Новые колёса

ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ.
От заката до рассвета на турбазе “Дюны” льются водка и кровь рекой

 

Сдохну, но отдохну!

Когда надоедает суета, порождённая бездушным капиталистиче­ским соревнованием, начинаешь раздумывать: как и где найти в этом мире гармонию? Выпить добрый стакан водки (не закусывая) или махнуть на природу?

Суровые реалисты предпочитают первый вариант, а романтиче­ские трезвенники - второй. И только истинные “умники и умницы” находят третий - “отдых на природе”.

Этот старинный вид релакса имеет на Руси историю древнюю и славную, а выражение “отдохнуть” стало едва не синонимом слова “сдохнуть”.

Калининградцы тоже любят отдых - бессмысленный и беспощадный. Крепко и высокоградусно берегут традиции предков! Благо, места подходяще душевные есть. К примеру, наше маленькое чудо - турбаза отдыха “Дюны”. Признаюсь, был там последний раз шесть лет назад. Но тут приехал старый друг с семьей из Москвы, и решили мы на косе отдохнуть. С ночёвкой. Видимо, по причине наплыва зарубежных туристов в гостиницах и пансионах на Куршской косе места отсутствовали. Там же, где они были, цена за номер равнялась перелёту из Калининграда до Гаваны с пересадкой в Рейкьявике. Тут-то я вспомнил про “Дюны”...

Туалет искать не надо, его чуешь за версту!

Турбаза встретила нас жизнеутверждающим плакатом с голой девушкой, которая манила нас “на восход, за цыганской звездой кочевой” и надписью “Добро пожаловать”. Мы с другом заговорщицки переглянулись, а 9-летний сын, оценив надпись и тётю на плакате, смущённо спросил:

- Пап, а куда это мы приехали?

Жёны задвигали желваками, нервно сглатывая набежавшую от возмущения слюну.

Заплатив 30 рублей за парковку машины, мы въехали на территорию базы и... замерли. Обстановка дышала позитивом 80-х годов. Дух победных реляций строителей коммунизма, казалось, пронзал нас насквозь. В ушах зазвенел гимн СССР, и руки непроизвольно вытянулись по швам. Из моего левого глаза выкатилась скупая мужская слеза (потом, немного помедлив, закатилась обратно).

Через минуту оцепенение прошло, и мы направились в регистратуру. Тут нас ждал первый сюрприз - перерыв. Обычный совет­ский перерыв, который до сей поры из всех коммерческих структур практикуется только в банках и сельпо. И те, и другие характеризуются известным консерватизмом и полным отсутствием сервиса (насчёт банков поправлюсь - есть отдельные исключения).

Но в этот прекрасный солнечный день ничто не могло испортить нам настроение. От души похохотав над маленькой проблемой, мы отправили семьи прогуляться на залив. Сами же решили скоротать время за дружеским разговором, а заодно разведать окрестности.

Всё вокруг поражало отсутствием новаторских решений в архитектуре, ландшафтном дизайне и общим запустением. Не крашенные домики, умывальники с открученными сосками... Но наибольшее впечатление на нас произвёл туалет. Где он находится, мы определили сразу! Как бы это потактичней сказать - м-мм-м - в общем, по запаху. Нет, запах - это не совсем точное слово. Скорее, по ужасающей вони. Думаю, что ни один американский шпион не продержался бы в таком отхожем месте и минуты.

Всё говорило о том, что в инфраструктуру местного очага отдыха деньги перестали вкладывать в тот день, когда “дал дуба” Леонид Ильич Брежнев. От былой совдеповской роскоши сохранились только таблички и пустые гулкие “развлекательные павильоны”. В “Прокате” стояло несколько кривоногих мангалов и затёртый биллиардный стол. В “Туристическом кабинете” можно было найти кого угодно - только не туристов. На дверях “Дискотеки” висел амбарный замок, внушающий доверие своими чугунными формами. Табличка “Милиция” на каком-то сарае дарила ощущение, что когда-то здесь было безопасно.

В “Магазин” мы зашли, испытывая сильнейшее чувство дежавю. Такое, что были готовы увидеть трёхлитровые банки с берёзовым соком (в ряд, как Великая китай­ская стена) и консервированной морской капустой, усатую продавщицу с руками полкового повара, ну и, разумеется, спички и соль.

Отдыхающие не пропадали?

Возле единственного ларька, где продавали пиво, стояло несколько скамеек. Мужики с усталыми лицами задумчиво сдували пену через край пластиковых стаканов. Чтобы закорефаниться, стрельнул у них сигарету. Угостили “Парламентом лайт”, что нас взбодрило. Как оказалось, приехали они из Сибири - “отдыхают на природе” третий день, но силы уже на исходе.

- Сегодня будем пивком освежаться, а завтра в Светлогорск поедем, - хором сообщили сибиряки, - не то придётся лёгкое удалять, чтобы печень поместилась!

Пожелав им здоровья и всех благ, мы вернулись к регистратуре. Час пролетел, как одна минута - хотелось есть и купаться. Регистратор-администратор Ирина, пряча глаза, выдала нам два ключа от домика с двумя комнатами без удобств. Сначала я отнёс её смущение на счёт недружественной цены в 60 долларов (за три убитых койки в щитовом домике). Конечно, если поразмыслить, за те же 80 долларов можно снять двухместный номер 4 звезды в Римини на побережье Италии. Но Римини далековато...

Только позже я понял, в чём была причина её милого замешательства - она разместила нас в домике, примыкающем к дискотеке. Но это мы оценили чуть позже.

А пока мы доставали толстые кошельки и отстегивали “капусту”, за нашими спинами появились отдыхающие - две девчонки лет 23‑24. Одна из них рассказала, что вчера вечером повздорила с мужем, и тот ушёл кусаемый комарами в неизвестном направлении. Сейчас уже два часа дня, а его нет, и телефон супруга не отвечает. На береговой черте залива и у моря следов также не удалось обнаружить.

“Вампиры”, - закралось мне в голову. Администратору такая история была, видимо, не впервой - она понимающе покивала:

- Да, не переживайте вы... Пьяный он был?

- Не в себе крепко, - отвечала несчастная жена.

- У нас через день кто-нибудь пропадает, - принялась успокаивать её Ирина, - авось найдётся...

Вот те раз, - подумал я. Человек - это вам не пуговица от ширинки. Спасателей поднять давно следовало бы!

Убойный музон

Тут подоспели наши жёны с маленькими зелёными монстрами. Как оказались, это были наши дети! Они превратились в покемонов из-за цветущей в заливе воды. Сын со знанием дела пояснил, что Шрэк пукнул в воду, в результате чего она стухла. Поверив ему на слово, мы пошли устраиваться.

Остаток дня прошёл великолепно: загорали, купались в море, кидали камешки в набегавшую волну. Ближе к вечеру за сто рублей взяли в прокате кривобокий мангал и пожарили куриные крылья. Всё было здорово, но что-то меня настораживало. Потом я понял: причина беспокойства крылась во мне самом. Я нарушил главное правило турбазы “Дюны”: наступил вечер, а я был трезв. И услышал шум, напоминавший гул британ­ских бомбардировщиков, летевших на Кёнигсберг. На нас волна за волной шли полчища комаров. Их было триллионы. Начиналась ночная охота на людей.

Мы быстренько ретировались в домик, наглухо задраили окна и легли спать. Намаявшись за день, хотелось тишины и покоя.

Знаете, что я вам скажу? Если вдруг будете отдыхать на турбазе “Дюны”, берите домик поближе к сараю с табличкой “Дискотека”. До 5 утра убойный музон вам гарантирован. Так что ни к чему брать с собой свой хилый iPod или скрипящий бум-бокс. Короче, мы в выборе не ошиблись - в 23.00 забили тамтамы и запылали костры, созывая аборигенов на танцпол “Крутящиеся сиськи”. И началась потеха!

Турбаза наполнилась новогодним весельем, охами-ахами и ежеминутными дикими воплями. Типа, жизнь прекрасна и многообразна. В воздухе свистели пивные бутылки, раздавался задорный девичий визг. Тут же отдыхающие проверяли крепость челюстей друг друга - слышались удары, крики... зубы шрапнелью стучали в окна, навевая мысли о завышенных расценках на стоматологические услуги.

О том, насколько пополнил свой словарный запас мой сын, я даже не говорю.

В общем, всё располагало к цивилизованному отдыху. Вот он обещанный туристический рай.

Утро после битвы

В 7 утра всё стихло. Я выбрался из постели - самочувствие отменное, только немножко дергалось веко. Вокруг, куда ни кинешь взор, виднелась запекшаяся кровь и экскременты, кое-где даже прикрытые туалетной бумагой. Общую картину украшали горы мусора, и буквально повсюду - бычки и презервативы. Всё говорило о том, что “отдых на природе” удался. По дороге к морю я нашел чей-то выбитый в ночной драке зуб и решил оставить его на память.

На пляже было удивительно тихо - пустынный берег, гладь моря и ласковое солнце. Я почувствовал себя, как минимум, последним героем или капитаном Джеком Воробьем на необитаемом острове.

А через час мы уже грузили в машину вещи. Усталые, но довольные мы возвращались в Калинин­град. Ехали молча. Дети сонно покачивали головами. Думали каждый о своём. Сын - о пачке чипсов в багажнике, жена - о том, что готовить на обед, а я - о превратностях бытия. О том, что, если просто огородить территорию турбазы, разбить на участки (а там никак не менее трёх гектаров) и тупо сдать в аренду (на 49 лет из расчёта 50.000 евро за сотку), то получилась бы сумма в 15 миллионов евро. На эти деньги на косе можно было бы построить пару-тройку фешенебельных отелей. Или два десятка семейных гостиниц - наподобие тех, что построили в соседней Ниде наши братья-литовцы (там есть горячая вода, приличные туалеты и рестораны с прекрасной кухней). В общем, можно отдыхать зимой и летом.

А у нас за последние двадцать лет не изменилось ровным счётом ничего. И это - в одном из самых престижных мест России, в уникальном уголке Европы.

Стало грустно. Обидно за державу и стыдно за нашу “визитную карточку” - Куршскую косу.

Вот такая история. Без “хэппи-энда”, как в старых советских фильмах. 

Д. Евсюткин

Вместо послесловия

По инициативе губернатора Бооса территория национального парка “Куршская коса”, включённого в список всемирного наследия ЮНЕСКО, была наделена статусом туристическо-рекреационной зоны. Правительство Калининградской области планирует привлечь до 1,5 млрд. рублей на модернизацию инфраструктуры Куршской косы, которая действительно не развивалась десятилетиями.

- А пока нужно прекратить хаотическое освоение косы, - подчеркнул Георгий Боос. - Мы различными квазиметодами не даём строиться и распродавать земли, которые трактуются якобы как земли поселений. Считаем, что это не земли поселений, а земли национального парка. Мы обязаны в комплексе рассматривать национальный парк как природную зону, в которой должен найти себе человек место для отдыха.

В настоящий момент завершён конкурс по выбору разработчика проекта туристско-рекреационной зоны “Куршская коса”. Созданием архитектурного облика рекреационного комплекса в Калининградской области займётся специализированный московский НИИ “Курортпроект”.

Под развитие туристической зоны международного класса выделяется 310 га Куршской косы и Зеленоградска. Её концепция будет дорабатываться с учётом интересов национального парка. Предполагается развитие экотуризма для разных целевых групп на трёх участках. Так, на 30 га от Зеленоградска до КПП парка появятся 3- и 4-звёздочные гостиничные комплексы на 500 номеров. Они могут быть ориентированы на развитие парусных видов спорта и экологические маршруты.

В посёлке Рыбачьем определена самая большая площадка, но мест для отдыхающих здесь будет меньше - до 350 номеров.

Генеральный план должен быть разработан за 250 дней. Проектные решения определят окончательную стоимость туркомплекса. А на сегодня по трёхстороннему соглашению федерального агентства по особым экономическим зонам, правительства области и муниципалитета выделяется 1 млрд. 800 млн. рублей на развитие инфраструктуры.

Ввиду жёстких требований министерства природных ресурсов РФ и руководства национального парка “Куршская коса”, основные объекты инфраструктуры будут созданы на территориях существующих поселений. Их проектные мощности учтут нынешние и перспективные потребности посёлков. Улучшится электро- и водоснабжение всех туристиче­ских объектов национального парка. Будут построены очистные сооружения. А расширение автотрассы на косе до 7,5 метров начнётся уже в следующем году.

Редакция “НК”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля