Новые колёса

ПИСТОЛЕТ И ДВЕ ЖЕНЫ.
Мовсыра из Чечни пытаются посадить за угрозу убийством

Жизнь женщин-рабынь в гареме султана хорошо показана в турецком сериале “Великолепный век”. Голубой мечтой любой наложницы было забеременеть от повелителя. Чтобы выбиться в “любимые жёны”, женщины строили козни против соперниц, убивали друг друга - травили ядами, резали ножами и жгли огнём...

В России нет султанов, но есть мужчины, которые считают многожёнство вполне нормальным явлением. Ведь в южных республиках мужчина может жить с несколькими женщинами одновременно. Наказание за это российским законом не предусмотрено. Уезжая на ПМЖ в другие регионы РФ, горячие кавказские парни не отказываются от национальных традиций.

Женился на русской

43-летний выходец из Чеченской Республики Мовсыр Султанович Магамадов живёт в Калининград­ской области уже 20 лет. За это время он построил дом, женился на русской девушке (правда, брак официально не оформил), родил сына. При этом в Чечне у Магамадова осталась семья - жена и четверо детей: двое дочерей (12 и 13 лет) и двое сыновей (9 и 15 лет).

Мовсыр Султанович содержал и обеспечивал всех своих жён и детей. Но однажды случилось страшное: русская супруга встретилась с чеченской.

В итоге против Магамадова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством). Ему светит наказание - до двух лет лишения свободы.

Другая семья

А как всё хорошо начиналось! Мовсыр познакомился с жительницей Калининграда Анастасией Головнёвой в 2007 году. Тогда девушке было всего 18 лет. Семья Насти возражала против этой связи. Однако дочь не стала слушать родительских советов и переехала жить к любимому мужчине.

Магамадов занимался строительством, хорошо зарабатывал и возвёл дом для любимой в посёлке Матросово Гурьевского района.

В 2013 году у них родился сын. Так случилось, что в 2015 году Анастасия серьёзно заболела и вынуждена была уехать в Москву на обследование и лечение. 2-летнего ребёнка она оставила на попечение мужа. Летом 2015 года к Магамадову приехала чеченская семья - жена с четырьмя детьми. Об этом узнала Анастасия и срочно полетела в Калининград.

Буду стрелять

Мовсыр Магамадов: - Я сменил шесть адвокатов, заплатил им 235 тысяч рублей...

Утром 19 июля 2015 года в аэропорту Настю встретила родная сестра - А.М. Спелова. Из “Храброво” они сразу отправились к себе - в посёлок Матросово.

Мужа дома не оказалось, на пороге их встретила его чеченская жена, Зара Магамадова.

Мать попросила отдать ей сына, но женщина отказала.

Магамадова объяснила, что теперь живёт вместе с мужем, у них общие дети. А по поводу ребёнка Анастасии сказала так: “Приедет муж - он всё решит”.

По признанию самой Магамадовой (об этом она рассказала в суде), она силой вытолкала Спелову из дома, где раньше жила её сестра Анастасия.

Тогда девушки сели в автомобиль и стали ждать Мовсыра Султановича.

Вскоре приехал его джип. После разговора с Настей, Магамадов согласился отдать ребёнка и ушёл за ним в дом.

Однако время шло, а Магамадов не возвращался. Сёстры стали звонить ему на мобильный, но Мовсыр не брал трубку.

Анастасия вышла из машины и направилась к дому. В это время в дверях появился Магамадов и попросил её уйти. Кто-то из дома подал ему оружие, он подошёл к девушке с пистолетом в руке и направил дуло в её сторону.

“Сейчас буду стрелять!” - пригрозил Магамадов.

Анастасия и сестра испугались и убежали за дом. Они заглядывали в окна, надеясь увидеть сына Анастасии. Но в окне мелькала лишь жена Магомадова, которая показывала им неприличные жесты. Ничего не добившись, Анастасия с сестрой уехала в Калининград.

Закатили скандал

Анастасия написала в полицию заявление об угрозе убийством.

По её словам, Магамадов отдал ребёнка только после обращения в правоохранительные органы.

Однако сам Мовсыр считает, что гражданская супруга его оговорила - под давлением родственников. Свою версию событий, произошедших в Матросово 19 июля 2015 года, он рассказывает в редакции “Новых колёс”.

- Анастасия узнала, что приехала моя жена из Чечни, - говорит Магамадов. - Они с сестрой примчались ко мне домой и закатили скандал. На самом деле мы уже давно не живём с Зарой, просто она приехала в гости, отдыхать. В квартире оказалась случайно.

Этот дом я строил для Анастасии с сыном, а у Магамадовой есть свой дом в Чечне.

- Чеченский брак оформлен?

- Официально - нет.

- Анастасия знала про семью в Чечне?

- Да, конечно.

Проблемы с полицией

- Я сказал Анастасии, что её сын сейчас спит и я привезу его вечером. Они с сестрой стали мне угрожать: “Не отдашь ребёнка - у тебя будут проблемы с полицией”. У них там имеются какие-то связи.

Через два дня Настя приехала и забрала сына. А дней через десять ко мне явился участковый (его звали Игорь). Оказалось, в Гурьевский отдел полиции поступило заявление, будто бы я угрожал пистолетом Анастасии Головнёвой.

Я сказал, что ничего этого не было, ответил на все вопросы полицей­ского. Он составил протокол и уехал.

На следующий день участковый опять пришёл и потребовал отдать оружие.

Я спросил: “Что будете забирать? У меня в сейфе лежит автомат “Сайга” и травматиче­ский пистолет “МР-80-13Т” калибра 45 Rubber. (“Сайга” - охотничий карабин, созданный на базе автомата Калашникова, - прим. авт.)

Полицейский потребовал отдать пистолет.

- А зачем вам столько оружия - пистолет, автомат?

- Для самообороны. Я построил новый дом в чистом поле. Там больше никто не живёт. Кроме того, я люблю охоту. На оружие имеется разрешение.

Шесть адвокатов

- Через некоторое время я поехал за пистолетом в полицию и узнал, что в отношении меня возбудили уголовное дело. До этого случая у меня никогда не было проблем с правоохранительными органами. Я был уверен, что расследование будет вестись честно.

В полиции мне посоветовали адвоката - Олега Сомова. Я объяснил ему, как всё было.

Сомов спросил: “Ты стрелял в воздух?”

Я пояснил, что оружие лежало в сейфе и я его даже не доставал.

Адвокат потребовал 50 тысяч рублей за работу и успокоил: “Не переживай! Всё будет хорошо. До суда дело даже не дойдёт”. Но в результате ничего не сделал. Обвинительное заключение передали в мировой суд.

Тогда я отказался от его услуг и нанял другого адвоката - Евгения Герасимова. Он прочитал обвинительное заключение и отказался от ведения дела. Я попросил: “Пожалуйста, помоги. Дам денег, сколько скажешь”.

Он согласился. На первое заседание суда Герасимов не явился, а потом отказался от защиты и посоветовал другого юриста - Куликова. В итоге я сменил шесть адвокатов, заплатил им 235 тысяч рублей. Но меня до сих пор преследуют.

Забрали джип

- Что решил суд?

- Дело вела мировой судья 2-го судебного участка Гурьевского района И.С. Бузолина.

Во время выступлений свидетели путались в показаниях, доказательств против меня никаких не было, кроме слов Головнёвой и её сестры Спеловой. Всё шло к оправдательному приговору. И вдруг на четвёртом заседании мой защитник предложил вернуть дело на доследование. Мол, так будет лучше.

Но я возразил: “Пусть меня оправдают или накажут. Я пойду до конца”.

После этого гурьевские полицейские забрали у меня машину - джип “Линкольн Навигатор”.

- Как так - забрали?

- Тормознули меня возле магазина “Виктория” в Гурьевске, якобы для проверки. Дескать, в машине - оружие. Осмотрели джип, ничего не нашли. Я все действия полиции снимал на видео.

Потом придумали, что перебиты номера двигателя “Линкольна”. На самом деле транспортное средство зарегистрировано в ГАИ, и никаких нарушений не было.

В конце концов, машину увезли в Гурьев­ский отдел полиции - для проведения какой-то экспертизы. Забрали свидетельство о регистрации автомобиля. Хотели взять и ключи, но я не отдал.

Украли микрик

- Протокол изъятия транспортного средства оформили?

- Нет. Никаких документов мне на руки не дали. Это просто грабёж средь бела дня! Думаю, остановили меня не случайно, а в связи с судебным делом. Хотели напугать!

27 июля 2016 года должно было состояться последнее заседание. Перед началом, прямо в коридоре суда, ко мне подошёл прокурор Гурьевского района Илья Валерьевич Смирнов и завёл такой разговор: “Я прекращу уголовное преследование в отношении тебя, если согласишься вернуть дело на доследование”.

Думаю, они захотели всё замять, чтобы я не подавал иск о реабилитации и возмещении морального вреда. Кроме того, за проваленное дело прокурора по головке не погладят.

Я отказался и стоял на своём: “Пусть суд решит - виновен или нет”. У меня имеется аудиозапись разговора с прокурором.

В тот же день судья вынесла оправдательный приговор.

- А джип?

- Ещё два месяца не отдавали. Я сказал в полиции: “Если не вернёте машину, я все материалы (видео и аудио) отправлю Генеральному прокурору России”.

В тот же день мне отдали машину. А вскоре у меня угнали микроавтобус “Фольксваген”. Не могу утверждать, что это тоже связано с судебным делом. Потом микрик нашли недалеко от Гурьевска.

Отменили приговор

Однако на этом злоключения Магамадова не закончились.

Прокурор Гурьевского района Смирнов направил в Гурьевский районный суд апелляцию с требованием приговор отменить, а дело передать на новое рассмотрение другому мировому судье “в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела”.

И вот вышестоящий суд отменяет первое решение и возвращает дело “для устранения препятствий в рассмотрении уголовного дела судом”.

22 марта 2017 года начальник ОМВД по Гурьевскому району вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Магамадова “в связи с отсутствием в его действиях состава преступления”.

Мовсыр Султанович думал, что наконец в его деле поставлена точка. В мае 2017-го Магамадов обратился в суд за возмещением 235.000 рублей, потраченных на защиту в суде. По закону, деньги должно вернуть государство.

А 23 июня прокурор отменил постановление о прекращении уголовного дела “в связи с имеющимися обстоятельствами, не получившими оценку в ходе дознания”. И всё пошло по новой.

Жена исчезла

- Вы видитесь с Анастасией и своим сыном?

- Нет. Когда шёл суд, у нас были нормальные отношения. Я им помогал, мы общались, Анастасия разрешала брать ребёнка. Всё было хорошо! Она даже хотела забрать своё заявление! Но, думаю, родственники не позволили.

А после того, как суд вынес оправдательный приговор, Анастасия и мой сын - пропали. Её родители говорят, что ничего о них не знают. Видимо, опасаются, что я увезу сына в Чечню.

Я очень переживаю. Мальчику необходимо лечение - у него астма. Да и Анастасии требуется помощь со здоровьем. Я написал заявление в полицию - об их розыске.

По решению суда, я имею право видеться с ребёнком и заниматься его воспитанием.

- А с кем сын должен жить - суд определил?

- Его отдали матери. На самом деле я не собираюсь сдаваться. Буду искать ребёнка, чтобы участвовать в его воспитании. А что касается уголовного дела... Если меня неправедно осудят, дойду до Европейского суда по правам человека. Они думали, что я юридически неграмотный человек, что меня легко удастся засудить и посадить. Не на того напали!

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля