Новые колёса

ПОДКУПАТЬ НЕТ СМЫСЛА.
Директор службы ГАСН С.
Карпович подчиняется только губернатору

 

- Проходите, - приглашает меня Сергей Карпович и широко распахивает двери своего кабинета. - Я вас жду.

Кабинет просторный. Из окна открывается вид на исторический центр города. Кафедральный собор, остров Кнайпхоф. Вдалеке - новостройки.

На стене - подробная карта янтарного края. Чуть правее - герб Калининградской области.

Директорский стол огромный. Под стать кабинету. На полированной столешнице - миниатюрный глобус. Рядом маленькая иконка Божией матери.

Гнев президента

- Служба ГАСН Калининградской области, - читаю я на визитке хозяина кабинета.

- Государственная инспекция архитектурно-строительного надзора, - сразу поясняет Карпович - следит, чтобы застройщики не позволяли себе никаких вольностей.

Вы наверняка слышали о нашей службе...

Конечно, слышал. Пару лет назад Владимир Путин, прогуливаясь по Медовому мосту, обратил внимание на уродливую серую коробку высотного здания, возведённого аккурат напротив Кафедрального собора. “Что это?” - спросил президент.

Его удивление было понятно. Высотка-монстр буквально уничтожила исторический облик центра Калининграда. Знаменитый собор перестал быть основной городской доминантой. Остроконечная башня, где размещалась библиотека Валленродта, утратила своё величие...

Строительство небоскрёба начал известный в нашем городе депутат-банкир Сергей Козлов. Тот самый, что вырубил напротив бывшего “Океана” Сиреневый сквер, выкопал котлован и потом всё это хозяйство продал москвичам. И здесь Козлов действовал по отлаженной схеме. Вырыл котлован под фундамент и вместе с проектом будущего дома перепродал столичным толстосумам. Отличная коммерческая сделка - это всё равно, что возвести многоэтажку на Красной площади. Покупатель заплатит любые деньги за жильё в таком месте. Суперприбыли гарантированы.

...Жаль, Путин не встретил Козлова на Медовом мосту. Сергей Дмитриевич объяснил бы президенту, что теперь, благодаря небо­скрёбу, сотни его жильцов из окон своих квартир будут наслаждаться прекрасным видом на Кафедральный собор. И таким образом приобщаться к Истории. В общем, надо всего лишь изменить подходы и угол зрения.

Боос был возмущён

- Всё дело в том, что строительство этого дома начиналось без разрешения, - прервал мои размышления Карпович. - Правда, потом разрешение было выдано.

- Неужели задним числом?

- Нет-нет! Только не задним числом! Задним числом никто ничего не выдавал. Мы не один раз наказали застройщиков - им был выписан штраф.

- Штраф? Большой?

- Штрафы за такое нарушение сегодня предусмотрены в размере от полумиллиона до миллиона рублей.

- Почему сегодня?

- Потому что ещё совсем недавно, до внесения изменений в Кодекс об административных правонарушениях, штраф составлял всего 10 тысяч рублей. Так что фирма, возводившая это здание, спокойненько себе оплачивала все штрафы.

- Что же остановило фирмачей?

- Службой были подготовлены материалы и направлены в суд. Решение суда было однозначным - стройку приостановить. Судебные приставы объект опечатали. Три месяца там никто не работал. И только когда официальное разрешение было получено, возобновилось строительство.

- А потом как развивались события?

- Губернатор, когда увидел этот дом в почти уже в возведённом виде, был сильно удивлен Как могли утвердить такой проект в историческом центре города?! И тогда строительство по инициативе службы вновь было приостановлено.

- Какая судьба ожидает это здание? Его разберут?

- Судьба будет решаться городской администрацией, ответственной за принятие решений о размещении объектов.

Упёрлись в “Гном”

- Самое грубое нарушение в строительстве?

- Это строительство без разрешения.

- О каких объектах идёт речь? О бизнес-центрах или жилых зданиях?

- Без разницы. Любых объектов. Будь то жилой дом, магазин, автомойка...

- И много таких примеров?

- В последнее время стало меньше. Хотя они имеются. Вот сейчас у нас два крупных объекта, строительство которых начато без разрешения. Это два жилых дома. На сегодняшний день дело доведено до суда. Если суд вынесет соответствующие решения, то дома могут быть снесены.

- Что за объекты?

- Многоподъездный жилой дом на улицах Богатырской - Глинки - Краснохолмской. Здание разной этажности. Возвести его пыталось ООО “БалтГарантСтрой”. Пока решением арбитража строительство приостановлено на девяносто суток. Другой пример - фирма ОАО “Спецремстройтрест” к строящемуся многоквартирному дому на улице Островского без разрешительных документов пыталась пристроить ещё один подъезд.

- Сколько этажей?

- Успели построить лишь четыре. В результате дом буквально упирается в гаражный кооператив “Гном-2”. Мы штрафовали эту фирму трижды. На 30.000 рублей, на 500.000 и на 750.000. Но они всё никак не могли успокоиться. И строили, и строили...до тех пор, пока суд не вынес решение - снести самовольно возведённую часть здания.

Всё оплатит нарушитель

- Кто обычно оплачивает работу по сносу?

- Исключительно нарушитель. И это определяется судебным решением.

- У нас в Калининграде были случаи, когда нарушители сами что-либо сносили?

- Были. Правда, пока всё это лишь небольшие объекты. Например, на улице Багратиона. Одна из компаний попыталась устроить в первом этаже жилого дома магазин. Согласия жильцов при этом предприниматели спросить забыли... Так вот, сделать там магазин мы не позволили.

- Вы сказали “мы”...

- Мы - это жильцы дома, администрация города Калинин­града и наша служба. Как известно, один в поле не воин. И мы тоже не в состоянии всё исправить сами.

- У вас не хватает власти?

- Не в этом дело. Просто по закону, например, обращаться в суд по вопросам сноса самовольных построек служба не имеет права. Зато такое право есть у жильцов, чьи права и законные интересы нарушаются “горе-реконструкцией”.

- Хозяева будущего магазина уже начали рушить стенки?

- Собирались... Но мы вместе с жильцами встали на защиту общественных интересов. Теперь квартира в доме полностью восстановлена. И я могу понять тех жильцов которые боролись за свой покой. Ведь магазин на первом этаже - это постоянный шум, неудобства. Подвоз товара, выгрузка, лишняя суета. Понятно, что условия жизни в окружающих квартирах за счёт всего этого резко ухудшаются. А следовательно, снижается и рыночная цена их жилья.

Сигналы от граждан

- Часто бьёте по рукам недобросовестных застройщиков?

- Бьём-то часто, но не всегда суды принимают нашу сторону, так как решающее слово при принятии судебных решений о сносе остается за органами местного самоуправления.

- Почему же бизнесмены идут на подобные нарушения?

- Прежде всего - это юридиче­ская безграмотность. Но не только. Некоторые строители считают, что прибыль перекроет все затраты. И штрафы, которые мы накладываем, и судебные издержки.

- А вседозволенность?

- Никакой вседозволенности нет. Просто в нашей службе трудятся 18 человек, и нам очень трудно охватить каждый двор и переулок в нашей области. Тем более узнать, где и какая квартира переоборудуется под офис, склад или магазин. Вот кое-кто и рассчитывает на то, что всё обойдётся, никто ничего не заметит. А потом, ежели что, суд встанет на их сторону и узаконит выполненные работы. Поэтому мы рассчитываем в первую очередь на помощь горожан.

- Много поступает сигналов от граждан?

- Около тридцати в месяц. Работаем по каждому обращению. Ни одно не остаётся без ответа.

Намёки и угрозы

- В строительном бизнесе крутятся большие деньги. Вы испытываете на себе давление со стороны застройщиков? Вас пытались подкупить? Угрозы в ваш адрес поступают?

- Пытаются давить. Но всё больше намёками, намёками... А подкупать? Нет, никто не пытается.

- Неужели?

- Все проверки, особенно связанные со сносом, мы проводим с участием средств массовой информации. И подробно всё освещаем. Когда факт нарушения придан огласке - тогда и разговаривать становится не о чем.

- А представители власти пытались на вас воздействовать?

- Учитывая, что задачи мне ставит лично губернатор, и я напрямую замыкаюсь только на него, то такие попытки просто бессмысленны.

В поисках трещин

- Масса нарушений выявлена входе проверки строительства 24‑этажного дома на улице Гагарина, - продолжает Карпович. - Фирма-застройшик - “Вальдау”. Нарушений - много. К счастью, критических мы не обнаружили.

- Что значит “критических”?

- В нашу службу стали поступать обращения горожан. Все говорили, что в этом очень высоком здании появились трещины, и оно может в любой момент рухнуть. Звонков было много. Лично мне шесть человек позвонили. Вот мы оперативно и организовали проверку. Дом очень большой. Там много дольщиков, которые вложили немалые средства и очень заинтересованы в скорейшем завершении строительства.

- Так вы нашли там трещины?

- Мы с корреспондентами прошли все этажи и никаких трещин не обнаружили. Говорить о том, что здание лопнуло и готово обрушиться - совершенно неправильно.

- А другие нарушения?

- Сколько угодно. Что мне особенно не понравилось, так это строительная площадка. Грязь, мусор... Просто безобразие.

Швы текут

- Какие проблемные адреса вам ещё известны?

- На улице Артиллерийской, например. Там масса жилых домов с дефектами. Ещё дома, которые строятся на Сельме. В панельных зданиях сплошь и рядом текут швы. В ходе обычных проверок этого не видно, а потом, когда дом уже заселён, швы дают о себе знать. Для жильцов начинается сущий кошмар.

- Многих вы оштрафовали на миллион?

- Чтобы всех посчитать - пальцев на обеих руках не хватит. Правда, есть нестыковка. Решения-то соответствующие нами принимаются, но пока не все ещё вступили в законную силу.

- Штрафуете только через суд?

- Конечно, нет. Постановления о наказаниях выносим мы. Но нарушители наши решения, как правило, оспаривают в суде. Сразу так просто заплатить миллион - желающих нет. Точнее, почти нет. Был один нарушитель, который сразу оплатил штраф.

- Сколько в казну уже поступило денег?

- Около 8 миллионов рублей, и это без учета сумм, наложенных судами различных инстанций.

- Можете назвать недобросовестных застройщиков в Калининграде?

- Они периодически меняются. Сказать на одного, что он недобросовестный - так будет неправильно. Сегодня - один. Завтра - другой. Один пытается ловчить. Другой - учится на его ошибках. Всё в этом бизнесе меняется...

Жена молотком стучала

- Вы всегда работали в инспекции архитектурно-строительного надзора?

- Вовсе нет. Раньше я трудился строителем. А вообще я из Казахстана, родился в Целинограде. Работал в институте. Занимался наукой. Много времени и сил посвятил разработке новых строительных материалов.

- Что за материалы?

- Бесцементные вяжущие. А ещё занимался очисткой воды.

- В Калининграде с чего начали свою трудовую деятельность?

- Начал строить себе дом. Собственными руками. Мы возводили его всей семьёй. И жена молотком стучала, мой маленький сынишка гвозди подавал, инструмент. Все строили. Наконец построили. В 1998 году мы с семьёй здесь окончательно обосновались.

- Большая семья?

- Я, жена, дочь - 15 лет, сыну - 14, младшему будет - 3 годика.

- Жена тоже строитель?

- Нет она ещё учится. На юриста. А по своей основной специальности - бухгалтер.

- Чем увлекаетесь?

- Люблю реставрировать старые отечественные автомобили. А ещё рыбалку люблю.

Команда

- В вашей нынешней профессии что вам больше всего нравится?

- Работа в команде

- Каким образом Боос ставит вам задачи? Вызывает на ковёр?

- По понедельникам у нас планёрка. Потом заседание правительства. Губернатор даёт поручения, распоряжения. Если возникает необходимость, звонит по телефону. Он непримирим абсолютно ко всем нарушениям. Никому спуску не даёт. Даже министрам. Я уж о нарушителях и не говорю...

- Вы-то сами удовлетворены работой своей службы?

- Сказать, что работает одна наша служба - будет в корне неправильно. Работает вся команда под руководством губернатора. Только такая работа является эффективной и приносит результат.

Ю. ГРОЗМАНИ,

фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля