Новые колёса

НАШ БОМЖ НА КАНАРАХ.
60-летнего моряка бросили в порту Лас Пальмаса

Когда-то Лас Пальмас де Гран Канария был для калининградских моряков почти родным портом. На Канарских островах (200 км от западной Африки) швартовалось огромное количество наших рыболовецких судов. Для советских пароходов специально построили шестикилометровый мол - Муэлье Дике Рейна София (Muelle Dique Reina Sofia). С причалом и шестиметровой стеной. Она защищает мол и портовую бухту от бушующих волн Атлантики.

Вот уже два года рефрижератор (ПТР) с российским триколором стоит на самом краю этого мола. Со спутника его хорошо видно. (www.worldtravelserver.ru/travel/ru/spain/las_palmas/city_map_of_las_palmas. html). В бездне Атлантического океана наш ПТР выглядит, как утлая лодчонка. Если увеличить изображение, на изрядно проржавевшем борту можно разглядеть надпись - “Kaliningrad”.

ПТР “Калининград” (производственно-транспортный рефрижератор) отправляло в рейс ООО “Фордевинд” (Калининград, ул. Чекистов, 81). Но теперь дни “Калининграда” сочтены. Испанцы порежут его на металлолом. Судно бросили все - моряки, капитан, владелец.

Сбежали в Африку

Часть экипажа покинула борт ещё весной 2009 года. Тогда ПТР “Калининград” стоял на рейде в Нуакшоте (Мавритания, Западная Африка). Несколько месяцев 20 моряков сидели впроголодь, без зарплаты, без питьевой воды. Капитан Зайцев кормил команду одними обещаниями.

Михаил Явников

В мае 2009 года пятеро членов команды самовольно покинули корабль и обратились в российское консульство. Так бедолагам удалось вернуться на Родину. Об этом “Новые колёса” рассказывали ещё в 2009 году (“НК” №145, “Калинин­град” в чёрном аду. Чтобы не погибнуть, наши моряки сбежали в голодную Африку”). Но остальных моряков ждали новые испытания.

15 июля 2009 года судно с двенадцатью калининградцами прибыло в Лас - Пальмас. Продовольствие, вода и топливо - на исходе. Туда же прилетел из Калининграда директор ООО “Фордевинд” А.В. Пономарёв. И опять клятвенно обещал расплатиться с моряками. Дескать, деньги скоро будут. А пока у компании временные трудности. Пономарев подписал обязательство, в котором гарантировал выплату заработной платы каждому моряку до 1 января 2010 года.

О том, что директор нагло блефовал, моряки узнали намного позже. А пока они в очередной раз поверили Пономареву и капитану Зайцеву.

Вскоре Пономарёв уехал. Вслед за ним укатил и Зайцев. Ему и ещё четверым членам экипажа (2-му помощнику капитана, 2-му механику, рефмеханику и боцману) Пономарёв выписал коллективный авиабилет. В Лас Пальмасе остались старший помощник капитана, старший механик, электромеханик, рефмашинист и повар-сенегалец Пап.

Поработай сторожем!

“Ловить здесь больше нечего”, - решил чёрный Пап и тоже ретировался. Что делать остальным? Бросить судно нельзя. Его тут же разграбят - растащат. И тогда “прощай, зарплата!”. Моряки надеялись, что в конце концов Пономарёв продаст пароход и рассчитается с долгами.

Старпом и электромеханик вскоре плюнули на чужую собственность и улетели домой. Причём, купили билеты за свои деньги. Хотя по международной конвенции компания-наниматель обязана доставить их на родину за свой счёт.

На судне осталось двое - стармех Николай Александрович Соколов и рефмашинист Михаил Петрович Явников. В трюмах ещё лежало около 50 тонн рыбы. Когда продали мороженую рыбу, денег хватило только на билет стармеху Соколову. Почему? Сейчас никто из моряков не скажет.

“Побудь здесь две недели, а потом я прилечу”, - попросил стармех.

И Явников согласился. По сути, его бросили одного в чужой стране без средств к существованию. Он просидел там почти год. Без продуктов, без питьевой воды, без денег...

Сам Михаил Петрович уверяет, что остался добровольно - за сторожа. Ведь надо кому-то караулить пароход! Да и капитан Зайцев, и директор ООО “Фордевинд” Пономарёв слёзно умоляли остаться, обещали прислать замену через две недели. Но не прислали.

Борьба за жизнь

- Когда стармех уехал, у меня оставалось 150 евро, - вспоминает новорусский робинзон. - Эти деньги можно за один день потратить. А можно растянуть на месяц. Ну, я и тянул, как мог. Во время этой “командировки” похудел на 10 кг. Но ничего! Я в начале рейса толстый был. Лишний вес ушёл.

Правда, потом у меня почти все зубы повыпадали...

Михаил задумался и помрачнел.

- Получилось, что я охранял пароход от воров, поддерживал его жизнеобеспечение. Старпом сказал, что мне ещё заплатят за исполнение обязанностей электромеханика. Но в итоге я ничего не получил. Даже то, что заработал по трудовому договору.

- Как же вы жили?

- Добрые люди помогали. Был в порту один грузин. Иногда приносил питьевой воды, бутерброды, гамбургеры, чашку кофе... Но обычно мой день начинался с поисков еды и питья. То есть сплошная борьба за выживание.

Крыса в трюме

- Сначала на пароходе закончилось топливо, потом - деньги. Я стал звонить Пономарёву по мобильнику. (Из Лас Пальмаса звонить очень дёшево - 7 центов за минуту.)

Он говорит: “Подожди ещё неделю. Вышлю”. Проходит три месяца: “Подожди ещё день”. Он всё время обещал прислать деньги и решить вопрос с пароходом.

Потом стал врать, что переслал деньги. На самом деле ничего не пересылал. Агент, который курировал в Лас Пальмасе наш ПТР, дал мне ещё 150 долларов. Через три месяца он бросил меня и пароход. Позже я узнал, что Пономарёв и ему ничего не заплатил.

На судне ещё оставались продукты - гречка, макароны. Одно время я выменивал крупу на консервы и колбасу. Но потом в гречке завёлся жучок. Вскоре и вода протухла. В трюмах была залита опреснённая техническая вода. Вообще-то её пить нельзя. Но что мне оставалось делать? Я отстаивал и пил. Но однажды и этого лишился.

Когда электричество отключили, перестал работать насос. Чтобы набрать воды из трюма, мне приходилось открывать лючину и зачерпывать воду ведром. Однажды открыл - а туда крыса проскочила. Всё! Воду пить нельзя. Тогда я наловчился брать её из портового шланга. В конце пирса регулярно сливали грязную воду перед тем, как заправить какое-то судно чистой водой. И я успевал себе немного набрать. Но она всё равно техническая, а не питьевая.

Вкусная мурена

Михаил Явников

- Мне постоянно приходилось что-то изобретать, выдумывать. Соорудил из канатов трап, спустил за борт. Так устроил себе купальню. Океанскую.

- Акул не боялись?

- Акул там не было, а вот рыбы - навалом. Судно стояло в самом конце мола. Прямо в океане! Рыба плещется у борта. Как не поймать! Попадалась барракуда, тунец, пеламида. Местные жители, рыбачившие на пирсе, тоже со мной делились. Один вытащил мурену - мне подарил. Вкусная была!

Рыбу-то добыть - не проблема. Главное, на чём её приготовить. Электричества-то нет!

- Как же вы выкручивались?

- К пирсу подходили наши пароходы. Я у них заряжал аккумуляторы. Через блок питания из 12 вольт получал 220. Но это всё временно. Один знакомый, Макс из Одессы, не давал мне пропасть. Он работал в порту. Подарил мне газовый баллончик с горелкой. Потом какие-то баптисты приходили. Люди с наших пароходов хлеб давали.

Микроинсульт

- Я одно время устроился на работу в ремонтный док. Но там очень тяжело. Целый день на жаре, под палящим солнцем. Мне вдруг стало плохо, в глазах потемнело, в голове - шум. И я оглох на одно ухо.

Там по пирсу регулярно ездит дежурная “скорая помощь”. Медицинский патруль. Я им пожаловался. Они посмотрели и сказали, что вроде как микроинсульт. Надо в больницу. Но у меня ведь ничего нет - ни страховки, ни денег.

Потом у меня стали зубы выпадать. То ли от воды, то ли от нехватки витаминов... Мне медики из патруля пообещали за 40.000 долларов вставить половину челюсти. Чтобы я жевать мог. Ха-ха! Где я возьму такие деньги?

Они тоже возмущались, говорили, что самые проблемные - русские пароходы.

Вообще-то одному находиться на судне очень тяжело. Иной раз и поговорить не с кем. Первое время рядом с “Калининградом” швартовались наши пароходы. А потом на полкилометра ни одной живой души. Особенно плохо ночью. Там темнеет рано, часов в 18-19. Выспишься за 8 часов и сидишь в темноте. Делать нечего!

Две тонны аммиака

- Ещё одна проблема - аммиак. На судне его оставалось две тонны. Я начал выпускать его в атмосферу. По ночам потихонечку стравливал. За месяц очистил всю систему.

Кроме того, надо было регулярно воду откачивать. Потому что пароход кренился на правый борт. В кинг­стон попала то ли ракушка, то ли целлофановый пакет. Он не работал. Надо было его чистить. Я пытался воду вёдрами вычерпывать. Но это бесполезно. Набиралось примерно 18 тонн. Уровень - больше метра высотой. Нужно включать насос. Но электричества-то нет! Когда мне удавалось зарядить аккумуляторы, я включал насос и откачивал воду. Корабль выпрямлялся. А через месяц опять кренился. Если бы он затонул, с судовладельца содрали огромный штраф. Хотя пароход и так был арестован со штрафом - 100.000 долларов.

Капитан-кубинец

Капитан Зайцев (слева) и лоцман-мавританец на мостике “Калининграда”

- Как-то раз у меня появился гость - капитан соседнего БМРТ. Кубинец. Оказывается, когда-то он учился в Калининграде. Увидел российский флаг и название судна - “Калинин­град”. И пришёл. Узнав мою историю, пообещал чего-то свежего принести из продуктов. Но я сказал, что у меня негде хранить. Лучше консервы. Дал мне тушенку, сгущёнку, сухофрукты...

Мне с этим соседним судном повезло. Его у России купила венесуэльско-кубинская компания. Наш экипаж улетел домой. В устройстве парохода новый экипаж - ни бум-бум. Я помогал их электромеханику разобраться в инструкции машины. Переводил. Я им говорил, а они сразу записывали. За это кормили меня на судне.

Траулер два месяца стоял у причала на ремонте. Кубинцы покрасили его в красный цвет и переименовали. Написали на борту - Bolivar. Это их национальный герой, борец за независимость испанских колоний в Южной Америке. Через два месяца они ушли в море.

Молчи, а то утопим!

- Как-то поехал на велосипеде в город. До него - 16 километров. Вернулся и ахнул. Воры вскрыли каюту капитана, всё вынесли оттуда.

Однажды ночью слышу - что-то гремит на пароходе. Сунулся в дверь, а она закрыта снаружи. Дождался утра, через иллюминатор вылез на палубу. Оказывается, воры поработали. Мотор от шлюпки украли, ещё кое-что из радиоэлектроники и снаряжения. Самое интересное, что я знал, кто это сделал. Встречаю их как-то на пирсе. Говорю: “Я знаю, что это вы украли!” А они мне: “Молчи, а то утопим”. И действительно! Утопили бы - и глазом не моргнули.

Я обратился к полицейским. Там портовая полиция каждые два часа объезжает территорию. Но они махнули рукой: мол, с вами, русскими, одни проблемы. Хотели на меня штраф наложить, что я негра негром назвал. Типа, оскорбил. А он скрутил с парохода 60 метров силового кабеля!

Полицейские говорили: “Ты нам тут только мешаешь! Одни проблемы от тебя”. Ну, представьте - бомж и пароход! Без меня его давно бы распилили. А так как я гражданин РФ, то его не трогали. Считалось, что это чужая территория. Но для воров-то - без разницы.

Моряки под кактусами

- Перед Новым годом (в декабре 2009-го) я позвонил капитану Зайцеву. Тот сказал: “Продержись месячишко. Мы пароход сейчас отсудим, и будут деньги”.

Продержался. Опять ему звоню. Тот говорит: “Ещё месяц продержись. Буквально на днях заканчиваем все дела”.

Я уже понял, что никто мне на смену не приедет. Надо как-то выбираться самому. Позвонил в Мадрид, в российское посольство (в Лас Пальмасе нет нашего консульства). Рассказал, что я один на судне сижу уже полгода. Но мне не поверили! Потребовали прислать факс - подтверждение, что я действительно российский гражданин, что действительно нахожусь на судне. В общем, ничем не помогли. Я подумал, что раньше утону, чем до них достучусь.

Как-то пришли местные корреспонденты. Их прислал полицейский патруль. После визита журналистов испанские власти предложили мне улететь на родину. Хотели отправить за свой счёт. Но тогда я бы лишился визы в страны Евросоюза. И пять лет не смог бы её получить.

Вообще-то в Лас Пальмасе полно наших моряков-бомжей. Поотставали от пароходов ещё в 90-х. Жили в центре города, на площади. Там есть такие большие клумбы с кактусами.

Один наш (по его рассказам, бывший гэбист) под кактусами уже лет десять живёт. Гражданства российского нет, а испанское ему не дают. Живёт попрошайничеством. То в кафе кто-то покормит, то сигарет где стрельнёт. Там народ жалостливый, всегда можно чем-нибудь поживиться. У него уже столько скарбу набралось! Но всё же периодически приходится менять место дислокации. Мой знакомый помогал ему переезжать. Так они нагрузили целую машину.

Я не пью, не курю. Поэтому и выжил. А кто пьёт, в такой ситуации уходил в кусты и спивался до смерти.

Будем резать!

- Весной 2010 года меня навестил Владимир Викторович Прохоров, второй помощник капитана. Он тогда уже работал на другом пароходе. Подарил мне велосипед, дал колбасы копчёной, тушёнки. И ушёл в рейс. Через несколько месяцев опять объявился. Говорит, бросай ты это всё к чёртовой матери. Дал мне 20 евро, чтобы я позвонил домой.

Вскоре пришли какие-то люди, представились покупателями от Пономарёва. Забрали все документы, которые были на пароходе.

Летом заявились рабочие с инструментами, стали намечать, как судно резать. Объявили: “Будем резать. Давай, сворачивайся”.

Думаю - всё, копец. Звоню Пономарёву. Он снова: “Всё хорошо, всё нормально, побудь ещё...”

Я ему говорю: “Вышли денег на билет. Я больше не могу здесь оставаться, терпение кончилось. Улетаю”. Он мне гаркнул в трубку: “Ну и улетай!” А денег так и не прислал.

- Получается, вас всё время обманывали?

- Пономарёв точно знал, что денег не пришлёт. Ну, сказал бы, денег нет. Но он всё время обещал.

- Можно месяц обманывать, два... Но целый год?!

- Оказывается, можно и год! Я позвонил бухгалтеру в Калинин­град, а она заявила, что ушла из фирмы. Вижу, все разбежались. Теперь даже не могу свою трудовую книжку забрать. Мне не заплатили 10 тысяч евро.

В Калининград я прилетел в августе 2010 года. Прежде всего Пономарёву позвонил. Спрашиваю: “Как насчёт денег?” Он: “Нет проблем. А ты где?” “Я в Калининграде”. Он сразу переменился: “Денег нет!” И бросил трубку. Теперь уже не отвечает на звонки.

В 2008 году я взял кредит в банке. Из-за того, что зарплаты не было, набежал большой штраф. Пономарёв обещал погасить долг, но ничего не дал.

Грузин подарил билет

- Как же вы оттуда уехали?

- Знакомый грузин сжалился - купил мне авиабилет до Калинин­града. Я летел через Ригу. За багаж в аэропорту нечем было платить, поэтому из своих вещей почти ничего не взял. Всё там оставил.

- Судно при вас порезали?

- Нет. Когда я уезжал, “Калининград” ещё стоял у пирса. Грустно было с ним расставаться. ПТР - рабочая лошадка. Подремонтировать - и можно было ещё на нём пахать и пахать. От Канарских островов до континента мог вполне ходить. Добротный уютный салончик. Расход топлива небольшой. Экономически выгодный маленький транспорточек. Берёт на борт 500 тонн продукции. И сухой груз, и мясо мороженое, рыбу... Когда мы прибыли в Лас Пальмас, “Калининград” хотели купить иностранцы за 260 тысяч долларов. Но Пономарёв отказался продавать. Но потом, когда всё разворовали, пароход оценили уже в 75.000 долларов. Наверное, штрафы были намного выше, чем стоимость. И его просто кинули в порту.

- Через два года скитаний вы подлетаете к Калининграду. Обрадовались?

- Нет. Грустно было. Я знал, что денег мне никто не заплатит. Что кинул меня не только Пономарёв. Как гражданин России, я никому не нужен. Ни там, ни здесь. Поэтому никаких чувств уже не испытывал.

Потерял и работу, и пароход. Вообще-то я в море хожу почти 40 лет. С 1973 года. До “Калининграда” работал на “Ран-2”. Его порезали на металлолом в Светлом.

Пономарёв по той же схеме кинул три парохода. А вину свалил на экипаж. Схема кидалова у него давно отработана.

Денег нет

Надо добавить, что никто из членов экипажа “Калининграда” зарплату так и не получил. Суд Октябрьского района Калининграда обязал ООО “Фордевинд” выплатить деньги семи членам экипажа (тем, кто подал заявление в суд). Суммы немалые. Каждому моряку руководство фирмы задолжало по 200-300 тысяч рублей. В январе 2010 года было возбуждено исполнительное производство №4539/49-9/2010-СД - о взыскании задолженности с ООО “Фордевинд”. Но у компании не оказалось никакого имущества.

Моряки потребовали возбудить уголовное дело - по факту невыплаты зарплаты руководителем ООО “Фордевинд” Пономарёвым.

Проверкой занималась юрист 2‑го класса следователь СКП РФ по Калининградской области О.А. Круженкова. 7 октября 2010 года она подписала отказ в возбуждении уголовного дела - в связи с отсутствием состава преступления.

Пономарёв выкрутился очень легко. Можно сказать, виртуозно! Объяснив следователю, что задержка зарплаты произошла из-за тяжёлого финансового состояния компании. Дескать, все средства ООО “Фордевинд” шли на организацию рейса ПТР “Калининград”, поддержание деятельности судна и его экипажа. (На самом деле экипаж сидел впроголодь, - прим. авт.).

По словам бухгалтера ООО “Фордевинд” Н.П. Карпушенковой, рейс ПТР “Калининград” принёс огромные убытки - на 500.000 долларов США.

Самое интересное, что подтвердить документально это бухгалтер не смогла.

На следствии Карпушенкова заявила, что в ноябре 2009 года она передала всю финансово-хозяйственную документацию директору ООО “Фордевинд” А.В. Пономарёву.

Напрашивается вопрос: где документы? Ведь бухгалтер передала их Пономарёву! Однако Пономарёв заявил, что ничего не знает об их местонахождении.

Следователь Круженкова пишет: “...Установить местонахождение финансово-бухгалтерских документов ООО “Фордевинд” с целью их анализа и выявления источников поступления денежных средств <...> не представилось возможным”. А нет документов - нет и доказательств злого умысла и корысти в действиях директора Пономарёва.

На следствии выяснилась и ещё одна немаловажная деталь. Оказывается, ПТР “Калининград” принадлежал вовсе не Пономарёву, директору ООО “Фордевинд”, а некому ООО “Балтагрегат” (одному из учредителей “Фордевинда”). С ноября 2008 года по 21 мая 2009 года собственником ПТР “Калининград” являлось таинственное ООО “КИП”. Кто учредитель этих ООО - следствие не выясняло.

Сам Пономарёв уверяет, что он не является учредителем ООО “Фордевинд”, ООО “КИП”, ООО “Море­продукты”, ООО Балтагрегат”, ООО “Татьема”, ООО “Рослит­строй”. Он лишь гендиректор ООО “Рослитстрой” (строительство) с 2008 года, и с 2009-го - учредитель ООО “Ярус” (производство бытовой химии).

Пономарёв также заявляет, что ООО “Рослитстрой” никогда не брало кредиты под залог судов ПТР “Ранд-2” и ПТР “Калининград” и под залог имущества ООО “Фордевинд”.

А вот моряки уверены, что все вышеуказанные фирмы сплетены под одним узлом Пономарёва.

Работали за 30%

По словам Пономарёва, он выплатил морякам 30% заработанного.

У берега Африки. Дмитрий Пазюк и Вадим Свищев добывают пропитание с борта “Калининграда”

Судебный пристав Ю.Г. Малинкина объяснила на следствии, что со счёта ООО “Фордевинд” для погашения задолженности были списаны 1.018 рублей 89 копеек. Другого имущества у организации нет.

А вот моряки говорят, что сам Пономарёв - человек далеко небедный. Откуда богатство? Правоохранительные органы этим не интересуются. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела следователь Круженкова написала: согласно информации, полученной из соответствующих уполномоченных органов, “автотранспортных, иного недвижимого имущества у Пономарёва В.В. не имеется”.

“Помилуйте! Кто такой В.В. Пономарёв, у которого ничего нет? - возмущаются моряки. - Директор “Фордевинда” - Александр Васильевич Пономарёв, а никакой ни В.В.”

Может, это случайная описка? Возможно. Хотя в таких документах “случайностей” быть не должно.

По словам стармеха Соколова и второго помощника капитана Прохорова, у Александра Пономарёва имеется частный дом во Взморье, дом в Пионерском, квартира в Калининграде, яхта, две фабрики, “Лексус”, “Мерседес”... Только вот денег на зарплату нет!

Пришёл из рейса и умер

Остаётся сказать, что один из членов экипажа ПТР “Калининград”, Сергей Свищев (из тех пятерых, что весной 2009 года покинули судно и обратились в российское консульство в Нуакшоте, Мавритания), умер летом 2010 года. Ему было всего 46 лет. Пришёл из очередного рейса, побыл дома неделю и скончался - от сердечного приступа.

Когда-то в Калининграде моряков считали местной элитой. Хорошие зарплаты, возможность повидать мир, привезти домой кучу подарков... Был калининградский моряк, как говорится, сыт, пьян и нос в табаке. Сейчас - совсем другое дело. Вернулся из рейса живым и здоровым - повезло. Получил заработанное - повезло вдвойне. Жулики продолжают кидать наших земляков на деньги. Совершенно безнаказанно.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля