Новые колёса

ОККУПАНТОВ НЕ ОБСЛУЖИВАЕМ! Почему майора Куксова отказались подстригать в чешской парикмахерской

Танки идут по Праге

В закатной крови рассвета.

Танки идут по солдатам,

Сидящим внутри этих танков.

Евгений Евтушенко

21 августа 1968 года советские войска вошли в Чехословакию. “Для оказания интернациональной помощи и подавления контрреволиции в братской социалистической республике”, - сообщила официальная пропаганда. Участником тех событий был Александр Сергеевич Куксов - житель Калининграда, ныне военный пенсионер, полковник запаса. С тех пор минуло 42 года, но бывший лётчик-истребитель ничего не забыл.

Если завтра война

21 августа 1968 года майор Куксов, исполнявший обязанности штурмана Покрышкинского полка, встретил как обычно - на аэродроме Нивенское (южнее Калининграда). Лётчики сообщениям о вводе войск в Чехословакию особого значения не придали - “подавлением контрреволюции” занимались сухопутные войска. Не истребителями же демонстрантов разгонять. Но 24 августа пришла директива: полк срочно перебазировать на аэродром Жатиц (между Прагой и Карловыми Варами). Через четыре дня все 48 истребителей МиГ-19П поднялись в воздух и взяли курс на Прагу.

- Будьте готовы ко всему, - предупредило командование, - в Чехо­словакию могут войти войска НАТО. А это - война.

На подлёте к чешскому аэродрому эфир заполнили крики авиадиспетчеров. Чехи - союзники СССР по Варшавскому Договору - кричали пилотам по-русски: “Ребята, что вы делаете? Куда летите?! Зачем?!”

Наконец внизу показалась пустая взлётно-посадочная полоса. На ней красовалась огромная надпись: “Уходите домой, мальчики”. Самолёты чехословацких ВВС мирно стояли на своих площадках.

Сели. Чешские лётчики стояли поодаль и молча наблюдали, как их аэродром заполняют непрошенные гости. Три дня они к нашим пилотам даже близко не подходили - игнорировали. Покрышкинцы разбили армейские палатки и стали обустраиваться. Вторжением войск НАТО даже не пахло...

Ленин, проснись!

- Товарищи офицеры, - строго обратился к покрышкинцам замполит, - вы должны разговаривать с чешскими лётчиками. Необходимо им разъяснить, что народу Чехо­словакии следует жить так же, как живут в других социалистических странах. Мы просто хотим им в этом помочь.

Пилоты вздохнули. Они уже успели побывать в соседнем городке. Всех поразил высокий уровень благосостояния, ломящиеся от товаров полки магазинов, ухоженные дома, улицы, тротуары. Разница с Советским Союзом была разительная. Может, наоборот - чехи нас научат жить по-человечески?

Но приказ - есть приказ. Пошли общаться.

- Зачем прилетели? - недружелюбно задал вопрос в лоб чешский капитан.

- У вас же контрреволюция! - заученно ответил советский лейтенант.

- Где контрреволюция? - криво усмехнулся чех. - Покажите! Мы строим социализм. Только с “человече­ским лицом” - для простых людей, а не для партийных бонз.

- Мы же хотим вам помочь! - настаивал лейтенант.

- Как помочь? - отмахнулся капитан. - Хотите, чтобы и в наших магазинах тоже пусто было? И на выборах, как у вас, был только один кандидат? И чтобы люди не имели влияния на власть?

В общем, политическая агитация успеха не имела. Чехи только ткнули пальцем в сторону видневшегося вдали моста. На нём белой краской было намалёвано: “Ленин, проснись! Брежнев сошёл с ума!”

Удар по Мюнхену

Так или иначе, но общение с чешскими пилотами всё же началось. Тем более, что они маялись от безделья - летать им не разрешали. Их самолёты обнесли колючей проволокой и выставили часовых - солдат советской московско-минской дивизии. Чехи только в футбол играли. А наши занимались плановыми полётами - никакого барражирования вдоль границ с целью отражения провокаций ВВС НАТО. Обычная каждодневная рутина.

Правда, регулярно приезжавшее начальство пыталось держать летунов в напряжении.

- В случае военного конфликта, - сообщил как-то генерал из штаба воздушной армии, - вашему полку предстоит нанести удар по позициям противника в районе Мюнхена.

Но дальше слов, слава Богу, дело не пошло.

В свободное время выходили в близлежащий городок - там тоже всё было спокойно. Только население относилось к нашим военным подчёркнуто недружелюбно. Майор Куксов зашёл однажды в парикмахер­скую - подстричься. Мастер посмотрел на него и сказал: “Оккупантов не обслуживаем!” И повернулся к майору спиной.

За водой на танке

- В Праге, говорят, было похуже, - вспоминает Александр Сергеевич. - Демонстрации, листовки... Даже постреливали. Понятное дело, не хлебом-солью непрошенных иностранных солдат встречать. Но у нас на аэродроме всё было тихо. Только за водой приходилось отправлять в близлежащую деревню солдат на танке. Иначе чехи даже этого нам не хотели давать.

Танк этот, между прочим, весь асфальт на поселковой дороге гусеницами перекорёжил.

Наши солдаты не особо церемонились. Чехи в ответ тоже старались какую-нибудь мелкую пакость сделать.

- На дороге они все указатели сняли, - усмехается Куксов. - Один только оставили: “До Москвы 2 километра”. Проехали мы из любопытства в этом направлении, а там - кладбище...

Домой полк улетел только 24 октября. Майор Куксов получил за “вклад в дело укрепления социализма” чехословацкую медаль “Братство по оружию”. Новое правительство Чехословацкой Социалистиче­ской Республики, навязанное стране совет­скими войсками, постаралось.

Но неприятный осадочек на душе лётчика остался. Надолго он запомнил слова чешского офицера, который грустно сказал Александру Сергеевичу: “Всё время вы, русские, стараетесь другим свои порядки навязать. Зачем? Вы хотите жить для истории, а мы - для себя...”

А. Захаров

Вопреки прогнозам КГБ

Вторжение в Чехословацкую Социалистическую Республику (ЧССР) носило кодовое наименование “Операция “Дунай”. В ней приняли участие: 1-я гвардейская танковая, 20-я гвардейская обще­вой­сковая и 16-я воздушная армии группы советских войск в Германии, 11-я гвардей­ская общевойсковая армия Прибалтийского военного округа, 5-я гвардейская танковая и 28-я общевойсковая армии Белорусского военного округа, 13-я и 38-я общевойсковые армии и 28-й армейский корпус Прикарпатского военного округа - всего около полумиллиона солдат и офицеров.Чехословацкая армия сопротивления не оказала - так распорядилось её командование. Однако большая часть народа (вопреки прогнозам КГБ) не поддержала вторжения советских войск. А многие даже попытались организовать сопротивление. В результате с 21 августа по 20 октября 1968 года погибли 11 советских военнослужащих, 87 были ранены. С чехо­словацкой стороны погибли 94 и были тяжело ранены 345 гражданских лиц. Советские войска оказались в полной изоляции. Ситуация в Чехословакии стабилизировалась только к середине 1969 года. Однако из страны эмигрировали более 300 тысяч человек (при общей численности населения 14 миллионов).В 1989 году КПСС и её последний лидер Горбачёв официально признали, что вторжение в Чехословакию было вмешательством во внутренние дела суверенной страны и прервало её демократическое обновление. В конечном счёте, разгром “социализма с человеческим лицом” имел долговременные отрицательные последствия. В 1991 году советские войска покинули территорию ЧССР. Вскоре страна разделилась на два государства: Чехию и Словакию. Оба ныне являются членами НАТО.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля