту, на которой я ездил до призыва в армию, а другую. И тоже самосвал. Проработав два месяца, я пошел работать на комбайн. Через некоторое время, сдав экзамены, получил категорию “D”, и руководство закрепило за мной колхозный автобус. Вообще, в колхозе тогда было два автобуса - совершенно новый “КАвЗ” и старая-престарая “Кубань”. Мне досталась “Кубань”.

- А что, на “Кубани” работать было более престижно и денежно, чем на комбайне?

- Не совсем так. Утром я привозил на “Кубани” комбайнеров и трактористов на работу, ставил автобус на краю поля и сам целую смену тоже работал на комбайне. Вечером всех отвозил домой. Когда закончилась уборка урожая, я уже приобрел некоторый опыт работы на автобусе, и меня пересадили на новый “КАвЗ”.

- И кого возили на “КАвЗе”?

- Учеников в школу, артистов на концерты, доярок. У нас разъездной автобус был. Уже в первый год работы после армии меня стали посылать в дальние поездки - в Калининград. Ездил также и в Латвию, и в Белоруссию. Автобус содержал в отличном состоянии. Мне очень нравилась эта работа. Приходилось общаться с разными людьми. Вскоре я познакомился и с районным, и с областным руководством. Потому что был на виду у всех. Кстати, и со своей будущей женой я тоже познакомился благодаря работе на автобусе.

- Наверное, вы ее подвезли на сверкающем новизной “КАвЗе”?

- Подвез. Только не на “КАвЗе”, а на “Кубани”. Из колхоза в город. Она работала у нас по направлению после техникума, бухгалтером.

Не заметил знака “STOP”

- “Кубань”, “КАвЗ”... А где же все это время был ваш “Москвич”?

- Когда я пришел после армии, мы с отцом решили его продать. Кстати, на этом “Москвиче” я попал в свое первое ДТП. Тогда мне было всего 17 лет. У меня сестра жила в поселке Тёмкино. Это под Правдинском. И вот однажды я повез маму в гости к сестре. Почти в центре Правдинска на перекрестке и случилась эта авария. Установленного высоко вверху знака STOP я не заметил. К тому времени уже стемнело. Ведь 18 лет мне еще не исполнилось, и я старался ездить по области под покровом темноты. И вот на этом-то перекрестке я не пропустил выезжавший молоковоз. Беру резко влево, чтобы разъехаться. Но мне не хватает нескольких сантиметров, и грузовик бъет меня бампером в заднее крыло. К счастью, обошлось без пострадавших.

Я сразу решил, что это он виноват. Ринулся что-то доказывать. Вообще, я тогда был амбициозным парнем. Но за рулем грузовика оказался опытный пожилой водитель. Он спокойно говорит: “Посмотри на знак”. Быстро тогда он остудил мой пыл... Изучаем повреждения на наших машинах. У молоковоза - вырвана часть бампера. У “Москвича” - помята правая часть кузова. ГАИ вызывать не стали, разъехались так. Продав “Москвич”, наша семья надолго осталась без машины.

“Москвич” и молоко

- Шел 1988 год. Я записался в очередь на автомобиль.

- На какой?

- Очередь у нас в колхозе была большая - 50 человек. И все стояли на “Жигули”. На “Москвич” желающий был один - я. Потому что отлично понимал, что если по разнарядке к нам придет “Москвич”, то он достанется мне.

...Но пришел один-единственный автомобиль - “Жигули”. Их взял председатель колхоза. Чуть позже на чеки “Урожай-90” на район распределяют четыре “Москвича”. У нас проводят заседание правления, общее собрание колхозников. Долго и скрупулезно обсуждали мою кандидатуру. Словно в космос посылали. В конце концов решили, что по всем параметрам я вроде бы подхожу. Все-таки я был не только лучшим комбайнером колхоза, но и района. И мне разрешают за 12.600 рублей приобрести “Москвич”. Но вот беда, на том этапе у меня не было ни копейки. У меня тогда уже был в собственности трактор, 6 коров, но денег не было.

- И вы продали коров?

- Ни в коем случае! Они же меня кормили. Я занял денег под молоко моих коров. И вот, наконец, в 1990 году на базе “Облпотребсоюза” я взял “Москвич”. Это была модель ИЖ-412, светло-салатового цвета.

“Оскал” социализма

- Через год я решил выйти из колхоза и стать фермером. Разгневанные колхозники провели общее собрание, на котором постановили автомобиль у меня отобрать.

- Последний “оскал” социализма. И отобрали?

- Не успели. Потому что социализм закончился. На этом “Москвиче” за три года я наездил 134 тысячи километров и затем продал его за 2000 долларов. Вообще, эта машина позволила мне немного приподняться. Как раз в то время я открыл собственный магазин и подвозил на “Москвиче” товары.

- “Москвич” был вашей последней отечественной машиной?

- Совершенно верно. В 1994 году я сменил “Москвич” на “Опель-Аскону”, 1983 года выпуска, с двигателем 1,6. Потом у меня было “Аскон” еще штук пять. Затем - “Фольксваген-Пассат”, “Ауди-100 Авант”, “Форд-Транзит”, “Фольксваген-Транспортер”...

- Последние два - это же микроавтобусы...

- Они мне были необходимы для развития моего бизнеса. Правда, после них я опять купил легковой автомобиль - “Мерседес W-123”. Это была последняя личная машина до моего избрания в главы района.

2.000.000 километров

- Став главой района, вы пересели на служебный транспорт?

- Был у меня служебный автомобиль - Ауди-100. Потом я сменил его на “Мерседес W-124”. На нем езжу до сих пор.

- С водителем?

- Водитель у меня есть. Но чаще всего предпочитаю ездить за рулем сам.

- Как на Западе. Там ездить с водителем считается недемократично. Конечно, если ты не президент или премьер-министр. Много ездите?

- Дело в том, что в Озёрске у меня жилплощади нет, и я вынужден ежедневно ездить на работу из Гусева. Туда - 45 километров, обратно - 45. Итого 90 километров за день. Я как-то посчитал, что за 6 лет на посту главы я наездил больше 100 тысяч километров. А всего за мою жизнь - около двух миллионов.

- У вас машину угоняли?

- Угоняли. Совсем недавно. Это случилось в Гусеве 12 апреля 2006 года. Я оставил свой “сто двадцать четвертый” на одной из городских улиц. Ночью злоумышленники выбили стекло со стороны водителя, сломали замок зажигания, завели двигатель и уехали в неизвестном направлении. Лишь утром я обнаружил пропажу. Однако через трое суток исчезнувшая машина была обнаружена на обочине шоссе в Славском районе.

Взяли покататься

- А злоумышленники? Их нашли?

- Угонщики - жители Славского района. Два парня и девчонка. Возраст - около 20 лет. Машину взяли, чтобы погонять, подурачиться. Целый день катались, потом бросили, недалеко от поселка Ясное. На обочине машина простояла двое суток.

- Хорошо еще, что на запчасти не разобрали.

- Повезло, что по шоссе ехал мой друг, увидел машину. Думал, что я где-то поблизости. Потом сообразил: что-то неладное приключилось. И сообщил мне. Мы навели справки и вышли на угонщиков.

- Как?

- Вначале установили личность той девчонки. Мы ее быстро вычислили по описанию. А уже она указала на сообщников.

- Надо было вам этим заниматься? Ведь машина найдена, ущерб незначительный.

- Зло должно быть наказано. А кто еще, кроме нас, стал бы этим заниматься!

- Конечно же, милиция.

- Милиция? Мне самому пришлось задерживать одного из угонщиков, чтобы помочь следственным органам. Один из парней - родом из поселка Константиновка Озёрского района. Другой - из поселка Липово Гусевского района. По просьбе начальника уголовного розыска Гусева я поехал и нашел злоумышленника.

Лихая компания

- Вы нашли угонщика? Чем он занимался? Выстраивал себе безупречное алиби?

- Он сидел в пьяной компании и пропивал мои деньги - из портфеля, который нашел в украденной машине.

- Вы связали негодяя, обезвредили и доставили в отделение милиции?

- Не совсем. Я вежливо попросил его проехать со мной в УВД.

- И?

- Вначале вся лихая компания стала огрызаться. Мол, а ты еще кто такой. Когда собутыльники поняли, чем дело пахнет, языки прикусили. А угонщика я доставил в милицию.

- Он сопротивлялся?

- Пытался. Вел себя агрессивно.

- Чем дело закончилось?

- Как раз сегодня суд идет. Судят обоих угонщиков. Но это еще не финал. Месяца через полтора после случая с задержанием, ко мне приходит участковый и просит, чтобы я написал объяснение. Оказалось, что парень, которого я задерживал в Константиновке, написал жалобу в прокуратуру, что я его избил.

Девушка на обочине

- Вы что же, в Константиновку поехали в одиночку, без охраны?

- Конечно, один. А чего мне бояться? У меня вообще никакой охраны нет. Я сам за себя могу постоять.

- Вы прямо как бесстрашный шериф из американского вестерна. А иные главы районов так от своего народа скрываются, что к ним и не подступишься.

- Мое твердое убеждение - так нельзя строить отношения. Знаете, почему в приемные дни ко мне очереди никакой нет...

- Наверное, все социальные проблемы Озёрска решаются с завидной оперативностью.

- Потому что я принимаю людей не только в специально отведенные часы два раза в месяц, а ежедневно. Если люди ко мне приходят, я сразу уделяю им время.

- Когда вы едете по шоссе, а по обочине идет симпатичная девушка, вы ее подвезете?

- Обязательно.

- А если старушка с мешком через плечо ковыляет?

- Тем более. Я всегда и всех подвожу. Только пьяных в машину не сажаю. Вообще, поговорить с жителями района бывает очень полезно. Иногда снимаю очки, чтобы не быть таким узнаваемым, и расспрашиваю. О том, о сём. Узнаю массу интересного.

Вой сирены

- С какой скоростью обычно ездите?

- Люблю быструю езду. Обычно - 140-150 км/час. А на служебной “сотке” однажды ехал 220 км/час.

- По немецкому автобану?

- По “автобану” Нестеров-Калининград.

- Как складываются ваши отношения с ГАИ?

- Превосходно. Однажды случай был. Еду в Калининград. Скорость держу 130 км/час. Сзади замечаю “Мерседес” с тонированными стеклами. Он меня обгоняет и идет впереди. Я добавляю газа и “делаю” его. Он не отстаёт и опять идет на обгон. Что это за каскадёр объявился, думаю. И на всякий случай опять его обхожу. И тут раздается вой сирены. “Мерседес” оказался милицейским. Мне приказывают остановиться. Из “тормознувшей” меня машины выходит... Юрий Казаков - начальник управления ГАИ Калининграда. Вот так мы с ним впервые и познакомились.

- Какое наказание определил вам шеф ГАИ?

- Дело закончилось простой беседой. Согласитесь, такие знакомства запоминаются на всю жизнь.

Рулевая тяга

- Что вы непременно берете с собой в дальнюю дорогу?

- В пору, когда я ездил на советских автомобилях, то в багажнике приходилось возить с собой полмашины. Трамблёр. Свечи. Запасной карбюратор или ремкомплект на него. Крестовины на кардан и шаровые опоры. Рулевые тяги или наконечники рулевых тяг... Случай один в связи с этим вспоминаю. Повез я как-то на “Москвиче” соседку в роддом. Только остановился перед приемным покоем - и вдруг, хлоп! Рулевая тяга падает на землю. Представить страшно, что было, если бы тяга отвалилась минутой раньше...

Вокзал без поездов

Сергей Кириллович предлагает совершить небольшую экскурсию по Озёрску. Мы садимся в его служебный “Мерседес” и едем по направлению к старинной кирхе. Напротив нее - сложенный из тесаного камня какой-то памятник.

- Это обелиск павшим в первую мировую войну русским и немецким солдатам. Мы его восстановили и привели в порядок прилегающую территорию совсем недавно, - рассказывает Кузнецов. - Кстати, город в 1914 году был почти до основания разрушен. То, что вы сейчас видите - это реконструкция 20-30 годов. Хотя, конечно, сердце города, планировка улиц, площадей, основные культовые постройки - все это XVII-XVIII век.

Мы въезжаем на центральную площадь.

- В годы второй мировой войны Даркемену повезло. Ни один снаряд, ни одна бомба не упали на город - немцы сдали его без боя. Поэтому сама площадь и почти все строения сохранились очень неплохо.

Самое яркая постройка на площади - здание из красного кирпича с круглой башенкой на углу. И при немцах, и сейчас здесь располагается почта. Еще одна достопримечательность - вокзал. Правда, железная дорога уже лет 50 как демонтирована. А некогда шикарный “банхоф” (вокзал, - прим. авт.) превращен в обычный жилой дом. Старинная мельница и гидроэлектростанция. Она построена в конце XIX века. В Озёрске-Даркемене есть на что посмотреть. Его улицы - как музей под открытым небом.

- Бывшие жители Даркемена сюда часто приезжают?

- Часто. Тех, кто родился в этом городе до 1945 года, осталось 2800 человек. Ежегодно они встречаются в немецком городе Аренсбург. Это под Гамбургом. Я тоже бывал на этих встречах. А когда бывшие жители Даркемена приезжают к нам, я всегда общаюсь с ними. Если у них возникают проблемы, пытаюсь их решить. Для меня нет разницы - бывшие жители или настоящие...

Самая высокая точка

...По центральной площади на сумасшедшей скорости, поднимая пыль и распугивая прохожих, промчался серебристый “Мерседес”. С визгом тормозов развернулся и скрылся за поворотом.

Сергей Кириллович быстро набрал номер по мобильнику:

- Серебристый “сто двадцать шестой” с литовскими номерами. Немедленно выясните. За кем он зарегистрирован, найдите этого лихача и проведите соответствующую работу. О результатах сообщите.

Кузнецов поясняет, что позвонил начальнику ГАИ Озерского района. Ориентировочно машина принадлежит каким-то цыганам литовского происхождения. К сорви-голове будут приняты меры.

Мы едем за город. Сергей Кириллович хочет показать еще одно уникальное место - самую высокую точку Озерского района. Совсем скоро здесь будет открыта трасса для скоростного спуска на лыжах. У подножья холма раскинется спортивный центр. А пока можно полюбоваться открывающимся дивным видом. С вершины холма, как на ладони, виден город Гусев. Хотя до него километров двадцать. На западе мы увидели проглядывающий в дымке шпиль старинной кирхи в Черняховске.

- Какой простор! Дивные места, - мечтательно произносит Сергей Кузнецов.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля