Новые колёса

НА ПОРОГЕ СМЕРТИ.
Медицина (часть 5).
Первая мысль в реанимации: я всё ещё жива

операция врачи

Продолжение.

Первая часть – Доктор Язиков: "Много вас тут таких ходит. По 40 человек каждый день".

Вторая часть – Мне позвонили из областной больницы: "Вы жаловались в минздрав? Что случилось?"

Третья часть – Чтобы попасть в больницу, она написала Алиханову!

Четвёртая часть – "Вам поставят мосты на сердечные артерии, распилят грудную клетку…"

...К чему я не могла привыкнуть в кардиоцентре, так это к постоянному холоду. Там во всех помещениях установлены кондиционеры. В любую погоду эти ветродувки "шпарили" на полную катушку. Поскольку кондишн включался централизованно, отключить его в своей палате нельзя. Находился он высоко под потолком.

Наглухо закрыты

Пациенты-мужчины умудрялись в своих палатах затыкать решётку кондиционера подручными средствами. Для меня же единственным спасением было открыть окно. И я, конечно, сразу схватилась за ручку оконной рамы...

Не тут то было! Все створки стеклопакета оказались наглухо закрыты. Ключ хранился у санитарки, убирающей помещения. Только ей разрешалось отворять окна во время уборки.

Я попросила женщину оставить окно открытым. Из моей палаты открывался вид на строящийся онкоцентр. Краны, строительный забор – совсем рядом.

онкоцентр калининград

Особо надо отметить то, как здесь следили за чистотой. Убирали помещения каждый день по несколько раз. Утром, вечером… Причём, не просто мыли пол, а тщательно тёрли все поверхности – подоконники, рамы, стёкла, двери и т. д.

Вырежут вену из ноги

Чтобы узнать всё про операцию, я решила поговорить с заведующим отделением Георгием Николаевичем Антиповым. Меня интересовало, точно ли врачи знают, что нужно сделать для решения моей проблемы.

Я постучала в кабинет Антипова. Георгий Николаевич сидел за столом, перед компьютером.

Выяснилось, что операцию по аортокоронарному шунтированию (АКШ) проведёт он сам. Мне планируют поставить два моста (шунта) на повреждённые сосуды. Где их возьмут? Вырежут вену из ноги и из неё сделают перемычки.

…Если бы меня спросили, каким должен быть врач, я бы ответила – таким, как Антипов. Спокойный, уверенный, обходительный. Он умел подобрать слова, которые внушали доверие пациенту.

Антипов Георгий Николаевич врач
Сердечно-сосудистый хирург Георгий Антипов

- По результатам обследований у вас стопроцентные показания к операции, - сказал доктор. - Так что не переживайте! Всё будет хорошо.

Колотило и трясло

Однако страх перед операцией никуда не исчез. Ведь какими бы профессионалами ни были врачи, результат никто предсказать не может. И в какой-то степени это всё равно рулетка – вывезет-не вывезет.

В соглашении, который подписывает пациент, имеется пункт о том, что отказаться от оперативного вмешательства можно в любой момент. Даже находясь на операционном столе. Но я свой выбор сделала – назад дороги нет.

…В операционной, куда меня привезли на каталке, я заметила доктора Антипова. Но тут мне сделали укол, после которого я мгновенно отрубилась. И тут же проснулась. Наркоз сейчас такой, что времени совершенно не чувствуешь. На самом деле прошло уже четыре часа, всё было позади. Я – в реанимации. Напротив моей постели группа медиков что-то обсуждала. Заметив, что я пришла в себя, один из докторов обернулся:

- Проснулись? Операция прошла нормально. Отдыхайте.

Но как тут отдохнёшь? Меня буквально колотило и трясло. То ли от холода, то ли ещё от чего-то. В горле торчала широченная труба, сказать что-то я не могла. Пыталась жестами привлечь внимание, позвать кого-нибудь из медиков. Но никто не реагировал! Наконец, противную трубку из горла вытащили. Обретя дар речи, я попросила тёплое одеяло.

Боль в спине

Согревшись, огляделась по сторонам. На стене напротив висели часы, был уже вечер. В реанимации находились трое пациентов после АКШ – я и двое мужчин. Они вслед за мной потребовали одеяла. Потом я заметила заведующего Антипова.

- Вам удалось сделать то, что планировалось?

- Да, - ответил он. - Всё хорошо. Отдыхайте.

палата в кардиоцентре родники

Но отдохнуть опять не получилось. Теперь меня мучила боль в спине – туда упирались дренажные трубки.

Я пожаловалась дежурному доктору, который бегал от одного пациента к другому – кому-то давал воды, ставил уколы, следил за показаниями приборов… Совсем молодой парень.

- Завтра уберут дренаж, и вам станет легче, - пообещал он.

- А обезболить сейчас – нельзя? - спросила я.

- Мы уже вводим лекарство внутривенно. Посмотрите направо!

Действительно! Рядом со мной стоял какой-то большой прибор со склянками, от которых трубки тянулись к моему телу.

Таблетка из Америки

Оставалось ждать утра. Но боль не отпускала.

Я опять пожаловалась доктору. Через некоторое время он прибежал с таблеткой:

- Вот – примите! Специально из самой Америки доставили!

Врач скормил мне таблетку, и часа на два действительно полегчало. Но спать я не могла, мне всё время хотелось пить, я смотрела на часы и считала минуты до рассвета.

палата в кардиоцентре родники

Утром пришли врачи, вынули трубки, и боль утихла.

Потом привезли завтрак. Есть не хотелось, но горячий чай оказался весьма кстати. Это был самый вкусный чай в моей жизни! Мне сразу стало лучше. Я осознала, что перенесла операцию и всё ещё жива. Ура!!!

За плохое поведение

…Вскоре медсёстры притащили какой-то большой прибор, чтобы сделать снимки грудной клетки. Врачи решали, кого переводить в палату, а кого оставить в реанимации.

- Меня переведут? - спросила я у того молодого доктора, который ночью поил меня водой и давал "волшебную" таблетку.

- Вас – нет, - хихикнул он. - За плохое поведение. Вы по профессии кто?

- Журналист, - ответила я.

- А я думал – учительница. У вас голос такой… командирский.

Но вскоре поступило распоряжение: отправить меня в палату. Пришла медсестра из второй хирургии.

Бедная женщина, одна-одинёшенька перетаскивала всех больных – на медицинскую каталку, которую потом везла по длинным коридорам кардиоцентра. Она же перекладывала беспомощных пациентов с каталки на постель в палате.

кардиоцентр родники

Продолжение – Пациенты кардиоцентра шутят: "Тюрьма особо строгого режима".


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля