Новые колёса

НОЖ К ГОРЛУ.
Супруги делят дочь с помощью милиции, угроз и уголовных дел

“К вам (в редакцию “НК”) обращается человек, который из потерпевшего и обвинителя превратился в уголовника, - написал в своём заявлении житель Зеленоградска Александр Ефремов. - Меня лишают права видеться со своим ребёнком. Мать постоянно крадёт у меня 6-летнюю дочь...”

Прочитав письмо до конца, я вспомнила фильм “Воскресный папа”. Там тоже мать не разрешала сыну общаться с отцом. Мальчик придумывал разные хитрости, чтобы соединить родителей...

К сожалению, реальность такова, что разведённому мужчине остаётся только одна возможность быть рядом со своим ребёнком - стать пожизненно “воскресным папой”. Отцом он может быть только один день в неделю.

Жена ушла к молодому

А. Ефремов

- Я родом из Хабаровска, - начал рассказ Александр Петрович. - Там и познакомился со своей будущей женой, Ириной Царёвой. Она приезжала к родственникам из Калининграда. Ирина младше меня на 15 лет. Мы стали встречаться, а потом жить вместе. В 1997 году я переехал в Калининградскую область.

Сначала поселился на улице Грига, в квартире её матери, а потом построил дом в Зеленоград­ске. Мы прожили вместе 13 лет, из них 10 лет - в гражданском браке.

У Ирины в Хабаровске свой бизнес (несколько магазинов по продаже янтаря), и она постоянно ездила туда в командировки.

Ребёнка оставляла с бабушкой (своей матерью).

Вскоре наши отношения ухудшились. Ирина всё чаще уезжала в Хабаровск - и всё дольше там задерживалась. Я попросил своих знакомых посмотреть, с кем она встречается. Через некоторое время мне сообщили, что в аэропорту её провожал молодой человек.

После возвращения в Калинин­град у нас состоялся серьёзный разговор. Ирина сказала, что полюбила другого мужчину. Взяла ребёнка и ушла. Я не хотел развода, но жена подала заявление в суд и в 2006 году нас развели. Официальная причина - “не сошлись характерами”.

Нашему ребенку тогда было 4 года. От финансовой помощи Царёва отказалась. После развода бывшая супруга стала препятствовать моим встречам с ребёнком.

- Между вами возник конфликт?

- Нет. Просто она хочет лишить меня ребёнка, хочет, чтобы отцом стал новый “папа” - Олег Ноговицын. Тот самый молодой парень, с которым она встречалась в Хабаровске. Он стал приезжать к ней в Калининград.

Забыла отца

- Сразу после развода я мог приходить к Ирине домой, играть с ребёнком, мог сходить на пару часов в парк. Но домой в Зеленоградск я не мог его забрать. Хотя у меня там хороший благоустроенный дом - шесть комнат, кухня, столовая, душевая, ванная, газ, отопление... Есть отдельная детская комната с игрушками. Вокруг дома - сад.

В доме убирает домработница, ухаживает за огородом и цветами, дежурит в моё отсутствие (я тоже иногда уезжаю в Хабаровск в командировки). Я хотел брать ребёнка с ночёвками, но Ирина категорически запрещала. Объясняла, что ребёнок маленький, мол, заболеет или ещё что. За два года ребёнок стал меня забывать и относиться ко мне, как к чужому человеку. Однажды мой ребёнок назвал меня Олегом! (Так зовут нового избранника Ирины.)

- А ребёнок - кто? Мальчик?

- Нет, девочка - Варвара. По закону (ст.ст. 61, 63, 66 СК РФ), я имею право наравне с матерью принимать участие в воспитании ребёнка. По поводу встреч мы много спорили и конфликтовали с бывшей женой. Царёва прочит в отцы своего сожителя. Между ним и дочерью какие-то странные отношения. Варвара называет его - Олег.

- А надо как?

- Дядя Олег. Я считаю, это не нормально, панибратство какое-то. Это может негативно сказаться - в будущем.

“Меня били ногами - в пах”

- Я хотел сводить ребёнка на фильм “Илья Муромец”, потом сводить его в парк. Но Царёва не разрешила...

- Вы так странно говорите: “ребёнок”... “он”... Не называете дочь по имени...

- Я очень волнуюсь, когда говорю обо всём этом. Тяжело вспоминать! 9 февраля 2008 года меня избил Ноговицын. Всё произошло на улице Грига, 9, у дома моей бывшей жены...

В очередной раз я приехал на машине за ребёнком. Вышел из автомобиля и стал ждать, когда Ирина оденет и выведет дочь на улицу. Тут вдруг выбежал Ноговицын, приставил мне нож к горлу и заорал: “Сколько ты ещё будешь нам надоедать!”

Защищаясь, я схватился за нож правой рукой. Ноговицын ударил меня кулаком по лицу и голове. На руке у него был какой-то металлический предмет.

У меня голова закружилась и я упал, а он продолжал бить. Ударил меня ногой - в пах.

После всего случившегося я поехал в больницу. Врачи констатировали закрытую черепно-мозговую травму с сотрясением головного мозга, закрытый перелом костей носа, контузию левого глаза, резаную рану правой кисти, гематому левой половины мошонки. А также ушиб мягких тканей лица, ушиб 5-го пальца левой кисти. В общем, вред здоровью средней тяжести.

От госпитализации я отказался, поехал в УВД и написал заявление о том, что меня избили. Но в возбуждении уголовного дела милиция отказала - посчитала, что нет состава преступления.

“У меня всё схвачено!”

Прежде, чем отказать в возбуждении уголовного дела, милиция всё же опросила Ноговицина и Царёву. По версии противной стороны, первым на Ноговицына набросился бывший муж - сам Ефремов.

В объяснениях Олега Ноговицына сказано:

“Ефремов неоднократно угрожал мне физической расправой. Это происходило и в Хабаровске, и в Калининграде. Ефремов также угрожал Царёвой и её матери...

А. Ефремов

9 февраля днём я находился у Царёвой на улице Грига, 9. В домофон позвонил Ефремов, чтобы взять дочь на прогулку, и тут же вновь нахамил Ирине.

Пока Царёва одевала дочь на прогулку, я решил выйти на улицу, чтобы поговорить с Ефремовым. Ведь если он любит свою дочь, то должен уважать и её мать!

Когда я вышел из подъезда, Ефремов с каким-то предметом в руке набросился на меня. Но я успел перехватить руки нападавшего. Тогда Ефремов стал пинать меня ногами. Зная, что сейчас выйдет Ирина с дочерью, чтобы не испугать ребёнка, я оттолкнул Ефремова от себя и отошёл в сторону.

Ефремов стал кричать, что выполнит свои угрозы. При этом выкрикнул, что у него всё схвачено - от Калининграда до Владивостока. В это время вышла Ирина с дочерью и, ничего не зная о произошедшем, отдала девочку Ефремову. Никаких травм, побоев у бывшего мужа не было, иначе бы Царёва не отдала ему ребёнка. Ефремов хотел затеять драку, однако я на провокацию не отреагировал”.

Порезал норковую шубу

А вот что заявляет Ирина Царёва:

“После развода мой бывший муж не даёт нам спокойно жить. Говорит, что не оставит нас в покое, разрушит мою личную жизнь. После одного из его визитов к дочери я обнаружила, что порезан костюм, а на моей норковой шубе разрезан рукав. На вопрос, зачем он это сделал, Ефремов ответил: “Хорошо, что вместо рукава шубы не попалась твоя шея”.

...Кроме слов бывшей жены и её сожителя, в деле имеются показания трёх свидетелей. Они подтвердили, что именно Ефремов набросился на Ноговицына, а Ноговицын лишь защищался от ударов.

В возбуждении уголовного дела милиция отказывала четыре раза.                                                                    Но после обращения Ефремова в суд (в апреле 2008 года) уголовное дело всё же возбудили - по ст. 119 УК РФ (угроза убийством), ч. 1 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью).

Тем не менее, производство несколько раз приостанавливали. Ефремов писал жалобы в прокуратуру на бездействие милиции. И после служебной проверки прокуратура нашла нарушения уголовно-процессуального законодательства. Дознавателя ОВД Ленинградского района Калининграда лейтенанта милиции В.И. Хрусталёву даже привлекли к дисциплинарной ответственности. Но расследование дальше не двинулось. А вскоре в жизни отвергнутого отца возникли новые печальные обстоятельства.

Девочку увезли в Италию

- После этого случая я понял, что по-доброму решить вопрос моего участия в воспитании ребёнка не получится, - вспоминает Ефремов. - И подал заявление в суд, чтобы мне официально предоставили возможность встречаться с ребёнком. Суд дал мне 8 дней в месяц - по 8 часов. Но даже после решения суда режим встреч не соблюдался.

В октябре 2008 года я прилетел из командировки и захотел увидеть ребёнка - в положенное время. Но оказалось, что они втроём уехали в Италию. Каким образом дочь вывезли за границу без моего разрешения, я не знаю.

14 октября 2008 года у девочки был День рождения, и я хотел её поздравить. Но мне не дали! Она справляла этот праздник с Ноговицыным!

Я написал заявление в милицию, что у меня украли ребёнка. 20 октября 2008 года я пришёл за разъяснениями в отдел по делам несовершеннолетних ОВД Ленинградского района. Там мне сообщили, что моя дочь отдыхает на юге. В каком городе она находится, не сказали, телефон, по которому я могу с ней поговорить, не назвали. Я считаю, что такое равнодушие и бездействие к законным правам отца порождает в России безотцовщину. Увези я ребёнка хотя бы на сутки, меня бы стали искать, как преступника.

- Какие санкции предусмотрены за нарушение режима общения с отцом?

- В отношении Царёвой возбудили исполнительное производство. Штраф - 500 рублей. Я написал ходатайство в суд - чтобы приняли меры к Царёвой, обеспечивающие права отца. Ей не нравится, что, благодаря общению со мной, произошли конкретные изменения в поведении ребёнка. Он стал испытывать радость при встрече со мной, стал с нетерпением ждать этих встреч и вспомнил детство первых трёх лет, проведённых с отцом.

Я открыл банковский счёт, на который перечисляю деньги на содержание дочери.

Но Царёвой это не нужно.

 Кулаком в грудь

- Как же вы сами стали “уголовником”?

- Когда Варю привезли из Италии, я захотел с ней увидеться. 18 ноября 2008 года был вторник, мой день. Но мне позвонила Ирина и сказала, что ребёнок заболел.

Я стал сомневаться - захотел свозить дочь в поликлинику, чтобы врач подтвердил, болен ребёнок или нет. Приехал на улицу Грига и стал настаивать, чтобы мать одела ребёнка и вывела. Но Ирина заперлась в квартире.

Я опять позвонил в дверь. Она открыла и закричала: “Если ты, сволочь, не уйдёшь, то я вызову милицию и скажу, что ты меня избил”. Захлопнула дверь, но я расслышал слова Ирины: “Мама, звони в милицию”.

Потом она позвала соседей, на лестничную площадку вышла тётя Женя. Во время разбирательства женщина подтвердила, что якобы я ударил Царёву кулаком в грудь. Но этого не было!

Тем не менее, в милиции возбудили уголовное дело по ст. 119 УК РФ (угроза убийством). Из постановления о возбуждении уголовного дела:

“18 ноября Ефремов на лестничной площадке дома №9 на улице Грига угрожал убийством И.Ю. Царёвой”.

22 ноября 2008 года Ефремов снова приехал к дочери. Там его встретили участковый и работник отдела милиции по делам несовершеннолетних. Бедолагу-отца отвезли в Ленинградский РОВД, но затем отпустили под подписку о невыезде. Правда, вскоре меру пресечения отменили. Адвокат Ефремова обнаружил нарушение процессуальных норм.

“Папа, где ты был?”

- Я написал своей супруге два публичных письма.

- Что значит “публичных”? Опубликовали в газете?

- Нет. Расклеил в подъезде и бросил в почтовые ящики соседям на Грига, 9.

Пока я этого человека (Ноговицына) по суду не накажу, я не успокоюсь. Пусть проведут экспертизу его вменяемости. Я должен знать, с кем живёт мой ребёнок!

- Вы считаете, что сможете диктовать бывшей жене, с кем ей жить?

- Я буду контролировать жизнь дочери! Дочь скажет мне, как к ней относится сожитель Царёвой. По закону, мы оба имеем равные права в воспитании ребёнка.

- Вы говорили дочери, что Олег Ноговицын - плохой человек?

- Да.

- То есть вы сами пугали свою дочь?

- Пусть суд даст ему оценку!

- Но ведь вы должны понимать, что не сможете нормально общаться с девочкой, пока не наладите отношения с её матерью.

- Не знаю... - задумался Ефремов. - Между нами возникла стена непонимания. Царёва хочет, чтобы ребёнок меня забыл. Бабушка (её мать) не раз говорила: “Саша, у тебя уже есть внуки. Оставь нам Варвару!”

- У вас есть внуки? - удивилась я. - Вы не рассказывали...

- У меня осталась дочь от первого брака. Ей сейчас 30 лет и у неё уже двое детей. Но Варвара - это мой самый любимый ребёнок.

Понимаете... Я расставался с ними не так болезненно. Моя жена вышла замуж за другого, и я им не мешал. Ушла - и ушла! В 20 лет у тебя ещё ветер в голове. Ты не так болезненно относишься к тому, что расстаёшься с женой, а ребёнок остаётся с матерью. Ты можешь ещё найти себе женщину! А когда тебе уже 53, когда ты жил полностью со своей семьёй, строил дом для семьи, создавал уют... Человек с годами учится жизни, понимает, что нельзя делать плохое. Я раньше в Бога не верил, а теперь - верю.

- Вы жалеете, что к своей первой дочери относились не так, как ко второй?

-        У нас сейчас прекрасные отношения. Недавно дочь ко мне приезжала с мужем и с двумя внуками. Но я не хочу, чтобы через несколько лет Варвара сказала: “Папа, а где ты был всё это время?”           

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля