Новые колёса

“НА МЕНЯ ШЛИ С МОНТИРОВКОЙ”.
Два бандита хотели отобрать машину у Михаила Цикеля

Экс-вице-губернатора Михаила Цикеля я встретил случайно - на презентации нового здания немецкого консульства на улице Тельмана. Мы разговорились, поболтали о том, о сем. Я предложил Михаилу Ароновичу сделать с ним интервью - о его автопристрастиях и приключениях. Он сразу согласился.

...Рабочий кабинет Михаила Цикеля располагается на улице Киевской. Должность Михаила Ароновича - заместитель генерального директора ООО “Лукойл-Калининградморнефть” по персоналу. Кабинет небольшой и уютный. Чувствуются строгий стиль и функциональность.

Культовый грузовик

- Сегодня я пользуюсь двумя автомобилями - служебной “Тойота-Камри” и личным “Мерседесом W-210”. Правда, сейчас на нем больше ездит моя жена Ирина, - рассказывает Михаил Аронович. - Водительские права получил еще в 1969 году. Тогда я учился в Ивано-Франковском институте нефти и газа. Ох, как давно это было... Даже страшно подумать. Права получил на военной кафедре. Любой выпускник вуза, где была такая кафедра, должен был в обязательном порядке получать водительские права.

- На чем учились ездить?

- На грузовике ГАЗ-51. Наверно, сейчас мало кто из молодежи знает, что это за машина. Но в те годы это был культовый грузовик. Представляете ощущение: тебе 18 лет, ты садишься за баранку и катишь как ни в чем не бывало по улицам у всех на виду. Меня переполняло непередаваемое чувство гордости.

“Иж” без коляски

- Раньше садились когда-нибудь за руль? До того как получили права.

- Только за руль мотоцикла. Я жил в Молдавии. У нас в школе был мотоциклетный кружок. Я записался в него и ездил на мотоцикле “Иж”. Сейчас уж точно не помню, то ли это был “Иж-Планета”, то ли “Иж-Юпитер”. Вообще у нас там было два мотоцикла. Один - одноцилиндровый, без коляски. Другой - двухцилиндровый с коляской.

Я учился на том “Иже”, что был без коляски. Тогда мне исполнилось 15 лет. А что до автомобилей, то ни одного частного автомобиля в нашем селе не было.

- Все детство прошло в Молдавии?

- Я родился в селе Баймаклия Кагульского района Молдавской ССР. Село Баймаклия - возле самой границы с Румынией. На реке Прут. Мать - домохозяйка. Отец работал в сфере обслуживания. Детей нас было трое в семье. Школу я оканчивал уже не в селе, мы с родителями к тому времени переехали в город Камрат. Это в 30 километрах от Баймаклии и в 100 километрах от Кишинева.

“Я брыкался ногами”

- С самого детства мечтал иметь собственный автомобиль. И первая моя попытка вот чем закончилась. Тогда мне было лет 6. Привезли меня родители в Кишинев. И мы пошли в детский мир. На полке в магазине я увидел красивую детскую машинку. Типа “Эмки” или “Москвича-401”. Прошу родителей купить мне “бибику”. А с деньгами в те годы у нас было не очень. Семья большая, зарплаты маленькие. Но я-то во все эти тонкости по малолетству не вникал. И когда родители отказали, то у меня возникла чисто детская реакция. Я лег на пол и стал брыкаться ногами. Прямо в магазине. И первое мое приобретение, связанное с машиной, это хороший шлепок по попе. При всем честном народе. Вообще-то мои родители рукоприкладством не отличались, но здесь я получил по полной...

26 тысяч километров

- Первая личная машина появилась у меня в 1978 году. Это был кирпичного цвета “Москвич-412” ижевского производства, купил его, когда уже жил в Якутии. Я был просто влюблен в свою машину, как в женщину. Это было мое второе я. Из Якутии ездил в отпуск в Ивано-Франковск. Из Ивано-Франковска своим ходом ездил на берег Черного моря в Евпаторию.

Михаил Цикель

После “Москвича” приобрел себе “Жигули” ВАЗ-2105. Бежевого цвета. Затем - “Жигули” ВАЗ-21063, “шестерка” с “троечным” двигателем. Очень комфортная машина. И если “Москвич” и “пятерку” я покупал на рынке с рук, то “шестерку” приобрел на заводе в Тольятти. Специально взял отпуск и поехал на автозавод. Потом своим ходом добрался до Москвы. Тогда родители жили в Подмосковье. Затем дожидался, пока Ирина прилетит из Якутска. Кстати, в тот период я очень хорошо научился ездить по Москве. Почти целый месяц катался.

Мы с женой на этой “шестерке” совершили путешествие: из Москвы поехали к друзьям в Киев, из Киева - в Ивано-Франковск к моим однокашникам. Из Ивано-Франковска - в Гомель, где начинал работать сразу после института. Из Гомеля - к племяннику в Ригу. Из Риги - в Москву. И из Москвы своим ходом я погнал машину в Якутск.

Кто знает, что такое Сибирь и дороги, должен понимать, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ. Ведь до самого Якутска дороги не было. Дорога была лишь до станции Лена. Это верховье реки Лена. А там я машину погрузил на баржу. И четверо суток спускался по Лене вниз до Якутска. А до станции Лена я доехал за восемь суток из Москвы. Проехал через Свердловск. Потом свернул на Северный Казахстан. Длинный путь получился. В общей сложности за три месяца проехал 26 тысяч км.

Двое из “КамАЗа”

- Ехать по безлюдным дорогам Сибири было не опасно?

- Сейчас я на такой поступок не отважился бы. Это точно. Да и тогда было не совсем безопасно. Это было в августе 1985 года. Учитывая, что в Сибири дороги были плохие, я сделал вот что. Когда мы добрались на машине до Новосибирска, посадил жену на самолет и она улетела в Якутск. В багажник положил три канистры с бензином. И двинулся в путь. Еду. Поздний вечер. Не доезжая до одной из деревень под Братском, вижу: впереди идет “КамАЗ”. К тому времени уже стемнело. Трасса неважная - грунтовая дорога. Хочу обогнать самосвал, но не тут-то было. Не дает. Пытаюсь объехать его слева, грузовик берет левее. Не пускает. Иду за ним. Хвост в хвост. Когда выехали за очередную деревню, “КамАЗ” становится поперек дороги. Из машины выходят двое. Водитель и его напарник. У водителя в руках - монтировка. А я сижу в “Жигулях”. Понимаю, что им не я, а моя “шестерка” нужна. Они же видят, что машина - на транзитных номерах... Скажу, что в тот момент я испытал не самые приятные минуты.

- Что вы предприняли? Как в голливудских боевиках - задний ход, полицейский разворот?

- Почти... Я даю полный газ и объезжаю по кювету перегородивший дорогу грузовик. Но те, из “КаМАЗа”, тоже не лыком шиты. Разворачивают машину и за мной в погоню.

- О чем вы успели подумать в тот момент?

- Только бы не пробить колесо. Иначе все, мне конец.

- Долго продолжалась погоня?

- Может, минут пять. Или десять. В такой ситуации времени не ощущаешь. А потом я оторвался от погони. Хотя и настоящей погоней-то это не назовешь... Скорость всего 50-70 километров в час. Дорога - грунтовая. В Братской области вообще не было асфальтированных дорог. Только щебенка. А по щебенке знаете как машину несет!.. И камни вылетают из-под колес, как с катапульты. В общем я дал себе зарок больше по неизвестным местам в потемках не ездить.

- Ваша машина пострадала?

- Хорошо, что еще в Тольятти я поставил на свою “шестерку” защиту поддона картера двигателя. Хотя защита эта и погнулась, пока я по кюветам скакал, но картер сохранился. Повезло. Машину даже не поцарапал.

Вице-президент

- Автомобиль мечты у вас был?

- После “шестерки” я очень хотел купить “Волгу”. Только тогда выпускали уже не “двадцатьчетверку”, а ГАЗ-2410. Но к началу 90-х годов так сложилась ситуация, что в России появились первые подержанные иномарки. В Якутии - много японских автомобилей. Но не с правым рулем, как во Владивостоке, а с нормальным, левым. Мне удалось приобрести не японскую, а американскую машину - “Форд-Таурус” 1985 года выпуска. Темно-синего цвета. Рычаг коробки-автомата находился на руле. Немного необычно. Но зато чисто по-американски. Очень комфортная машина. А после “Жигулей” - так просто хоромы.

Когда в 1997 году мы переезжали в Калининград, эту машину я продал в Якутии. А в янтарном крае сразу после приобретения квартиры занялся поиском автомобиля. Поехал на рынок в Борисово. Автоярмарка поразила меня своей масштабностью. Человек, который любит автомобили, буквально тонет во всем этом изобилии. И цены мне показались вполне приемлемыми. Хотя материальный фактор не столь сильно сдерживал меня в выборе автомобиля. Я-то приехал из Якутии. И там занимал не самые последние должности...

- И какую должность вы занимали?

- Я был первым вице-президентом нефтяной компании “Саханефтегаз” и генеральным директором совместного предприятия “Такт”. И то, и другое предприятия занимались поисками и добычей нефти и газа. Совместное предприятие у меня было с австрийцами. Так что в Калининградскую область я приехал далеко не бедным человеком.

Австрийские каникулы

- Но во всем изобилии европейских иномарок на торговой площадке в Борисове я пытался найти лишь один автомобиль. Как вы думаете, какой?

- Наверное, “Форд-Таурус”.

- Совершенно верно. Я искал “Таурус”. Потому что по натуре немного консервативен. Долго не мог сделать выбор. Целый месяц в Борисово ездил. Каждую субботу. Прямо как на работу. Все присматривался. Наконец, выбрал. “Мерседес-260Е”. Кузов W-124. Версия “спорт-лайн”. Двигатель - Р-103. Эта машина и сейчас у меня есть. Ездит на ней дочь. Уже позже, в 2003 году, я приобрел еще один “Мерседес”. Кузов - W-210. Шестицилиндровый мотор объемом 2, 4 литра. Так что почти за 10 лет жизни в Калининградской области у меня было всего два автомобиля.

- Ваше самое дальнее путешествие? Не считая поездки по Сибири.

- В Хорватию. В город Порич. Мы ездили на “Мерседесе W-210”. Порич - это на берегу Адриатики. Как сейчас помню: расстояние от порога нашего дома до порога отеля в Пориче - ровно 1810 километров. А еще каждый год езжу в отпуск к друзьям в Вену. Я говорил, что у меня было совместное предприятие в Австрии. Там у меня осталось много друзей. В Вену мы тоже ездим на своей машине. Расстояние - 1050 километров. Это если через Польшу, Словакию.

Водитель губернатора

- Вас останавливали на дорогах иностранные полицейские?

- Во время поездок в отпуска - нет. Но однажды произошел инцидент во время поездки в служебную командировку. В то время я был вице-губернатором Калининградской области. Отправились мы целой делегацией от администрации области на Дни России в Австрии. Поехали тремя машинами. Проезжая по территории Германии, остановились перекусить.

В составе делегации ехал начальник управления международных отношений Романовский - он и сейчас работает на Дмитрия Донского, 1. А за рулем его машины был водитель Сергей, который возит сейчас губернатора Бооса. И вот этот Сергей нарушил Правила дорожного движения. Может, он как-нибудь на досуге расскажет об этом случае Георгию Валентиновичу. Или губернатор Боос сам прочтет об этом в “НК”...

Итак, заезжаем мы на заправку. Идем в кафе перекусить. Мой водитель ставит служебный “Мерседес W-140” на стоянку. Сергей, водитель Романовского, тоже запарковал машину. Но он не обратил внимание, что первые два места, как правило, предназначены для инвалидов. И там стоял знак “Место для инвалидов”. Так вот Сергей поставил свою машину под знак. Сейчас я уже не могу сказать, что и как там произошло. То ли кто из местных вызвал полицию, то ли полицейские случайно проезжали мимо и увидели непорядок...

Через несколько минут вдруг заходит Сергей и говорит: “Михаил Аронович, выйдите, там полиция. Я не могу понять, в чем дело”.

Недопитый кофе

- Выхожу. Машина стоит на стоянке. И двое полицейских возле нее. Они начинают нам говорить, что наш “Мерседес” занял место инвалидов. Что интересно, вся стоянка была пустая. Только наши три машины стояли. Было уже довольно поздно, и никто никому не мешал. Я стал заговаривать зубы полицейским: “Вы же понимаете, мы давно в пути, устали. Хотим заночевать. Ищем подходящий мотель. Вот и остановились на стоянке. Стоянка-то все равно пустая. И если наш водитель встал не там, то он сейчас же переедет на другое место”.

- И полицейские отстали?

- Полицейские говорят: “Конечно же, ваш водитель переедет! Но вначале вы заплатите штраф”.

- А вы?

- Я пытаюсь объяснить, что ведь никто никому не мешает. И наш водитель обязательно сделает все как надо. Исправит свою ошибку. И объясняю, что наша Калининградская область имеет договоры со многими землями Германии. У нас хорошие отношения. Начинаю им все это рассказывать. Они внимательно слушают. Кивают головами. И по ходу выписывают штраф. Мы заплатили 35 евро.

После всех этих разборок настроение испортилось. Нет, не из-за денег. А по сути. Назад в кафе я уже не вернулся. Кофе допивать не стали. Уехали. В общем, неприятный осадок остался. Хотя, не знаю. Может, это и нормально. Подобные жесткие меры заставляют больше на знаки смотреть, быть более аккуратным и внимательным.

“Солидарен с Казаковым!”

- А вот когда я работал в администрации Калининградской области, то с ребятами-гаишниками приходилось соприкасаться часто. Они и в колонне нас сопровождали, и различные мероприятия обеспечивали. О них я ничего плохого не могу сказать.

Хотя вот недавно еду домой на своей “Тойоте-Камри”. За рулем - водитель. Поворачиваем с улицы Шевченко через трамвайные пути - и на улицу Пролетарскую. Это где магазин “Адамчик”. Останавливает нас лейтенант милиции. И начинает смотреть все. Одно, второе, пятое, десятое... Все документы по два раза проверил. И потом, наконец, выдал: “Вы были не пристегнуты ремнями безопасности”. “Ну, - удивляюсь я. - Уж верно, в Калининграде светопреставление началось, коль скоро ГАИ останавливает за ремни безопасности”.

Ведь иной раз едешь по городу, видишь, что вытворяют водители-лихачи, а инспекторов, которые могли бы предотвратить это безобразие, что-то не видно.

Но мое твердое убеждение, что настоящие проблемы создают автобусники. И водители маршруток, которые ездят как хотят. Вот сегодня я читал интервью с Юрием Дмитриевичем Казаковым, к которому очень уважительно отношусь. Я полностью солидарен с шефом ГАИ. То, как ездят водители автобусов и микроавтобусов на улицах нашего города, - настоящее преступление. И здесь я целиком на стороне ГАИ - виновна в сложившейся ситуации только мэрия Калининграда. Она выдает разрешения на маршруты, заключает договоры, оговаривает условия. Она и должна держать все под контролем.

Ночная погоня

- Самый курьезный за всю мою водительскую практику случай произошел совсем недавно - 5 мая этого года. Мы отмечали день рождения моей жены. Вместе с друзьями отдыхали в ресторане “Солнечный камень”. Это рядом с Музеем янтаря. Уезжали очень поздно, самыми последними. Оставался лишь персонал ресторана. Это было после трех ночи. Отъезжаю от ресторана на своем “Мерседесе W-210”. Пересекаю улицу Черняховского и с площади Василевского делаю левый поворот на улицу Александра Невского. Но, когда я еще только отъезжал от “Солнечного камня”, заметил, что справа на небольшом удалении дежурили инспектора ГАИ. В тот момент они кого-то остановили и проверяли документы. Жена мне еще говорит: “Видишь, ГАИ? Они сейчас за нами поедут”.

...Рулю себе спокойно по улице Александра Невского. А ехать-то - совсем недалеко. Метров триста-четыреста, а затем я должен был свернуть на улицу Линейную, где располагался мой дом. Вдруг тишину ночного города разрезает мощная сирена. Меня слепят сине-красные маячки. Поворачиваю на Линейную, патрульная машина - за мной. Потом резко обгоняет меня и я слышу команду: “Водитель “Мерседеса”, остановитесь!” Один из милиционеров остался в машине, другой подбегает ко мне. Вижу, что это офицер, капитан. “Ваши документы!” - приказывает мне он.

“В чем причина остановки?” - мое недоумение понятно. Если остановил гаишник, а тем более офицер, то начать он должен с того, чтобы представиться. Это как минимум. И назвать причину остановки.

Я, конечно, дал ему права. И говорю: “Не к лицу офицеру по ночам гоняться за солидными гражданами только потому, что они отъехали от ресторана. Неужели в нашем городе нет иных проблем, как караулить людей возле ресторана? Не давайте людям повод плохо думать о нашей милиции. Зачем вы устроили за мной погоню по ночному городу?” Не знаю уж, что там сработало. Может быть, мои номера на машине - а у меня буквенные серии не самые обычные - три буквы “К”. Может, еще что-то. Но я увидел страшную неловкость, которую испытал милиционер.

- Капитан узнал вас в лицо! Вы столько лет были вице-губернатором.

- Думаю, что да. Потому что в итоге он молча вернул мне документы, сказал “до свиданья” и ушел.

Презумпция невиновности

- Эту ночную погоню, кроме вас и вашей жены, еще кто-нибудь видел?

- А как же. Мы ведь отъехали от ресторана вместе с Олегом Шлыком. А следом за мной на своем “Мерседесе W-220” следовал хозяин ресторана “Солнечный камень” Николай Канцев. Давайте ему сейчас позвоним, и он расскажет вам о своих впечатлениях.

Михаил Аронович набирает номер на мобильнике, затем включает громкую связь.

- Конечно, я хорошо помню, что тогда произошло. Ребята погнались за деньгами...

- Какие ребята? И почему за деньгами?

- Я имею в виду гаишников. Верно, думали, что если машина ночью отъехала от ресторана, то водитель ну уж обязательно принял на грудь. Когда я увидел, что за Михаилом Ароновичем погналась машина, я поехал следом. А то мало ли как дело может обернуться. Меня поразило, какую погоню милиционеры организовали за Михаилом Ароновичем. Гнались, словно за преступником! Мигалки включены, сирена воет...

- Патрульных понять можно. А что, если за рулем - нетрезвый водитель?!

- Но где же презумпция невиновности? Если отъехал от ресторана, значит, обязательно пьян?

...Я благодарю Николая Канцева за комментарий. И интересуюсь у Михаила Ароновича, приходилось ли ему хоть раз... давать на дороге взятку инспектору ГАИ.

- Взятки на дорогах? Из принципа не даю. Потому что уважительно отношусь к сотрудникам ГАИ.

- Самая высокая скорость, с которой вам приходилось двигаться?

- Это смотря на какой машине. На “Москвиче”, например, я как-то разогнался до 120 км/час. И мне казалось, что это очень быстро. А на “Мерседесе W-210” - 200 км/час. Было это на автобане в Германии. С водителем мы как-то ехали и 240 км/ час. Но это уж слишком... Такие скорости я не люблю.

Прокол и Торба

- Будучи вице-губернатором, вам часто приходилось встречать первых лиц государства?

- Встречал Касьянова, Фрадкова и президента Путина дважды.

- С высокими гостями вы ехали в одной машине?

- Нет, с Путиным я не ехал. А вот с Фрадковым ехал. Это было на праздновании 750-летия нашего города. Фрадков прилетел в Калининград с женой и двумя сыновьями. Они сели в микроавтобус, а мы с Фрадковым поехали в моем служебным “Мерседесе W-140”.

- Во время следования в кортежах с вами что-нибудь неординарное приключалось?

- Когда ехал с Фрадковым - нет. А так - частенько. Правда, в основном у нас разбивались лобовые стекла и фары. Потому что из-под колес впереди идущей машины выскакивали камни, песок. Ведь колонна идет на высоких скоростях. Дистанция между машинами - минимальная. Делается это из соображений безопасности.

- К машинам, на которых ездят высокопоставленные московские гости, предъявляются какие-нибудь особые требования?

- Конечно. Тем более что транспорта обладминистрации не всегда хватало для формирования кортежа. И нам приходилось брать в аренду машины из гаражей других организаций. И вот именно эти-то машины с особой тщательностью проверялись сотрудниками федеральной службы охраны - ФСО. Как-то представители ФСО проверяли джип и обнаружили, что крышка бензобака у него отсутствует, а горловина заткнута тряпкой. Это ведь грубейшее нарушение...

- А кто в обладминистрации отвечал за подбор автомобилей в кортеж?

- Известный всем Торба. Если не ошибаюсь, тогда мы ждали приезда президента Путина. И такой вот прокол вышел. Тогда мы высказали Торбе все, что мы о нем думаем. Вообще были у Торбы ляпы, к сожалению. И не только в этом вопросе.

Коллекционный “Мерседес”

Я заканчиваю интервью с Цикелем. И договариваюсь о встрече на следующий день, чтобы сделать снимки с “Мерседесом”.

...Мы встретились возле ресторана “Солнечный камень”. Знаковое место. Серебристый “Мерседес” Цикеля сиял на солнце, как новенький.

- Так он и есть новенький, - нахваливает свой автомобиль Михаил Аронович. - Пробег совсем небольшой. А состояние! Вы только посмотрите. Это же коллекционный экземпляр.

Рассматриваю “Мерседес”. Действительно, состояние отличное.

- А комплектация! - продолжает Цикель. - Когда я выбирал “двести десятый”, то старался, чтобы на нем было ВСЕ! Здесь всё и есть. Или почти всё. Кое в чем я даже доработал свой автомобиль. Например, немного изменен дизайн корпуса боковых зеркал. Я специально разработал новые крепления зеркал, чтобы они... не стали добычей местных воришек. Вы же знаете, как это бывает. По моим чертежам новые крепления изготовили из пластмассы и окрасили в точно такой же цвет, что и весь кузов.

Осматриваю ноу-хау Цикеля. Действительно, такая доработка придает автомобилю даже более стильный вид. Когда я заглянул в салон, то почему-то вспомнил кабинет Михаила Ароновича в офисе на Киевской. Такой же порядок и чистота.

* * *

Мы еще делаем несколько снимков на фоне Ростгартенских ворот. Потом Цикель довозит меня до редакции и мы прощаемся. Михаил Аронович спешит. У него приятные приготовления. Через пару дней он убывает в отпуск. Туда, где теплое море, горячий песок и голубое небо.

Ю. ГРОЗМАНИ,

фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля