Новые колёса

Один компьютер на 200 самогонных аппаратов.
Нужно ли канонизировать юного учителя информатики из поселка Бабушкино


...Наверное, ни один профессиональный конкурс не вызывает в России такого неподдельного общественного интереса, как учительский. И это понятно: каждый из нас, вне зависимости от собственной специальности, так или иначе соприкасается со школой - учится сам, провожает в первый класс детей и заново проходит с ними все ступени познания... А потом будут внуки. И значит, очень важно, КТО сегодня стоит у доски: Марь Иванна из анекдота ("Я в туалет. Сидите тихо, дверь открыта, я все слышу") - или педагог современный и цивилизованный.
...На днях завершился областной конкурс "Учитель года-2004". Господи, как летит время! Казалось бы, еще вчера я сама принимала участие в этом состязании-празднике. И вот - прошло уже два года, я сижу в жюри, а на сцене - новые люди. И начальник управления образования администрации Калининградской области Л.М. Фуксон вновь произносит фразу, ставшую классической: "В прошлом году казалось: ВСЁ. Соревновались самые умные, самые талантливые, самые красивые, больше таких не будет. Сегодня мы видим: ТАКИЕ есть. Еще умнее, еще талантливее".
И это правда. И правда эта никого из нас, экс-участников, не обижает. Потому что любой нормальный учитель знает: тот, кто идет ЗА ТОБОЙ, должен быть лучше тебя. Иначе нельзя. Иначе - топтанье на месте, зацикливание и "закукливание" во времени и пространстве. И мы, "ветераны" конкурса, искренне рады тому, что "Учитель года" помолодел" (средний возраст участников’2004 - не "за", как раньше, а "под тридцать")... и что претенденты на победу выглядят более подготовленными - по сравнению с нами, для которых каждый конкурсный шаг был экспромтом... и что в борьбу за янтарного пеликана вступили семь педагогов-мужчин.
...Вообще-то мужчина в школе - явление неоднозначное. И те политики, общественные деятели и журналисты, которые громко сетуют на "засилье" учительниц-женщин, явно существуют не на зарплату российского педагога. На три-четыре тысячи рублей в месяц невозможно достойно прожить самому - не говоря уже о том, чтобы содержать семью. Вот почему мужчина-педагог, как правило, неженат (или женат на учительнице, что в принципе одно и то же - в такой семье просто стирается грань между школой и домом) и вид имеет бледный и измученный. Или же это маленький "Наполеон", реализующий у доски свои комплексы: ведь стать руководителем коллектива из двадцати пяти - тридцати человек в фирме или госучреждении ой как не просто. А здесь, в школе, ты априори "начальник"... Если, конечно, тебе нужно именно ЭТО, если ты хочешь ощущения полноты власти, а не любви...
Разумеется, в школе есть и настоящие "мачо", педагоги от Бога - но это редкость. Бог своими дарами как-то вот не разбрасывается.
Опять же, и Педагог с большой буквы кушает, как все обычные люди... и одевается-обувается... и детей своих кормить обязан. А значит, вынужден искать параллельный источник существования. Который, при всей своей параллельности, забирает 80% времени у основного Дела Жизни.
Чтобы нормальные мужчины пошли работать учителями, мало призывов и деклараций. Нужны нормальные деньги. Как ни печально это сознавать, на голом энтузиазме далеко не уедешь. А государство - привычно едет.
Честно говоря, иногда возникают совсем уж крамольные мысли: а может, этот конкурс (я имею в виду не областной, а Всероссийский) для того и задуман, чтобы там, в Москве, продемонстрировать обществу учительскую элиту - уверенных в себе, преуспевающих, модно одетых людей. И сказать: а какого, собственно, рожна им еще надо?! Чего они, прости Господи, толкуют о своих нищенских зарплатах, если каждая (или каждый) - в "прикиде" практически от Живанши, благоухает дорогим парфюмом и элегантно достает из сумочки мобильник новейшей модели? И речь ведет о трудностях исключительно духовного свойства, как будто все материальные проблемы давно и с легкостью разрешены...
...Наверное, мы, педагоги, сами повинны в том, что получаем за свой труд ничтожно мало. Наверное, было бы методически грамотнее плакать на каждом углу, глодать в телеэфире сухую корочку черного хлеба и выставлять на всеобщее обозрение драные колготки и юбку доперестроечного образца... Но мы - гордые. И блузку, купленную в "секонд-хэнде", мы будем носить, как наряд "от кутюр"... А если в школьном буфете нам хватит только на стакан чая (без пирожка), мы небрежно бросим: "Сижу на модной диете"... И пешком побредем домой с тяжеленными сумками (пять-шесть килограммов тетрадей) не потому, чтоб сэкономить семь рублей, а исключительно "для моциона"... И будем репетировать, как проклятые, и работать от зари до зари, а по ночам рыдать в подушку от того, что детей - своих, собственных, родненьких - мы почти не видим и ничегошеньки не можем им дать...
А утром снова идти на уроки, и улыбаться у доски во все тридцать два... и мучительно решать, тому ли и так ли мы учим... и нужны ли детям XXI века наши Вера, Надежда, Любовь и мать их София - или им достаточно четырех правил арифметики (потому что для всего остального имеется калькулятор)... И так до самого последнего звонка. В смысле, до самой смерти.
...Так зачем нам, собственно, этот конкурс?! Чтобы выявить самых помешанных (согласившись с точкой зрения, что быть учителем - это диагноз)? Чтобы канонизировать святых?
К примеру, совсем еще юного учителя информатики (!) из поселка Бабушкино Нестеровского района Дмитрия Кулагина, который, отведя уроки в сельской школе (один компьютер на двести самогонных аппаратов в округе), приходит домой и играет на фортепиано. Или - Евгения Игоревича Славгородского, который учит литературе детей в поселке Крылово Правдинского района. Читает им притчи, пишет вместе с ними хокку, учится в аспирантуре... (Что будет с этими русскими мальчиками? Спасут ли они Россию, как мечталось Федору Михайловичу Достоевскому, поменяют ли профессию - или сами изменятся под тяжестью проблем и лет?)
Чтобы в очередной раз убедиться, что не оскудело талантами наше учительство?
...Мне кажется, конкурс нужен для того, чтобы мы, учителя, хотя бы на неделю ощутили себя просто людьми, а не защитниками осажденной крепости, обреченными драться за нее до последней капли крови. Да, школа сегодня - бастион, форт (кажется, эта мысль прозвучала из уст Евгения Славгородского). В мире со сместившейся (если не рухнувшей) системой нравственных координат, в мире, где главное (такое создается впечатление) - успеть потребить все, что навязчиво предлагает тебе индустрия... В мире, где главное открытие, которое позволено совершить женщине (если верить тому, что говорится с телеэкранов), - это тайна майонеза "Кальве" или какого-нибудь стирального порошка, а единственные крылья, достойные упоминания - это "крылышки" гигиенических прокладок... В мире, где - кажется! - нет любви (ее заменила "голая" физиология), нет дружбы (есть только "общность интересов"), нет веры, нет традиций (o’key, darling !)... В мире, где к выстрелам на улице относятся так же легко и привычно, как к стуку дверей, и где в любой м
омент ты можешь получить "путевку в небо", попав под чужую "раздачу"...
В этом мире Школа отчаянно пытается сохранить то, что делает человека человеком - и что отличает его от животного, пусть даже самого высокоорганизованного (кстати, говорят, что самый умный и хитрый хищник - гиена).
Моя дочь сказала однажды, насмотревшись "Звездных войн": "Мама, вы все - джедаи!" Ага. Джедаи. Только вместо лазерных мечей у нас в руках - обыкновенная указка и кусочек мела. А вместо необыкновенных способностей (хотелось бы уметь не спать неделями!) - увы, обычные человеческие. Но мы честно обороняем свои рубежи. Хотя нам, как это и бывает в России, упорно не подвозят боеприпасов и часто кажется, что мы - защитники - никому уже не нужны. Кроме детей.
Как ни странно, но мы еще нужны детям. Неважно, бедным или богатым. (Мальчик, которого привозят в школу на "Мерседесе", может быть так же одинок, как и его сверстник, вчера вечером гнавший в тычки пьяных "дружков" своей мамаши-алкоголички. Им обоим тяжело в этой жизни, не приспособленной для Детства. И школа для них - это единственное место на земле, где их могут выслушать и понять.)
И вот, когда мы собираемся вместе - на конкурс - это не бой, не очередное сражение за взятие Янтарного Пеликана... скорей, это отдых в тылу. Помните, как это показывали в фильмах про войну? Отстираны гимнастерки, начищены до зеркального блеска сапожки, завиты локоны, заведен патефон... танцы, улыбки... романы... сокровенные разговоры, шутки, смех... а через неделю - снова "на передовую".
Вы скажете: очень мрачные мысли? А откуда, собственно, взяться другим? Если жизнь наша - сплошная цепь потерь... Когда в 2002 году я готовилась к конкурсу, мне помогал мой друг-компьютерщик. У всех участников’2002, по идее, должны сохраниться открыточки с нарисованной рыжей кошкой - это именно он, Сергей Кругликов, распечатывал их на цветном принтере. Он страшно радовался моей победе и собирался приехать в Москву, если я выйду в финал Всероссийского конкурса. В финал я вышла и даже попала в "пятнашку". Но он не приехал.
За две недели до этого - 12 сентября 2002 года - его, предпринимателя, взорвали в собственном автомобиле на ул. Пугачева. Вместе с беременной женой, которая чудом осталась жива. "Заказчик" до сих пор не найден. Сын Сергея родился через четыре месяца после гибели отца. Через шесть лет он (тьфу-тьфу) придет в школу... Будет ли к тому времени восстановлена справедливость? И если нет - каким заповедям учить его, этого мальчика? И будет ли он готов в них поверить?
...За эти два года я потеряла нескольких коллег. Они умерли не от старости. Кто-то сгорел от рака, кто-то встал утром, чтобы пойти на работу, и упал мертвым на кухне - внезапно остановилось сердце... кого-то хватил инсульт (как следствие постоянных нечеловеческих перегрузок). Ряды ЗАЩИТНИКОВ тают.
Но мы не сдаемся - это и демонстрирует конкурс. В "орден джедаев" вступают новые, красивые, молодые. И - что особенно отрадно в стране, где в очередной раз все и вся пытаются унифицировать, - РАЗНЫЕ. Один убежден в том, что учитель - хранитель духовных традиций и проповедник. Другой ратует за дистанционное образование, где роль учителя сводится к грамотным консультациям.
Третий исследует пространство Интернета и изучает его плюсы и минусы. Четвертый пытается преподавать "математику с человеческим лицом", а пятый - привносит жесткую логику в изучение литературы...
И при этом все они - яркие личности. Поют под гитару, рисуют, танцуют, разбираются в постмодернизме и кинематографе...
Конкурс опять показал: неважно, где ты живешь, в городе или в глухой деревне. Важно, ЧТО ты собой представляешь. Провинция - не место жительства, а образ жизни.
Восемь из десяти финалистов конкурса - жители не областного центра. (А это значит, что и в сельской, и в районной школе "бастионы" еще защищаются. По всем правилам современной науки.)
Чего они хотят от жизни? Мира, любви, достойной зарплаты, которой хватило бы "на книги и на хорошую косметику" (женщины!).
Каким видят идеального ученика? Непослушным, но готовым к сотрудничеству, креативным, творческим, свободным... да, собственно, и вообще не идеальным, потому что "тогда будет скучно и не к чему будет стремиться".
О чем мечтают? О любви. О счастье своих детей - и учеников, и собственных.
Каких изменений в судьбе ждут в случае победы? Да, наверное, никаких: "Дети больше любить не будут. И меньше тоже". (Только литератор Славгородский с воодушевлением произнес: "Я наконец-то увижу Кремль!" - имея в виду возможную поездку в Москву на Всероссийский этап конкурса. В Москве он, двадцатишестилетний, не был ни разу.)
Нормальные такие подвижники. Сами выбравшие себе эту стезю - или, может быть, избранные идти по ней? Если Бог все-таки хранит Россию...
...А финалистами конкурса стали Т. Деева (учитель природоведения средней школы г. Багратионовска); уже упоминавшийся Д. Кулагин (информатик из пос. Бабушкино Нестеровского района); Е. Строкова (совсем молодая и очень обаятельная учительница математики из калининградского лицея №17); Р. Финоженок (учитель физики средней школы №2 г. Гусева - она показала великолепный урок "Почему поют бокалы", на котором бокалы, наполненные водой, действительно пели, нежно и мелодично); М. Кульбей (учитель ИЗО из пос. Сосновка Полесского района); Е. Славгородский, В. Сыроваткина (учитель истории из Озерска); Д. Юсиф-Заде (историк гимназии №2 г. Черняховска - когда на хобби-клубе она исполнила восточный танец, все в зале прямо обомлели от восторга. Очень красивая, современная и, что немаловажно, самодостаточная поборница "открытого образования"); Н. Аксунова (учитель литературы калининградской школы-интерната лицея-интерната - умная, ироничная, свободная, каким и должен быть современный учитель литературы); Т. Швырева (учитель географии гимназии №7 г. Балтийска).
В пятерку лауреатов вошли Кулагин Д., Финоженок Р., Славгородский Е., Юсиф-Заде Д., Аксунова Н.
А победителем - единодушно и единогласно - был признан Евгений Игоревич Славгородский. Ему, осененному крылом Янтарного пеликана, и ехать осенью в Москву. За победой.
...А нам - по-прежнему защищать свои бастионы. Кстати, это не так драматично, как может выглядеть со стороны. Потому что нам (если, конечно, ты - учитель, а не просто "предметник", дающий энное количество знаний за энное количество часов - неважно, ученикам или стенам) есть КОГО и ЧТО защищать и наше дело - правое. Многие ли сегодня в России могут похвастать тем же?
...А знаете, что самое забавное? Наши подрастающие дети - учительские, заброшенные, вконец замученные педагогически-родительским диктатом - ХОТЯТ ИДТИ РАБОТАТЬ В ШКОЛУ! Зная всю эту жизнь (или ее отсутствие?) изнутри, с "изнанки"! Интересно, что это: наследственное заболевание? Или все-таки наглядное признание того, что быть учителем - сладко, несмотря на вынужденную горечь материальной стороны бытия?.. Сладко осознавать, что в нашей ну о-очень независимой стране лично от тебя зависит чертовски много. А значит, форты не падут. И конкурс - продолжится. И снова Лазарь Моисеевич Фуксон будет говорить про тех, кто "еще умнее и еще талантливее", а давно сдружившиеся "ветераны" будут кучковаться в зале, ностальгически вспоминая "минувшие дни" и ободряя "неофитов". Потому что в этом конкурсе нет поражений. Есть только победа. Одна на всех. Мы за ценой не постоим.
Д. Якшина (экс-Мулкахайнен)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля