Новые колёса

ПАРИКМАХЕР С КРАНА РУХНУЛ! Сначала Ян Гилс был певцом, потом — контрабандистом, а сейчас орудует ножницами

 

Пионер в церковном хоре

Ян Гилс родился в Калининграде, но детство провёл на Севере - в республике Коми. В середине 80‑х его родители поехали в Сыктывкар - подзаработать. Суровый край сразу же наложил свой отпечаток на подходы супругов Гилс к воспитанию сына: парнишка рос самостоятельным. В пятом классе по велению, так сказать, души, Ян принял обряд крещения и поступил в церковный хор - петь очень любил. Родители возражать не стали. Правда, потом настояли на дополнительном обучении сына в местном ПТУ - на крановщика.

- Песней сыт не будешь, - наставляли они несмышлёного отпрыска, - а рабочая специальность всегда пригодится...

Школьные учителя терпимостью и мудростью не отличались и, узнав о деятельности ученика на церковном поприще, строго его наказали. Выгнали из пионерской организации. С треском.

- И что примечательно, - беззлобно вспоминает Ян, - буквально года через три грянула перестройка. И эти самые учителя толпой повалили в мою церковь - в одночасье все верующими стали!

После окончания Яном школы, родители засобирались обратно в Калининград. С ними вернулся и церковный певчий - с аттестатом о среднем образовании и пэтэушным свидетельством крановщика в кармане. И сразу поступил в Калининградский музыкальный колледж имени Рахманинова - твёрдо решил стать певцом. Причём, оперным.

Вышиб пяткой сигару изо рта

Учёба - она и в Африке учёба. Стипендии всегда не хватает, на шее у родителей сидеть не особо хочется, а жизнь молодая денег требует. Правда, начинающему певцу сразу повезло - со второго курса он начал выступать в областной хоровой капелле. Даже с гастролями поездил.

После окончания колледжа тоже без работы не остался - поступил в ансамбль песни и пляски Балтийского флота. Надел тельняшечку, бескозырку - и вперёд, нести российскую культуру в европей­ские массы.

Но в заграничных турне особо не разгуляешься - денег платили мало. Вот и приходилось на всём экономить. В первую очередь, на еде.

- Когда приехали в Геную, - вспоминает Ян, - увидели огромную апельсиновую аллею. Ночью снарядили команду из самых рослых танцоров, и те собрали фруктов для всех. До утра эти апельсины лопали!

Рассказчик непроизвольно морщится от воспоминаний о невероятном количестве поглощённых цитрусовых.

- А на следующий день состоялся очередной концерт, - продолжает Ян. - И весь ансамбль стоял на сцене с пятнистыми физиономиями. Аллергия! Как потом выяснилось, апельсины были декоративными. Их итальянцы никогда не едят.

Но, в общем и целом, артистам поездки нравились. Публика везде принимала коллектив на “ура” - грех было жаловаться. Правда, случались и исключения. Пришлось как-то ансамблю в одном цюрихском казино выступать - а публика за столами ест, пьёт и веселится.

- Мы и в Монте-Карло в аналогичном заведении концерт давали, - возмущается Ян, - и в других городах. Но такого наплевательского отношения никогда не встречали!

Программа у ансамбля понятно какая - песни о России, флоте и так далее. А тут впритык к сцене мужик наглый сидит, коньяк попивает, сигару курит и дым прямо на сцену пускает. Наш худрук быстренько выступление перестроил, песни прекратил и танцоров на сцену выпустил. Один из них сразу начал “козу” крутить. Это когда артист юлой вращается на полусогнутых, а одну ногу в сторону выбрасывает. Так этот лихой боец со второго круга каблуком у бюргера сигару из зубов вышиб!

“Ракетой” по Парижу

Так бы жизнь гастрольная и продолжалась, но во время поездки по Франции случилось ЧП. Пропал танцор по прозвищу “Ракета”. Ансамбль уже в автобусах сидит, домой возвращаться надо - а “Ракеты” нет! Тут за дело взялся полковник Червоня. Он к артистам для контроля был приставлен - следил, чтобы “дисциплину не хулиганили и водку не пьянствовали”. Ну и вообще - честь Балтфлота не позорили.

- Я уж не знаю, - удивляется Ян, - какие рычаги полковник задействовал, но через сутки “Ракету” нашли. Это в огромном Париже!

Оказалось, что “Ракету” какой-то французский продюсер переманить хотел. Но полковник Червоня парня отловил и сделал внушение.

- Теперича, - сказал, - не то, что давеча, и никакого “железного занавеса” нет. Возвращайся в Калининград, увольняйся из коллектива, оформляй визу и кати хоть в Париж, хоть в Рио-де-Жанейро.

“Ракета” так и сделал. Но продюсер после этого случая к нему интерес потерял. Сказал, что с таким парнем слишком много проблем будет.

Куда потом “Ракета” делся - неизвестно. Но ансамблю на время все гастрольные поездки прикрыли. Народ сразу заскучал, а у Яна вообще началась творческая депрессия. С артистами такое случается.

Поехал тогда Ян в Москву - столицу покорять. Но на большую сцену не пробился, да ещё со съёмным жильём намаялся. Цены-то в Москве - ого-го! В результате финансовый кризис и полуголодное существование из де­прес­сняка его вывели.

- А ну их всех, богему эту, в баню! - решил Ян. - И песни тоже. Начну лучше деньги зарабатывать!

И вернулся в Калинин­град.

Ловите крановщика!

Поначалу решил бизнесменом стать. Купил подержанный автомобиль и принялся в Польшу сигареты на продажу возить. Но очень скоро “матёрый” контрабандист чуть было от конкурентов по башке не получил. Как тут с бизнесом не завяжешь? И вспомнил Ян мудрые родительские слова о рабочей специальности. Достал своё пэтэушное свидетельство крановщика и устроился на работу в “Гидрострой”.

Поработал где-то с год на плавучем кране - ничего, нормально. В кабине песни вовсю распевал. Но потом опять на приключение нарвался. Ветер сильный был, а прораб на это - ноль внимания.

- Время - деньги! - говорит.

- В такую погоду, - возразил Ян, - только камикадзе в кран полезет!

Но прораб - ни в какую:

- Делай, как сказал, и точка!

Пришлось подчиняться трудовой субординации. Начал Ян стрелой груз поднимать, а тут шквал налетел, и кабина вниз полетела. Перевернулась вся махина и стрелой под воду ушла - только днище торчало.

Прораб, как ошпаренный, по пирсу забегал.

- Вызывайте водолазов, - орёт. - Певца доставать надо!

- Да тут я, - откликнулся Ян, выныривая из-под пирса. - Вытаскивай скорей! Вода холодная.

Он, как только кран переворачиваться начал, из кабины в воду сиганул. Даром что ли, песни в тельняшке о героическом Балтийском флоте распевал? Выплыл!

Но после этого у Яна пролетар­ская ненависть к эксплуататорам рабочего класса вскипела. Ведь чуть не угробили человека, уроды! А тут ещё старый приятель объявился, который уже давно парикмахером работал.

- Бросай ты этот кран, - хлопнул он Яна по плечу. - Оканчивай курсы и стриги народ. Ты же творческая натура!

- И то верно, - согласился крановщик. - В салоне красоты при любом ветре работать можно.

Член правительства и Лада Дэнс

Проучился Ян год, окончил кучу всяких курсов усовершенствования, прошёл дополнительную специализацию - и... понравилось ему новое дело. Принялся работать у себя на дому, приобрёл клиентуру, начал на дом к заказчикам выезжать.

- Когда своей бывшей преподавательнице по вокалу причёску делал, - вспоминает Ян, - к ней в гости Лада Дэнс пришла. Она тоже у этой дамы когда-то училась! Привёл и Ладе голову в порядок.

И что вы думаете? Певице понравилось. А позднее клиенткой Яна член областного правительства стала - из молодых.

- Однажды я ей на дому причёску делаю, - говорит Ян, - а она мне прямо лекцию по экономике читает.

О пополнении областного бюджета очень беспокоилась.

- Прямо беда со сборами налогов, - сокрушалась. - Давно пора с незаконной предпринимательской деятельностью кончать!

- А я тут с вами, простите, чем занимаюсь? - хмыкнул парикмахер. - Или вы полагаете, что с полученных от вас за услуги денег я налоги побегу платить?

Ничего член правительства не ответила, но стричься у Яна не перестала.

- С женщинами вообще беда! - вздыхает парикмахер. - Пока им причёску делаешь, они тебе всю душу изольют и обо всех семейных тайнах поведают. Чувствуешь себя то ли психологом, то ли батюшкой в церкви. Такого понаслушаешься! Мне уже давно молоко за вредность давать нужно.

Но о женских исповедях Ян не распространяется: могила. С мужчинами проще. Они, в основном, о футболе говорят.

- Я из-за этого даже все футбольные матчи смотреть стал, - признаётся Ян, - хотя раньше никогда болельщиком не был. Но сейчас даже втянулся. Что делать? Разговор с клиентом поддерживать требуется!

Сейчас Ян работает в салоне, рядом с магазином “Арсенал” на Советском проспекте. В ближайшей перспективе у него - работа на круизном лайнере, курсирующем по маршруту Европа - Северная Америка - Южная Америка и обратно. Для скучающей богатой публики там есть не только масса баров, ресторанов, магазинов, спортивных площадок и бассейнов, но и парикмахерские.

- Постригу там головы и купоны! - мечтает Ян. - Потом вернусь и свой салон открою!

Наверно, откроет. Если ещё каким другим видом деятельности не увлечётся. Вдруг в аргентинских пампасах станет романтичным пастухом - гаучо? От Яна всего ожидать можно.

А. ФРОЛОВ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля