Новые колёса

ОНИ НЕ БОЯТСЯ ДАЖЕ ЗИНИЧЕВА.
Чиновники приговорили мать с ребёнком-инвалидом к смертной казни в России

16 августа 2016 года на заседании правительства Калининградской области вице-премьер Максим Федосеев заявил, что из 104 квартир, построенных на средства областного бюджета, 80 - пустуют. Как оказалось, чиновники планировали сдать квартиры в домах по улице Левитана в аренду, но слишком завысили цену. Так что квадратные метры благоустроенного жилья оказались никому не нужны и уже давно простаивают. Между тем люди в нашем янтарном рае десятилетиями мучаются в очереди на жильё. И ничего не получают!

Шестеро детей

38-летняя Елена Владимировна Саматова родилась в многодетной семье в посёлке Сосновка Нестеровского района. У немцев до 1938 года посёлок назывался Данцкемен, до 1946 года - Эттинген.

- Отец рано ушёл из жизни, и забота о шестерых детях легла на плечи моей матери, - вспоминает Елена. - Мама работала в совхозе дояркой, занималась садом-огородом. Мы жили в небольшом финском домике - три комнаты и кухня. Из удобств только холодная вода и электричество. Ни горячей воды, ни ванной у нас не было. Туалет - на улице.

Я росла во времена перемен и экономических катаклизмов. В семье не хватало денег даже на покупку угля, и система отопления пришла в негодность.

Страшный диагноз

- После окончания школы я вышла замуж и уехала с мужем в Калининград. Устроилась на работу - упаковщицей на хлебную фабрику. Мы снимали жильё в областном центре.

Елена Саматова

В 2011-м у нас родился сын Денис. Сначала мальчик развивался нормально, как обычный ребёнок. Но его всё время мучили приступы судорог.

Что с ребёнком происходит, наши врачи толком сказать не могли. Здесь нельзя было сделать МРТ и в 2013 году мы поехали в Питер. Там поставили страшный диагноз - органическое поражение головного мозга, эпилепсия, ДЦП.

В то время после каждого посещения врача я плакала. Нам не оставляли никакой надежды на выздоровление. Доктора сказали: единственное, что можно сделать - это облегчить состояние ребёнка.

С мужем мы расстались, когда Дениске было 2,5 года. Я ушла полностью в ребёнка, а муж не смог так жить. Теперь у него другая семья, дети. Хотя он нас навещает, гуляет иногда с сыном.

Выжить на пособие

- Я работать не могу - всё моё время уходит на заботу о Дениске.

- На что же вы живёте?

- Сын получает пенсию по инвалидности (13 тысяч рублей), государство платит мне пособие по уходу за больным ребёнком (5.500 рублей). Ещё детское пособие - 250 рублей.

Много денег уходит на лекарства. Сейчас Денис принимает три противосудорожных препарата: кепру, конвулекс, фенобарбитал... Одна кепра стоит 3.800 руб. Всё это я покупаю за свой счёт, так как эти лекарства не входят в список препаратов, которые можно получить по льготе.

На вид Денис - обычный ребёнок. Но сам ничего делать не может. Всё время только лежит. У него отсутствует жевательный рефлекс, до сих пор кормлю его из бутылочки. Приходится всю еду перетирать.

Ему трудно зафиксировать взгляд, сын не умеет говорить... Но знает меня, родных. Когда я куда-то ухожу из дома, он скучает. Прихожу - радуется, обнимает, прижимает к себе своей маленькой ручонкой.

Бабушку он прекрасно знает! На детей реагирует... Даже иногда пытается произнести “мама”.

Мне врачи говорят, что такого не может быть - весь мозг атрофирован. Но я же наблюдаю за ребёнком и вижу, что и как.

Как сельди в бочке

- Сейчас мы с Дениской живём у мамы, в родительском доме в Сосновке.

В большой комнате сплю я с сыном и мама. В другой - сестра с двумя детьми. Ещё в одной - брат. Дом у нас не приватизирован, стоит на балансе у муниципалитета и давно нуждается в капитальном ремонте. Но власти ничего не делают! В посёлке всего 10 домов, 50 жителей. Да ещё по хуторам живут человек пятьдесят. В деревне остались одни пенсионеры. Вся молодёжь уехала в город.

Так как сын - инвалид детства, по закону нам положена благоустроенная квартира. В соответствии с постановлением Совмина СССР от 13.01.1983 года, заболевание Дениса входит в перечень, дающий право на первоочередное получение жилья.

Три года назад я стала хлопотать о квартире. В Илюшинском сельском поселении, в состав которого входит посёлок Сосновка, мне отказали: дескать, жилья нет.

Но если в поселковой администрации нет квартир, ведь можно обратиться в Нестеровский район, в областное правительство. Таких несчастных детей, как Денис - не так много! Неужели нельзя пойти нам навстречу?

- Кто руководит Илюшинским поселением?

- Глава муниципального образования “Илюшинское сельское поселение” - Владимир Алексеевич Белинский. Глава администрации - Сергей Владимирович Горбарчук. Офис находится в посёлке Илюшино, ул. Шоссейная, д. 6.

Послали в барак

- Вам вообще отказали или всё же что-то предложили?

- В феврале 2014 года Илюшин­ское сельское поселение выделило нам жильё в посёлке Ясная Поляна, ул. Северная, д. 5. Квартира находится в 3-этажном немецком доме, где нет электричества, канализации, отопления. Там нет ничего! Жить невозможно.

Чиновники пообещали сделать ремонт - в десятидневный срок. На этих условиях я подписала договор социального найма.

В местной газете “Сельская новь” сразу отрапортовали, расписали в красках, какие чиновники хорошие - инвалидам помогают.

Но ведь так ничего и не сделали! Выделили мне 5 тысяч рублей материальной помощи. Но разве на эти деньги можно сейчас что-то отремонтировать? В этот барак нужно вложить не меньше миллиона рублей. У меня таких денег нет!

Власть-банкрот

В 2015 году Елена Саматова обратилась в Нестеровский районный суд с иском к МО “Илюшинское сельское поселение” о предоставлении жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке.

На суде представитель ответчика заявил о материальных трудностях и отсутствии у администрации необходимого жилого фонда.

Саматова, в свою очередь, предъявила техническое заключение о состоянии предоставленного ей жилья в пос. Ясная Поляна (ул. Северная, д. 5). По заключению “Балтэнергопроекта”, в квартире отсутствуют водоснабжение и канализация, отопление, газоснабжение.

На кухне печь находится в разобранном состоянии, в комнате - в полуразобранном.

Специалисты зафиксировали неудовлетворительное состояние электропроводки, дверей и окон, сырость и отсутствие внутренней отделки помещений.

Выводы: данная квартира не пригодна для эксплуатации, так как её состояние не отвечает требованиям строительных норм и правил (СНиП), а также не соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам. Квартира нуждается не только в текущем, но и в капитальном ремонте.

Плевали на суд

22 июня 2015 года суд решил: исковые требования Саматовой Е.В. удовлетворить. Возложить на администрацию МО “Илюшинское сельское поселение” обязанность предоставить вне очереди на семью два человека благоустроенное жилое помещение по договору социального найма общей площадью не менее 34 кв. м.

Однако нашим чиновникам и суд - не указ. Прошёл год, а решение не выполнено. Почему-то приставы не спешат наказывать нерадивых “слуг народа”. Ни штрафа, ни взыскания. Чиновники, не исполняющие свои обязанности, прекрасно себя чувствуют и продолжают получать зарплату.

- Я уже не знаю, что мне делать, куда бежать, - жалуется Саматова. - Мне кажется, наши власти ничего не боятся - ни огласки, ни прокуроров и судей. Но так жить, как мы сейчас с сыном - невозможно. Нам всё время твердят по ТВ: сильная Россия, великая страна... Что ж эта сильная Россия помогает кому угодно, только не своим гражданам?!

Я обращалась к губернатору Калининградской области Цуканову - бесполезно. Теперь последняя надежда на нового губернатора Евгения Николаевича Зиничева. Может, он поможет нам с квартирой и накажет чиновников за наплевательское отношение к ребёнку-инвалиду. Чтобы другим неповадно было.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля