Новые колёса

«Новоселье» на кладбище.
Граждане отправились в мир иной, купив «воздух» вместо квартир

Похоже, “квартирный вопрос” всех нас безнадежно испортил. И продолжает портить - и нас, и наше существование. Недавно один из обманутых дольщиков “Калининграджилстроя” привел печальную статистику: из сорока трех его “коллег по несчастью” (им был в буквальном смысле продан воздух) за время разбирательств с подрядчиком пять человек умерли. У двух женщин случились выкидыши. И, вероятно, эти семь жертв (включая двоих нерожденных) - еще не предел, будут и новые... Еще и потому, что люди, желающие в рассрочку (или подешевле) купить жилье, - уже по определению легкая добыча для разного рода мошенников. Которые виртуозно играют на чувствах “клиентов”, на инстинктах и слабостях.
Но есть и другая причина: тотальная юридическая безграмотность.
...Сегодня наш город украшен рекламными растяжками ПЖСК “Свой дом”. Условия там предлагают весьма заманчивые. К примеру, мне хотелось бы купить квартиру за $32.000, а располагаю я $20.000. Тогда я вступаю в кооператив “Свой дом”, делаю - согласно выбранному мною тарифному плану - паевой и членский взносы, “Свой дом” доплачивает за меня $12.000, квартира оформляется на кооператив, но я там живу - и в рассрочку (до трех лет) выплачиваю задолженность. Вкупе с членскими взносами.
Получается не дороже, чем взять ссуду в банке. И потом, в банке под такой кредит обязательно попросят залог... которого у обычного человека, как правило, нет. А здесь залогом становится сама приобретенная квартира - что не лишает меня права ей пользоваться. Деньги можно выплатить и быстрее - значит, квартира скорей перейдет в полную собственность. Короче, живи и радуйся. Но...
- В ПЖСК “Свой дом”, - говорит калининградка Лариса Васильевна Василовская, - создали очень хороший инструмент. Но “заточили” его под мошенничество. 18 июля 2003 года я вступила в кооператив, подписала обязательство по выполнению тарифного плана и внесла деньги: паевой взнос (30.431 рубль - эквивалент $1.000) и членский (21.302 рубля, т.е. $700). Деньги я перечислила на указанные мне счета лично, в БИН-банке. Кстати, там выделены специальные операторы, которые работают с ПЖСК “Свой дом”.
После этого, внимательно изучив подписанные мной документы, я НАЧАЛА ЗНАКОМИТЬСЯ С УСТАВОМ (выделено нами, - прим. ред.). И обнаружила, что взяла на себя обязательство кредитовать своими средствами приобретение в собственность кооператива некую “условную” квартиру ориентировочной стоимостью $20.000. Между тем, Устав кооператива в п. 1.4.10 определяет объект недвижимости как вполне конкретную квартиру (дом, часть дома), которые пайщик намерен приобрести посредством своего финансового участия. Посчитав, что некая “условная” квартира (возможно, купленная где угодно и по какой угодно завышенной цене) не может быть предметом уставных и договорных правоотношений ЖСК, я, спустя две недели после своего вступления в кооператив, написала заявление о выходе. И попросила вернуть выплаченные мною суммы.
После долгой волокиты 30.431 рубль мне вернули, а 21.302 рубля - возвращать отказались. Председатель правления ЖСК О. Перевалов сослался на то, что это - членский взнос, предназначенный для обслуживания моего кредита и что при выходе пайщика из кооператива этот взнос, согласно Устава ПЖСК, не возвращается.
...За время тяжбы с ПЖСК умерла моя мама. Я плакала, просила вернуть мои $700. В ПЖСК мне ответили: “Не положено”.
Тогда я обратилась в целый ряд инстанций - от антимонопольного комитета до суда. Попутно выяснился ряд деталей. Скажем, на направлении в БИН-банк (для внесения вступительных взносов) подписи Перевалова не стоит. Другие документы он подписывает: “От ПЖСК “Свой дом” председатель правления О.Г. Перевалов”.
Однако, насколько мне известно, официально его председательство никак не закреплено и не оформлено. Непонятно, каким образом открыт счет в БИН-банке.
(По нашим сведениям, все поступающие деньги просто лежат в банковской ячейке, зарегистрированной на физическое лицо.)
Далее. ПЖСК на самом деле ничего не строит (этим занимается подрядчик - фирма “Балтик-Штерн”), а выступает в качестве кредитной организации. Не платя при этом - как ПЖСК - ряд налогов, которые обязаны платить организации, занимающиеся кредитованием.
В прессе промелькнуло сообщение, что “Свой дом” приобрел 19 квартир. Значит, около полумиллиона у.е. уже прошло через их руки - а квартиры являются собственностью кооператива. Если в силу каких-то причин ПЖСК будет ликвидирован, кому отойдет эта собственность?
В общем, на мой взгляд, в городе назревает новый “МММ”, но никто не хочет этого замечать. Я обратилась в УБЭП. Мне ответили, что никаких преступных действий здесь не усматривается.
Я попросила налоговую инспекцию проверить ПЖСК - ноль реакции.
Я уже до ФСБ дошла! Там меня выслушал сотрудник, фыркнул и сказал: “Семьсот баксов - чепуха какая, мелочь! У меня друг $50.000 вложил. Вот этим делом еще стоит позаниматься. А вы свои семьсот баксов забудьте!”
Я пыталась объяснить, что усматриваю в действия ПЖСК “Свой дом” опасную, мошенническую тенденцию - но куда там! Меня и слушать не стали.
В суде сейчас рассматривается мой иск о применении последствий ничтожной сделки: я пытаюсь доказать, что, если фирма нелегитимна - сделка должна быть признана ничтожной, а стороны - вернуться к исходному. Т.е. я должна получить свои $700. Но судья Хлебникова в Ленинградском районном суде ведет себя так, что ее пристрастие к Перевалову очевидно. Так что и решение вполне предсказуемо.
А вот и вторая история - тоже связанная с попыткой калининградки Е. Путилиной обрести “свой дом”.
- 5 июня 2003 года я была принята в члены ПЖСК “Свой дом”. Кооператив обязался приобрести для меня путем долевого участия трехкомнатную квартиру в строящемся шестиэтажном жилом доме на ул. Зоологической. Этаж мансардный, общая площадь 80 кв. м, цена $32.000 (из расчета $400 за квадратный метр). Я сделала паевый взнос ($22.400), далее исправно перечисляла все необходимые суммы.
В процессе строительства квартиру переделывали трижды. По договору мне должны были предоставить ее в так называемом “сером варианте” (без отделки), но с окнами - пластиковыми стеклопакетами. Когда же я стала осматривать квартиру, обнаружила, что все десять окон в ней - деревянные, а значит, по рыночной стоимости на семьдесят с лишним тысяч рублей дешевле, чем предусмотренные договором (это подтверждается экспертным заключением № 290 от 17.03.2004 года экспертно-правового и информационного центра товароведческих и судебных экспертиз).
Но в это же самое время застройщик - через ПЖСК “Свой дом” - потребовал с меня еще 53.610 рублей - за увеличение площади квартиры на 4,7 кв. м.
Казалось бы, кооператив должен был в данном случае защищать мои интересы (этот пункт особо оговаривается в Уставе). Вместо этого “Свой дом” внес за меня эти 53.610 рублей, не учтя разницу в стоимости окон - и теперь требует от меня возмещения этой суммы, очень значительной.
В квартиру я до сих пор не вселилась. А теперь в кооперативе мне угрожают тем, что квартиру эту продадут другому пайщику, мне вернут мои паевые взносы (без членских!) и я останусь фактически на улице. Потому что за первоначальную сумму паевых сегодня, при взлетевших ценах, я ничего уже не куплю.
Я обратилась в суд, но надежд на благоприятный исход дела мало. Кстати, судиться я должна с “Балтик-Штерном” (застройщиком), а ПЖСК “Свой дом” (так записано в Уставе) должен оказывать мне юридическую помощь и поддержку. Но вместо этого “Свой дом” - целиком на стороне “Балтик-Штерна”. И против меня.
* * *
Мы предложили прокомментировать ситуацию и председателю правления ПЖСК “Свой дом” О. Перевалову, и заместителю председателя правления Т. Ильменевой.
О. Перевалов: “Василовская к кооперативу не имеет отношения”.
Т. Ильменева: “Она сначала написала заявление об отказе от членства в ПЖСК. Потом, когда ей напомнили, что по Уставу ПЖСК “Свой дом” членские взносы при выходе из кооператива не возвращаются - и она об этом узнала, когда подписывала договорные обязательства - она написала другое заявление: “Прошу не исключать меня из членов кооператива и оказывать содействие в переуступке моего членства другому человеку, заморозить мое членство “с условием невнесения минимальных ежемесячных паевых платежей”.
Мы пошли ей навстречу, но она опять передумала и стала обращаться во все инстанции”.
О. Перевалов: “С Путилиной ситуация немного иная. Когда подписывался договор, с ней была устная договоренность о том, что ее квартира может быть несколько большей площади, чем предполагалось вначале. В пределах пяти квадратных метров. Тогда она с этой цифрой вполне соглашалась. А когда дело дошло до выплаты - уперлась. Хотя площадь оказалась больше всего на 4,2 кв.м.
Понятно, что у нее нет лишних денег. Но мы бы нашли какой-нибудь компромисс. А она стала скандалить, привязалась к этим окнам - хотя те деревянные стеклопакеты, которые в ее квартире стоят, еще и дороже пластиковых. Чтобы не портить отношений с застройщиком, мы погасили “разницу” из средств кооператива. Теперь Путилина должна их нам вернуть: у нас в ПЖСК нет свободных денег. То, что мы внесли за нее, вынуто на время из чьих-то паевых и членских взносов. А почему другие люди должны за нее платить? А она, вместо того, чтобы каким-то образом вернуть нам деньги, стала обращаться в УБЭП, в милицию, в прокуратуру... Нас все проверили - и убедились, что мы абсолютно прозрачны”.
Т. Ильменева: “И теперь мы не знаем, что с Путилиной делать. Если ее исключить из членов кооператива, она действительно останется на улице. Жалко человека. Но и терпеть постоянные скандалы нельзя - тем более, что пай свой она полностью так и не выплатила. Нас не поймут другие пайщики”.
* * *
...Вот такой расклад. Мы в этом споре не принимаем ничьей стороны - а просто в очередной раз напоминаем читателям, что документы принято изучать до того, как подписывать, а не после. А действительность такова, что, если где-то вам предлагают ну о-очень льготные условия - значит, документы нужно изучать вдвойне пристально. Буквально с лупой, как Штирлиц - шифровку. “Авось”, “небось” и “как-нибудь” - эти три кита социалистической экономики - давно сдали позиции жесткому требованию нашего времени - “отвечать за базар”. А тем паче, за подпись. Уж больно дорого обходятся людям их автографы, раздаваемые подчас с невыразимой легкостью и почти вслепую.
...Точку в этой истории поставит суд. Только... с учетом ментальности нашего народа... будет это не точка, а скорей всего, многоточие. А вообще - в нашей стране пора вводить еще один вид страхования: жилья, приобретаемого “в долю” или в рассрочку. Тогда - в случае чего - недобросовестного застройщика будут трясти, как грушу, не облапошенные жильцы, а страховые компании. У них бицепсов побольше. Впрочем... в нашей стране и страховые компании хороши до блеска. Полжизни отдашь, пока из них “вынешь” свое законное. Так что единственный способ не вляпаться - не пользоваться грифом “Перед прочтением сжечь”.
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля