Новые колёса

ОН УТОНУЛ НА НАШИХ ГЛАЗАХ.
Чёрная страница в истории барка “Крузенштерн”

“Корабль - это свобода”, - утверждал Джек Воробей, герой фильма “Пираты Карибского моря”, капитан “Чёрной жемчужины”. И он был прав!

Меня всегда восхищала смелость моряков, которые ещё в дремучие века выходили в открытое море, пересекали океаны, открывали новые континенты... Причём, плавали не на стальных пароходах с современной системой навигации, а на деревянных парусных судах - каравеллах, фрегатах, галеонах... Ориентировались - по солнцу и звёздам.

Их путешествия обрастали легендами об островах с несметными сокровищами, о неизвестных городах, полных золота. А сколько томов посвящено приключениям пиратов?! “Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, и бутылка рому!..”

Фиттер и парусник

- Первый раз я увидел “Крузенштерн”, когда он стоял в порту Владивостока, - вспоминает 50-летний моряк Александр Иванович Тимощук. - Красивейший четырёхмачтовый барк! Смотришь на него - и всё внутри переворачивается от восторга. А когда он идёт под парусами... Это вообще сказка!

- Как вы попали на “Крузенштерн”?

- Случайно, по рекомендации знакомых моряков. Я сам родом с Украины (Волынская область) После армии выучился на токаря, устроился на завод. Совсем не собирался в море. Друзья сагитировали: мол, давай напишем письма в портовые города, вдруг что-то получится.

Это был 1984 год. Чтобы попасть в загранплавание, нужно получить характеристику. А характеристику дадут, если ты не меньше года проработаешь на одном предприятии. Мы написали письма в Калинин­град, Клайпеду и Мурманск.

Из Калининграда мне прислали вызов. Как все моряки, думал сделать 2-3 рейса, заработать денег на машину, квартиру - и вернуться домой. Но получилось так, что я уже 30 лет в море. Работаю фиттером (так называют на судне токаря-сварщика). Сначала трудился в рыбопромысловом флоте, потом - на торговых судах. А мои друзья-земляки в море не попали. По разным причинам.

“Padua” из Бремерхафена

- В 1996 году Калининградская база тралового флота командировала меня на “Крузенштерн”. Судно принадлежит Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота и используется как учебное. На самом деле барк построен в 1926 году в немецком городе Бремерхафен. Тогда и название было другое - “Padua”.

После войны судно отошло к СССР, и его переименовали в “Крузенштерн”. Длина барка - 114,5 метра, ширина - 14,02 м, водоизмещение 6.000 тонн. Мачты высотой 56 метров.

...Парусник стоял во Владивостоке и уже завершил половину кругосветного плавания. Добирался туда на самолёте вместе с другими членами экипажа.

Помню, с нами летел поп - молодой парень в чёрной рясе. С ним рядом сидел журналист из какой-то московской газеты. И вот самолёт садится в Барнауле. Пустынный аэродром, вокруг - поле и никаких строений. Только снег и метель. Все сидят, ждут...

Смотрю, поп с журналистом направились к выходу. Какое-то время их не было. А часа через полтора глядь - они по снежному полю “гребут” к самолёту. У попа ряса развевается на ветру, и видно, что под мышкой он держит бочонок с пивом. А в руках, как гроздья, бутылки с водкой, ликёром и другим алкоголем.

Мы в Барнауле просидели несколько часов. Я в пирушке не участвовал, а они, видимо, хорошо погуляли. Потому что на судне я потом ни журналиста, ни попа не встречал.

Курсанты на реях

- Сколько времени вы ходили на “Крузенштерне”?

- Почти четыре года. В первой кругосветке (1995-1996 год) на борту было много корреспондентов - из “Комсомольской правды”, журнала “Вокруг света”, других столичных изданий. Пригласили также двух художников из Питера - Сергея Пена и Андрея Красильщикова.

В 2012 году художник-маринист Сергей Пен устроил выставку в музее Мирового океана. Калининградцев, участников той кругосветки, пригласили на фуршет. Встретились с ребятами, вспомнили те годы, посмеялись...

...На паруснике, в отличие от обычного рыболовного судна, существовали строгий распорядок дня и железная дисциплина. Ведь на “Крузенштерне” проходят практику моряки-курсанты. Как они лазят по этим реям?! Жуть!

У барка есть одна особенность, которой нет ни на каком обычном пароходе. Судно под парусами иногда идёт с большим креном. В таком состоянии может плыть несколько суток. К этому, конечно, надо привыкнуть.

Когда судно приходит в какой-либо порт, у пирса собирается много встречающих. На “Крузенштерне” существует такая традиция: курсанты выстраиваются на реях по 5-6 человек. Старпом командует в мегафон, к примеру: “Жителям города Копенгаген - гип-гип, ура”. В это время курсанты снимают фуражки и на вытянутой руке поднимают их в воздух. И так - три раза. Очень красиво! И страшно. Ведь они стоят на реях! Высота - огромная!

- Сами не пробовали забраться на реи?

- Однажды мой приятель спросил: “За 100 долларов залезешь наверх?” Я говорю - нет. И за 200 не полезу.

А рядом стоял курсант, услышал наш спор и говорит: “А мы за два доллара на реи лазим!..” Ха-ха!.. Им на “Крузенштерне” платили тогда по 2 доллара в день.

Боцман за бортом

- Никто не упал с реи?

- Нет. Но однажды на “Крузен­штерне произошёл трагический случай - утонул боцман Рафик Зиганшин. Это произошло в 1998 году.

Зиганшин работал на “Крузен­штерне” давно, ещё когда судно было приписано к Таллину. Тогда капитаном был Геннадий Васильевич Коломенский - один из самых известных в мире капитанов парусных судов (он и сейчас работает в БГА). В 1991 году барк передали Калинин­градскому высшему инженерному морскому училищу (КВИМУ. Ныне - БГА). Вместе с судном в Калининград пришёл и экипаж. Зиганшину обещали здесь квартиру.

Боцман имел один физический недостаток - он не мог нормально голову поднять и посмотреть наверх. Что-то не в порядке с шеей. Но медицинскую комиссию как-то проходил. Это его и сгубило. Парус над собой не увидел. Он его ударил, и боцман вывалился за борт. Тогда капитаном на судне был Олег Константинович Седов. Мы только вышли из английского порта и находились в 200 милях от южного берега Великобритании.

На судне объявили тревогу: “Человек за бортом”. Бросили на воду круг, он упал в метре позади боцмана. Тот его сразу не заметил.

Как и положено по инструкции, вахтенный (Владимир Пушкарёв) нажал на кнопку навигационного прибора - запеленговал место происшествия.

Сердце не выдержало

- Когда судно идёт под парусами, его невозможно сразу остановить. Пока спускали спасательную шлюпку, боцман пропал из виду. К сожалению, матросам на шлюпке не удалось его найти. Они почему-то зашли совсем в другой район.

Мы дали сигнал SOS. Вскоре прилетели два английских военных самолёта и стали прочёсывать акваторию - зигзагами.

Потом “Крузенштерн” развернулся на 180 градусов и вернулся к месту ЧП. Мы уже все пытались обнаружить бедолагу в воде. Но, оказывается, заметить человека в море очень трудно. Если он в обычной одежде - практически невозможно. К тому же на море было небольшое волнение.

Сначала мы увидели оранжевый круг. А потом и боцмана. Он лежал на спине метрах в 25-ти от круга. Парусник находился метрах в ста от Зиганшина. Нужно было сразу спустить вторую шлюпку.

Но стали давать указания первой, стали её наводить на курс.

И вот мы все видим, как шлюпка подошла к утопающему метров на десять. Им бы двигаться быстрее - а они промедлили. На виду у всех боцман ушёл под воду. Вероятно, умер от переохлаждения. Сердце не выдержало. Его тело так потом и не нашли.

Золотой дождь

- Весь экипаж, конечно, был в шоке после этого случая.

Но в обычное время на судне очень весело и интересно. Бесконечные заходы в иностранные порты, встречи, проводы...

В Германии есть общество друзей “Крузенштерна”. Они оплачивают все заходы в порты Германии. Барк встречают очень хорошо. На палубе порой не протолкнуться. Богатые фирмы (“Фольксваген”, “Ауди”, “Мерседес”) арендуют судно для банкетов. Ставят “грибки” на палубе, своих официантов приглашают. Музыка, танцы... Это престижно - провести время на паруснике.

Однажды какая-то фирма гуляла. И тут вдруг дождь пошёл. Так им подвезли кучу зонтов, чтобы они только до машины дошли и не промокли.

Как-то нас пригласила военно-морская база Англии. Сразу по прибытии капитану дали 200 тысяч фунтов - только за то, что мы приняли их приглашение.

Туристы на шконках

Иногда во время переходов мы брали иностранных туристов на борт. За 100 марок в сутки. Их селили в 20‑мест­ном кубрике. Всех вместе - мужчин, женщин... В кубрике они спали на обычных двухъярусных шконках.

Туристы никого не стеснялись - вместе и жили, и мылись в душевых кабинах. Совершенно незнакомые люди! Были на судне и две VIP-каюты - за 220 марок в сутки.

Еда тоже входила в оплату. Обедали туристы в отдельном салоне - велюровом. Питались одинаково - что экипаж, что туристы. На “Крузенштерне” кормили очень хорошо!

Вообще спонсоры не скупились. Дарили провиант постоянно. То на обед какие-то наборы с красной рыбой привозили, то мороженое. Его было очень много на судне. Днём на кофе-тайм всегда подавали мороженое - по две порции. Очень вкусное!

Помню, с нами путешествовала одна старая немка. Лет семидесяти с гаком. Седая вся! Бабуля шла с нами из Владивостока до Лас-Пальмаса - целых девять месяцев. В месяц платила по 3 тысячи марок. А свою квартиру в Германии сдала за 6 тысяч марок. И так многие туристы поступали.

На “Крузенштерне” моряки зарабатывали хорошие деньги на продаже сувениров. Капитан обычно давал людям такую возможность. То, что дарили спонсоры, экипажу перепадало в виде премиальных.

Кильская неделя

- Однажды в Австралии нам удалось заработать 55 тысяч австралийских долларов. Мы стояли в 30 км южнее города Перт (на западном побережье Австралии). Каждый день у корабля выстраивалась огромная очередь. Порой на палубе невозможно было протолкнуться. Из Сиднея люди приезжали!

Потом мы стали вывозить их в море - на три часа под парусами. Стоило это 100 долларов. Набрали 100 человек - 10 тысяч долларов заработали.

В Германии также пассажиров катали, когда приезжали на Кильскую неделю.

Это большой праздник на Севере Германии. В последнюю неделю июня в Киле собирается много парусных судов и проводится регата. Со всей Европы люди туда приезжали. Народ гулял до четырёх часов утра. Пиво рекой лилось. В Киле каждый день брали на борт 100-120 человек. И вывозили их в море на 3 часа.

Обычно в одном порту мы стояли семь дней. Но если набиралось много желающих, то могли и 10 дней людей катать.

Наши художники рисовали картины - и тут же могли их продать туристам.

В Бремерхафене, на родине “Крузенштерна”, нас очень хорошо принимали. На пирсе играл немецкий оркестр. Перед музыкантами стояла коробка для пожертвований. Каждый день они приносили на борт то, что заработали. Мол, это не наше, это - ваше.

Яхтсменки топлес

Однажды в Копенгагене проходило завершение очень известной регаты “Катти Сарк”. На самом деле так назывался чайный клипер, построенный в Англии в 1869 году. Использовался для доставки чая из Китая. Его именем и назвали регату.

Есть ещё виски “Катти Сарк”.

Так вот. Мы как раз завершали кругосветку и не участвовали в регате. Но нас встречали очень хорошо. В Копенгагене выделили место на пирсе прямо напротив королевского замка. Берег - весь усыпан народом.

Мы подходим, курсанты, как всегда, с фуражками на реях. Старпом командует... Люди на берегу нам машут, кричат.... И тут впереди нас вдоль берега проходит старинная двухмачтовая деревянная яхта. Под шведским флагом, с женским экипажем на борту. Мы глянули... Двадцать девушек выстроились на реях в одних трусиках. Топлес! Вот это было кино!

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля