Новые колёса

ПИАНИСТКА И… СМЕРТЬ.
Автор гимна Калининграда покончила жизнь самоубийством

В то ясное сентябрьское утро ничто не предвещало беды. Жители дома №84 на улице Чекистов как обычно занимались своими делами - шли на работу, собирали детей в школы, пили утренний чай-кофе. Вдруг - шум, крики, сирена “скорой помощи”, милиция...

8 сентября 2005 года 21-летняя Елена Беликова выбросилась из окна пятого этажа своего дома. Через два часа девушка скончалась в больнице скорой помощи. А на днях в редакцию “НК” пришла бабушка погибшей, 70-летняя Вера Евдокимовна Беляева.

“Вся наша жизнь рухнула в тот момент, - сказала она. - И хотя прошло уже два года, я не могу смириться со смертью внучки. Лена работала концертмейстером в детской музыкальной школе имени Шостаковича. Там до сих пор трудятся её коллеги - люди, которые сыграли в её жизни роковую роль”.

Виртуозный этюд

Бабушка достала из сумки кипу бумаг.

- Посмотрите. Это её детские сочинения, - Вера Евдокимовна показывает мне листы с нотными знаками, выведенными ровным убористым почерком. Боже мой! До боли знакомые пять нотных строчек, скрипичный ключ с загогулиной на второй линии... Я сразу вспомнила своё детство. Музыкальная школа, светлый класс с пианино... Пальцы бегают по клавишам...

Лена Беликова, 1992 год

А потом - тёмный переулок. Я иду домой, пугливо оглядываясь по сторонам.

Страшно! Вокруг - никого. Впереди ещё одна улица, поворот, переход через шоссе с тусклым светом фонарей где-то в недосягаемой высоте. В руках сжимаю папку с нотами. Здесь спрятаны сокровища - шедевры мировой фортепианной классики: инвенции Баха, сонаты Бетховена... В голове ещё звучит музыка. Трам-там-там... И слова учительницы, вечно чем-то недовольной: “Форте, пиано, пианиссимо... Крепче пальцы, чётче звук. Держи темп, не заигрывай...”

А дома надо успеть сделать уроки по физике и математике, выучить сольфеджио. C утра - снова в школу, общеобразовательную, а потом опять - в “музыкалку”. И так каждый день. Времени на детские забавы и игры со сверстниками не хватает. Наверное, поэтому бесконечный путь домой по тёмным улицам города остался в памяти, как самое яркое впечатление детства.

- Эти пьесы Лена написала, когда училась ещё в начальных классах, - вернула меня к действительности бабушка. - Учителя говорили, что у неё незаурядные способности. Вот грамоты, которыми её награждали во время учебы в колледже и работы в школе.

Я листаю наградные листы. Действительно, впечатляет.

Февраль, 2005 год. За исполнительское мастерство награждается концертмейстер Елена Анатольевна Беликова.

Апрель, 2005 год. Грамота за участие в конкурсе детского хорового искусства. Диплом за исполнение виртуозного этюда на областном конкурсе пианистов “С любовью к Рахманинову”... диплом за участие в концерте, посвященном 315-летию со дня рождения И.С. Баха...

- Посмотрите на снимок, сделанный сразу после окончания колледжа Рахманинова. Леночка была такая счастливая...

Бабушка тяжело вздохнула. С фотографии на меня смотрела красивая девушка. Длинные рыжеватые волосы, выразительные глаза, милая улыбка... Что же привело столь прекрасное юное создание к такому трагическому концу?

Маленький музыкант

- Лена родилась, когда мы с семьёй жили на Кальгине, - вспоминает Вера Евдокимовна. - Потом переехали на улицу Чекистов. Наташа, мама Лены, разошлась с мужем и мы воспитывали девочку вдвоём. Леночка росла очень весёленьким, любознательным ребёнком. В музыкальную школу пошла с пяти лет. Пианино “Смоленск” у нас было давно. Муж подарил инструмент Наташе, но она не смогла выучиться музыке. А у внучки оказался необыкновенный слух. Девочка понравилась педагогам, училась с большим желанием. Никогда её не заставляли заниматься! Очень была общительная, любила детей. Однажды привела домой группу ребят с улицы. И сказала: “Давайте будем все вместе обедать”.

Пианино Лены Беликовой, на котором она играла дома

...Я очень любила её слушать, когда она играла дома на фортепиано. Исполняла романс “Птичка”, “Белеет парус одинокий”, “Времена года” Чайковского, “К Элизе” Бетховена, “Жаворонка” Глинки. Лена любила играть для нас. Рассказывала мне, что выступать на концертах, играть на фортепиано - очень трудно. Малейшее небрежное движение руки - и сбой, ошибка. То есть профессия пианистки - это большое напряжение. Не все выдерживали.

Однажды Лена рассказала, как перед экзаменом по специальности в колледже с одной студенткой случился припадок. Она встала у стены и начала колотить её ногами. Вызвали “скорую” и девочку увезли в больницу. А у Лены сила воли была огромная!

Мама дочку очень баловала. Всё делала за неё. Зато Леночка имела возможность учиться. ...Так мы и жили втроём - я, Наташа и внучка. Материально были плохо обеспечены. Не могли купить для девочки хорошую одежду. Наташа по образованию учитель, но не работала, получала пенсию по инвалидности. Я тоже педагог - преподаю французский и немецкий языки.

Мать Лены получала социальную помощь, приносила ей одежду из сэконд-хэнда. Когда Лена была маленькая, то этого не замечала. Повзрослев, стала обращать внимание на то, как одеваются её сверстницы. Некоторые девочки говорили: “Ты плохо одеваешься!” Её это очень угнетало. Из-за этого возникла неуверенность в себе. Лена говорила, что она хуже других, считала, что в чём-то обделена.

После окончания девяти классов школы поступила в музыкальный колледж имени Рахманинова. Был большой конкурс, но она прошла очень легко. Хорошо читала с листа, по сольфеджио получала пятёрки, помогала подружкам... Не мыслила себя без музыки! На ночные дискотеки, как её сверстницы, не ходила. Как-то выступала на концерте в немецко-русском доме. И один молодой человек, журналист, хотел пригласить её в театр. Но она не пошла на свидание. Лена не была разбитной девчонкой, очень стеснялась. В колледже она дружила с одним мальчиком, тоже пианистом, Женей З. Он потом поступил в консерваторию и уехал в Петрозаводск. Кроме занятий музыкой, писала стихи, но нам их не показывала.

“Теперь я счастлива!”

- В 2004 году Леночка окончила колледж - с красным дипломом. А в сентябре устроилась в детскую музыкальную школу имени Шостаковича. Её взяли концертмейстером - аккомпанировать ученикам на занятиях по специальности. Какое-то время работа шла нормально. Ей всё очень нравилось, хотя зарплата была маленькая. Лена даже говорила: “Теперь я счастлива!” А потом начались проблемы.

2004 год. Лена окончила колледж имени Рахманинова

Мою внучку очень возмущала неточность некоторых педагогов. Так как она устроилась на две ставки, ей надо было утром и вечером быть в школе. Времени не хватало. К примеру, она договорится с учительницей к определенному времени. А та опаздывает. Лена рассказывала, что ей приходилось ждать педагога по часу и больше. После этого она очень расстраивалась, чуть не плакала. Ведь ей ещё вечером надо было идти на занятия!

А потом произошёл конфликт с педагогом по классу цымбал Дамаевой. Лена как-то на уроке поправила её, заметила, что надо играть как-то по-другому. А Дамаева ей очень грубо ответила: мол, ты сама неправильно играешь. Тогда Лена сказала: “У меня, между прочим, красный диплом”.

“Ну и иди гуляй со своим дипломом”, - ответила Дамаева. Лена встала и вышла из класса. В коридоре её встретила директор Тамара Рашидовна Струченкова и спросила: “Лена, ты куда?” - “А мне сказали уходить”, - ответила внучка. С тех пор Дамаева её невзлюбила. Начала настраивать против неё родителей учеников. Говорила, что Лена плохо работает. Именно она стала инициатором всей этой травли.

- Какой травли?

- 15 августа 2005 года Лена вышла на работу после летнего отпуска. А вернулась домой вся в слезах. Оказалось, несколько педагогов написали заявления, что не хотят с ней работать. И что теперь ей дадут только одну ставку. Представляете? Она и на двух-то зарабатывала всего 3 тысячи рублей!

За два дня до её гибели, 6 сентября, я пошла в школу. Говорила с директором Мариной Рашидовной, спрашивала, что же происходит. Ведь Лена нервничает... Какой-то заговор против неё.

Директор ответила так: “У Лены не сложились отношения с педагогами. Я им говорю, что она ещё молодая, к ней надо быть повнимательнее, нужен подход. Но они начали против неё настраивать родителей. Некоторые мамы тоже не хотят, чтобы Лена работала с их детьми”.

Лена была очень ранимая и не смогла это перенести. Может быть, мы виноваты - не научили её бороться с такими ситуациями, с пошлыми выходками людей?! Она не могла грубостью отвечать на грубость.

“Дочь подарила мне стихи”

Нельзя сказать, что Лена не боролась с возникшими обстоятельствами. Она уволилась из школы имени Шостаковича и попыталась устроиться на работу в музыкальную школу Московского района. Но, по словам мамы и бабушки, её там встретили неприветливо. Почему-то намекнули, что зарплату будут не полностью выплачивать. А придя домой, Лена рассказала, что ей стало плохо в автобусе. Тогда мама посоветовала дочке найти работу поближе к дому.

Лену и раньше укачивало в транспорте. У девушки темнело в глазах и она вынуждена была выходить на ближайшей остановке. Хотя врачи говорили, что она здорова. Мама считает, что это происходило от того, что Лена плохо питалась и сильно уставала. Она была физически слабенькой.

Квартира на ул. Чекистов. Из этого окна выбросилась Лена Беликова...

События последних дней жизни дочери вспоминает её мама Наталья Русина.

- После всего случившегося я предлагала ей подумать, может быть, переучиться, поступить в университет. Она вроде как согласилась. Но, думаю, на самом деле ничем другим, кроме музыки, не хотела заниматься. У неё была такая хорошая специальность! Артист оркестра, преподаватель по фортепиано, концертмейстер.

Лена сказала, что плохо себя чувствует и посидит немного дома. Шестого сентября я пошла в центр занятости по поводу постановки её на учет по безработице. Седьмого сентября она купила торт и мы все вместе пили чай. А около 12 часов ночи я вдруг проснулась. Вижу - дочь идёт из кухни и грызёт яблоко. Потом я заметила, что она вышла во двор. Я очень удивилась. Спросила, почему среди ночи ты вышла на улицу? Это ведь очень опасно!

Леночка не ответила на мой вопрос, вернулась к себе в комнату. Утром часов около 9-ти отдала мне все свои тетради со стихами и сказала: “Мама, я тебе это дарю. Я посвящаю это одному человеку, Жене З.” А потом это случилось...

“Такие ученики - редкость!”

После разговора с близкими Лены я решила встретиться с директором музыкальной школы, Мариной Рашидовной Струченковой. И отправилась в музыкальную школу на улицу Комсомольскую, 21.

Я быстро нашла красивый особнячок довоенной постройки, окруженный палисадником и железной оградой. Светлый фасад с белыми колоннами, большие окна, крыльцо с лесенкой и коваными перилами... Настоящий дворец!

Директор ждала меня в своём кабинете на втором этаже.

- Да, Лена Беликова работала у нас, - начала вспоминать Марина Рашидовна. - Сначала я её знала как ученицу. Она занималась у преподавателя Ларисы Китинчеевой два последних года. А я тогда вела класс сольфеджио. С ней приятно было работать. Девочка очень одарённая, примерная, хорошая ученица. Трудяга! Исполнительная, аккуратная. Всегда готовилась к уроку. Не было такого, чтобы она не подготовилась, или забыла тетрадь. Такие ученики - большая редкость! По характеру была достаточно честолюбива. Но вот физической силы у неё не хватало. Уж очень худая была. И обмороки были... Я подозревала, что это голодные обмороки. Когда она училась, у нас с Леной были хорошие доверительные отношения. Мы часто вместе ходили домой...

Потом Лена поступила в колледж имени Рахманинова. Занималась у прекрасного педагога - Нины Владимировны Ботвиновской. Блестящая пианистка - музыкант, уважаемый в городе. И человек хороший.

В 2004 году, после окончания колледжа, девочка пришла ко мне устраиваться на работу. На тот момент у меня не было вакансий. Но одна учительница находилась в декретном отпуске. И я Лену приняла по договору - на период отсутствующего работника. Она стала концертмейстером в классе цымбал и скрипки. Работала на две ставки - 44 часа в неделю. Вообще-то я должна была ей установить седьмой разряд, но установила восьмой - за диплом с отличием.

- Скажите, а какую зарплату она получала?

- 2.658 рублей 33 копейки. Это за две ставки. Минус 13% налога.

- Значит, ставка концертмейстера - 1.300 рублей? Правильно я поняла?

- Не я это устанавливаю, - со вздохом сказала директор. - У всех были такие зарплаты.

- А сейчас увеличились?

- Да. Но всё равно это - слезы! Я вам покажу тарифную сетку. К примеру, у концертмейстера высшей категории с большим стажем ставка 2.250 рублей. Это потолок! Моя ставка, как директора - 6. 561 рубль. У меня 15-й разряд. Основная масса педагогов имеют 10 -13 разряд. Это 5.542 рубля. На одну ставку надо работать 24 часа в неделю. Всего 12 учеников. Надо с каждым позаниматься 2 раза в неделю по 45 минут.

У нас есть люди, которые трудятся за очень низкую оплату. Педагоги экономят каждую копейку. Все с собой еду приносят. В школе есть холодильник, микроволновка, электрический чайник. Вы же знаете, сколько стоит покушать в кафе. Ситуация очень критическая...

... Здесь надо добавить, что родители учеников платят за занятия в классе фортепиано 275 рублей в месяц. В то время как частные уроки стоят 300 рублей - за один час!

Горе от ума

- Лена была очень умной девочкой. У неё своего рода горе от ума. Очень хотела учиться дальше, поступить в консерваторию. Нужно было ехать в Санкт-Петербург, Минск или Петрозаводск. Но мама у неё инвалид, и по материальным соображениям она не могла себе это позволить. Её это очень удручало. Может быть, на этой почве и развился какой-то комплекс?.. Её подруга поступила, сейчас учится.

Музыкальная школа имени Шостаковича

Я ей посоветовала: “Лена, ты молоденькая, семьи пока нет. Копи деньги, откладывай”. Но она мне ответила: “Я живу на свою зарплату. Мне надо за квартиру заплатить, оставить на питание, одежду...” Конечно, с такого заработка ничего не накопишь. Я ей предлагала работать 6 раз в неделю.

Но в декабре 2004 года у неё с преподавателем Еленой Дамаевой произошёл конфликт. В тот день Лена опоздала на работу, зашла в класс. А класс этот небольшой и было душно. На уроке присутствовала ещё бабушка ученика. И Дамаева сказала Лене: “Елена Анатольевна, выйдите, пожалуйста, посидите в коридорчике. Вы мне сейчас, как концертмейстер, не нужны. Я запишу задание и мы проветрим класс”.

А я как раз выходила в коридор и услышала шум. Спросила, что происходит. Лена объяснила, что Дамаева с ней грубо разговаривала. Но, поймите, это не такой человек, чтобы грубо разговаривать... Потом Лена пришла ко мне и сказала, что не может с ней работать. “У неё в классе много родителей сидят и она требует того, чего я не могу делать”. В общем, они друг от друга отказались.

Знаете, после колледжа Лена очень изменилась. Стала строптивой. Обычно у нас в классе находятся учитель, ребёнок, концертмейстер, а если ребёнок маленький, то ещё и родители сидят. Мне говорила одна педагог, что Лена выгоняет родителей с уроков. А для нас желание мамы и папы - закон. Я её наставляла: “Леночка, ты только начинаешь обретать профессию”.

“Лены больше нет...”

- После этого конфликта мы дали ей вокалистов. Так что нагрузка у нее сохранилась, - вспоминает Струченкова. - А в августе, перед началом нового учебного года, она пришла ко мне и сказала, что уходит в школу Московского района. Что ей там дают хорошую нагрузку. И написала заявление с просьбой уволить её по собственному желанию.

Лена Беликова, 2004 год

Мы разговаривали с директором той школы. Я Лену очень хорошо охарактеризовала.

А 8 сентября мне позвонила бабушка и сказала: “Лены больше нет. Она умерла в больнице”. Я была в шоке. Я ведь её знала ещё девочкой.

С завхозом мы поехали к ним, домой. Я до сих пор не могу прийти в себя, не могу понять причину...

- Но бабушка и мама Лены говорят, что были докладные педагогов, в которых они отказывались от работы с Леной.

- Да. Дамаева написала заявление ещё в декабре 2004 года, а Фаттахова (класс цымбал) и Лесина (класс скрипки) - в конце учебного года. В заявлениях говорилось, что они не хотят с ней работать и просят предоставить им другого концертмейстера. Это у нас очень редко бывает. Но я Лене не говорила, что её увольняют. Она уволилась сама, по собственному желанию.

- 6 сентября, перед тем, как Лена выбросилась из окна, бабушка пришла в школу и спрашивала вас о том, что происходит.

- Я, честно говоря, не помню... Ко мне в начале года очень много людей приходит.

- То есть, если бы она не уволилась по собственному желанию, то могла работать с педагогами, которые от неё отказались?

- Мы бы дали ей одну ставку и другого педагога. Работала бы с вокалистами.

- Можно посмотреть эти заявления?

- Конечно!

“Прошу заменить Беликову...”

Вот они, эти докладные записки:

“Прошу заменить концертмейстера Беликову в связи с её отказом работать в моём классе, так как творческий контакт не налаживается. Е.А. Дамаева”.

“Прошу учесть пожелания учащихся и родителей моего класса и предоставить нам другого концертмейстера... И.Л. Фаттахова”.

“Прошу вас заменить концертмейстера Беликову по причине профессиональной и человеческой несовместимости. Беликова не выполняет просьбы и замечания по игре, играет как солистка. Работать с ней тяжело, общий язык найти невозможно. А.А. Лесина”.

- Знаете, несправедливо обвинять школу в том, что случилось, - заметила директор. - К ней здесь все очень хорошо относились! Для всех она была - Леночка. Здесь речь идёт о другом - о профессиональной работе. Поймите, мы очень зависим от мнения родителей. У нас школа необычная. Форма занятий - индивидуальная. Если их не устраивает концертмейстер, не складывается творческий альянс, если они не понимают друг друга, то педагог вправе об этом сообщить руководству. Это нормально! Разве у вас не бывает такого? Допустим, вы не можете работать с каким-то коллегой, которого вам навязала администрация. Он вас не устраивает!

Честно говоря, слова директора школы меня поразили.

- Разве это нормально, когда коллега пишет заявление на другого коллегу: “Я не могу с ним работать - уберите”. Я думаю, не можешь работать - уходи сам. Или попробуй приспособиться, найти общий язык.

- Здесь немного другая ситуация. Концертмейстер - это учебно-вспомогательный персонал. И педагог вправе требовать, чтобы у него был человек, который его понимает.

Для молодых вакансий нет

- Вы говорили, что Лена - талантливый музыкант. Да и колледж с красным дипломом много значит. Разве нельзя было её устроить педагогом?

- У меня нет вакансий. Люди сидят здесь по 30-35 лет. Несмотря на маленькую зарплату, учителя продолжают работать. Они преданы своей профессии, посвятили этому всю жизнь. Я же не могу кого-то уволить и взять молодого специалиста. У меня контингент - все пенсионерки-бабушки. Молодежи - всего три человека. Молодые сейчас уходят в бизнес, работают продавцами в магазинах...

- Как вы думаете, есть какая-то перспектива повышения зарплат?

Ноты гимна Калининграда

- Есть перспектива повышения цен. Нам выплачивают региональную надбавку - 10-15%. О повышении всё время говорят и пишут, но результата - нет.

Тем не менее, бабушка Лены хочет видеть школу виновной... Я ее очень хорошо понимаю. Потерять ребенка - страшное горе. Мы Леночку вспоминаем, и поминаем. Когда это случилось, все были в шоке. Школа, это не только Дамаева и Фаттахова. Это 550 детей. Около 100 сотрудников. Бухгалтерия, библиотека, настройщики, персонал... У нас очень много одиноких женщин, вдов. Которые одни детей воспитывают! И вот такая зарплата. Представляете? Как жить?!

Мы недавно собрали 10.000 рублей женщине, у которой муж умер. Когда Лена погибла, тоже деньги собирали, старались помочь её семье. В общем-то, в школе хороший коллектив, люди работают за идею. Сидят тут с 8 утра до 8 вечера. В воскресенье - сводные репетиции. Ансамбли, оркестры... Прийти лишний раз на репетицию - никого упрашивать не надо. Ни педагогов, ни концертмейстеров. Сейчас вот группу ребят везём в Польшу. У нас там запись компакт-диска на радио.

- Вы не могли предположить, что для Лены уход из школы окажется ударом?

- Думаю, не это стало причиной трагедии. Была и другая, личная причина. Я знаю, у Лены был сильный характер! СИЛЬНЫЙ!

- Что же её сломило?

- Может быть, всё - в совокупности.

“Наш любимый Калининград”

Перед тем, как попрощаться с директором, мы с Мариной Рашидовной прогулялись по школе. Внутри здание ещё краше, чем снаружи. Кругом евроремонт. Новенькие стеклопакеты. На окнах - стильные белоснежные шторы. Светлые коридоры, паркет, зеркала, блестящие люстры и светильники. На потолке - лепнина. Двери с отделкой под дерево и золочёными ручками. Отовсюду звучит музыка. Большой актовый зал с чёрным роялем на сцене и добротными стульями... В общем, красота!

- Такой школой можно гордиться, - заметила я. - Наверное, спонсоры помогают?

- Нет, - откликнулась директор. - Ремонт и обустройство взяла на себя мэрия.

Мы заглянули в классы, где училась, а потом и работала Лена Беликова. Здесь всё, как прежде. Ученики, педагоги, хлопотливые родители...

- Вы знали, что Лена музыку пишет? - спросила я напоследок у директора.

- Я знаю, что она стихи писала.

- За два месяца до гибели она сочинила гимн Калининграда. Взгляните на ноты: слова С.М. Колешко, музыка Е.А. Беликовой.

- Давайте его послушаем, - предложила Струченкова. Директор пригласила одного из педагогов и попросила сыграть сочинение Лены, а сама напела слова. Зазвучало вступление. Гимн начинался так:

“Самый западный город России,

Наш любимый Калининград,

Мы тебя из руин возродили

К новой жизни - родной город-сад...”

...Когда отзвучал последний аккорд, Марина Рашидовна сказала:

- Солидно!.. Молодец. Жанр выдержан.

А я задумалась. Ведь что такое музыка? Звук, всплеск, невидимая волна, дарящая наслаждение на один миг и бесследно исчезающая где-то далеко. Отзвучал аккорд - и не осталось ничего. Лишь затухающие волны в бесконечном пространстве.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля