Новые колёса

“НА ХРЕНА ВАМ ЗУБЫ?!” Медики не понимают: пенсионерам нечего жевать, а они идут к стоматологам

Каждый день с 5 часов утра на улице Пролетарской у дверей стоматологической поликлиники дежурят бабушки и дедушки - и к открытию там собирается толпа пенсионеров. Пожилые люди стоят в любую погоду. Ветер, дождь, снег... А что делать, если это единственное место в Ленинградском районе Калининграда, где бедный человек еще может рассчитывать на бесплатную помощь зубных врачей. В любом другом месте - все только за деньги. Хоть и записано в Конституции России, что медицина у нас бесплатная.

- У меня заболел зуб еще перед Новым годом, - рассказывает пенсионерка Галина Лопатина. - Пошла я в нашу муниципальную поликлинику на ул. Пролетарской, 114. Обращаюсь в регистратуру, прошу записать к врачу - сил нет терпеть, зуб болит. А мне медсестра отвечает: “Талонов нет. Выдаем с семи часов”. Впрочем, за плату можно было идти хоть сейчас! Пожалуйста! Расценки на стене висят. Я почитала и ахнула: запломбировать один зуб - половина пенсии!

Прихожу на следующий день в поликлинику рано утром, занимаю очередь. Но талоны кончились прямо передо мной. Так и ходила я туда каждый день - целую неделю! И в шесть часов утра занимала очередь, и в пять... А талонов все равно не хватало. Выдавали их очень мало - пять-шесть штук!

Боль немного утихла и бросила я это дело. В марте зуб снова дал о себе знать. Я снова пошла к врачу. И опять та же история!

Удалось получить талон только на третий день! 20 марта я пришла к поликлинике в пять часов утра и была уже шестая. Простояла два часа на холоде, замерзла, как собака... Да вы придите, посмотрите, что там творится! При мне молодой парень с опухшей щекой просил талон. А ему регистраторша говорит: “Вставай в очередь!” Так и ушел бедолага... Нас вообще за людей не считают!

Кто последний за пломбами?

21 марта уже я, корреспондент, отправилась в муниципальную стоматологию на Пролетарскую, 114. Всю ночь шел снег. К утру замело все дорожки. Пустые троллейбусы медленно тащились по заснеженным проспектам. Наконец в 6.30 я добралась до поликлиники. У ворот уже мерзли человек 20. Люди молча прохаживались вдоль улицы, чтобы окончательно не околеть.

- Это все в поликлинику? Кто последний? - поинтересовалась я.

Старушка лет 65-ти в плохоньком пальтишке тяжело вздохнула.

- Я последняя. Народу сегодня немного, погода плохая. Обычно собирается гораздо больше. Многие заняли очередь и ушли - не выдержали. Дверь откроют только в 7.15.

- Да хоть бы талонов хватило! - отозвался другой “божий одуванчик”. - Я уже не первый раз сюда прихожу. Они ведь только один зуб залечивают. А следующий - опять надо выстаивать очередь, просить талон. Это раньше можно было взять талон и все зубы запломбировать. Теперь по-другому. Ходи сюда, пока ноги не протянешь...

Узнав, что я из газеты, очередь ожила и из немой толпы превратилась в жужжащий улей. Каждый хотел высказаться.

- Раньше почти при каждом предприятии работали зубные кабинеты... А нынче все за плату! - возмущался мужчина в потрепанной шапке-ушанке. - В частных клиниках такие деньги дерут! Ко мне приезжал знакомый из Воронежа. Там у них запломбировать один зуб стоит 300 рублей! А здесь с него содрали полторы тысячи!

- Да что теперь говорить?! - вдруг закричала во весь голос женщина помоложе. - Просрали советскую власть, отдали всё... За просто так... Где соцгарантии? Вот теперь и получаем.

Поток обвинений прервала открывшаяся дверь в поликлинику. Народ хлынул внутрь и покорно выстроился у окна регистратуры. В этот день выдали рекордное количество талонов - 17 штук. Неудачники, почитав расценки на платное лечение, покинули муниципальное заведение.

Простая арифметика

За разъяснениями я обратилась к главному врачу поликлиники - Василию Олтаржевскому. Набираю номер 95-70-27.

- Мне что-то не везет последнее время, - отозвался доктор на том конце провода, узнав, что его беспокоит корреспондент “НК”. - Только недавно приходили проверяющие из отдела здравоохранения мэрии...

- Василий Евгеньевич, скажите, сколько человек ваша поликлиника принимает в день?

Главврач немного помолчал, подумал, а затем предложил мне встретиться тет-а-тет - с начмедом поликлиники Эльвирой Сухоруковой.

- Эльвира Аполлоновна... Она все знает, - заключил он.

На следующий день я опять отправилась в муниципальную клинику. Надо сказать, учреждение меня приятно удивило. Кругом чистота и порядок, столь не характерные для государственных клиник. Полы блестят яркой плиткой, старые окна заменены современными стеклопакетами. Что называется, евроремонт. В кабинетах шикарные импортные кресла... Все как на красочных рекламных буклетах! Сразу видно - заведение не бедствует.

Василий Евгеньевич встретил меня на первом этаже.

- Стараемся, - отреагировал он на мое восхищение по поводу интерьера. - Для людей - пациентов и персонала.

Мы прошли на третий этаж в его кабинет. Вскоре туда же заглянула и начмед.

- Мы вас слушаем, - начал главврач, усевшись в кресло. - А кто, собственно жалуется? Можно поднять карточку, посмотреть...

- Да нет, на качество лечения никто не жалуется. На прием к врачу-терапевту невозможно записаться.

- Да, проблема существует, - согласились медики. - Район большой. Теперь люди приходят еще из новостроек - с той же Сельмы. Не хватает работников. К примеру, на наш район должно быть 36 врачей. А у нас - 21 терапевт.

...Каждый из терапевтов принимает по 10 человек. Ежедневно терапевты поликлиники обслуживают 210 человек. Каждому врачу на первичную запись выдается 3 бесплатных талона. Получается, регистратура должна выдавать каждый день 63 бесплатных талона.

Один пишем, два - в уме

- Вчера отсутствовали 7 врачей, из-за этого мы не смогли принять 21 человека, - объяснила начмед. (Трое заболели, четверо в отпуске, - прим. автора). - Остальные 25 талонов (!) перераспределились на тех пациентов, которые были записаны на повторный прием.... Совсем недавно, в феврале, очередей не было.

- А вот люди говорят, что очереди здесь всегда, - возразила я. - И обычно у ваших дверей собирается больше 30 человек.

- Да очереди есть в любой поликлинике! - не выдержал главврач.

- Конечно! С одной только разницей. В поликлинике люди ждут врача, сидя под крышей, в тепле и в уверенности, что их примут. А у вас старики торчат зимой под дверью с 5 часов утра. И уходят ни с чем!

- Да они сами виноваты! Пенсионеры эти - бабушки-дедушки. Их у нас 90%! Зачем являться сюда в такую рань и стоять на улице? Пришли бы в 7 часов и распределились между собой. Просто им не спится, вот и ходят ни свет ни заря, - разразилась гневной тирадой начмед. Видно, эти назойливые старики ее давно достали.

- Вы что же, Эльвира Аполлоновна, не понимаете, что люди приходят рано именно потому, что в 7 часов уже талонов нет? Неужели нельзя эту проблему как-то решить?

- Мы не можем решить вопрос на нашем уровне, - перехватил инициативу у начмеда главврач. - Надо сделать пристройку к поликлинике. Есть проект. Но дальше разговоров дело не идет. Вот он! Пылится уже несколько лет.

Врачи указали на аккуратненький макет нового домика, стоящий на полке.

- Надо изменить отношение к государственной медицине, - добавил Василий Евгеньевич. - Увеличить зарплату врачам. Сейчас мы выживаем лишь за счет того, что обслуживаем часть пациентов за плату.

- Кстати, сколько талонов резервируется на платное лечение?

- По два на врача. Итого - 42 талона каждый день при полной загрузке.

“Не могу идти через голову!”

Вот вам и арифметика. 42 талона в регистратуре лежат просто так и ждут тугих кошельков.

- Да вы не думайте!... - уговаривала меня начмед. - Мы к пенсионерам очень хорошо относимся. Заботливо! И свою работу делаем отлично - постоянно перевыполняем госзаказ! А то, что происходит за забором - не в нашей компетенции.

- Могу я посмотреть перечень услуг, оплачиваемых страховыми компаниями?

- Какой такой перечень? - удивились начальники. - У нас его нет! Все бесплатно, кроме импортных пломбировочных материалов. Эти расценки есть на доске объявлений.

- Перечень положено иметь любой поликлинике, оказывающей такие услуги. Иногда пациенты платят за анестезию, которая уже оплачена по страховому полису...

- Не может быть! Это все бесплатно!

Впрочем, перечень услуг мне так и не показали.

- Еще один вопрос. Почему пациенты, выстояв такую очередь, не получают затем талоны для последующего лечения. К примеру, нужно подготовить полость рта для протезирования. Чтобы запломбировать следующий зуб человеку снова ни свет ни заря приходится идти пешком по городу и стоять два часа за талоном...

- Сейчас другие технологии! - ответила начмед. И пустилась в бесконечное разъяснение новых методов пломбирования зубов. Хотя при чем тут методы? Похоже, существующее положение дел медицинское начальство устраивает.

- А не кажется ли вам, господа, что нехватка талонов - это сознательное подталкивание людей к тому, чтобы они раскошелились. Если дело так плохо, и вы, Василий Евгеньевич, не можете справиться, почему бы не обратиться за помощью в правительство области, в мэрию, наконец. Пусть помогут!

- У нас начальство - отдел здравоохранения мэрии под руководством Шумейко. Я постоянно докладываю о существующих проблемах. А идти через голову... Как же? Я не могу!

- Да вы посмотрите, что делается! - опять возмутилась начмед. - Раньше каждый завод имел зубоврачебные кабинеты. Теперь все они или позакрывались, или акционировались. В районных поликлиниках работают несколько врачей! Мы - единственная в городе муниципальная стоматологическая поликлиника для взрослого населения. Что вообще происходит?!

- Эльвира Аполлоновна, не надо! - прервал ее главврач. - А то напишут: “Сухорукова сказала, что государство разваливает здравоохранение”.

Зачем челюсти пенсионеру?

По-моему, насчет того, что “государство разваливает”, тут главврач попал не в бровь, а в глаз. Все логично. К тому же с той пенсией и прожиточным минимумом, который наши власти рассчитали для стариков, зубы не нужны - жевать нечего. Как в анекдоте. Зачем старику зубы, если у него один иней в холодильнике? Вот разве укусить за яйца кого-нибудь из тех, кто создал это “изобилие”. Потому как на куриные - достатка явно не хватает. Макай хлеб в воду - и соси на здоровье.

- На самом деле всё идет к тому, что медицина будет платной, - признался напоследок доктор. - Совсем недавно существовало бесплатное протезирование для пенсионеров. Теперь и этого нет. Ясно, что старикам протезы не по карману. Люди до сих пор к нам идут и возмущаются. А когда монетизировали льготы, никто из граждан об этом и не вспомнил.

Но и медики ведь тоже не возмущались - промолчали. Всем известно - врач уже давно получает деньги “из рук в руки”. А что касается стоматологии, то тут вообще клондайк.

Да, муниципальной клинике нужно зарабатывать деньги, покупать оборудование, доплачивать зарплату врачам. Но не в ущерб же своим основным клиентам! Где тот предел зарабатывания, на котором можно остановиться? Его еще никто не определил!

К тому же, это только теоретически талоны называются “бесплатными”. На самом деле, за них платит страховая компания. Я очень сомневаюсь, что те зарезервированные 42 “платных” талона каждый день реализуются. Наверняка что-то остается просто невостребованным. Потому и люди на улице!

“Позолоти ручку, бабка”

С моими собеседниками-докторами я рассталась вполне мирно. С одной стороны, их можно понять - медики тоже хотят жить. И решение многих проблем - на самом деле задача государства. Которое, похоже, где-то очень далеко, за морями - за лесами, а мы с вами здесь, в Калининградской области. И хотя у нас тоже водятся деньги, но хватает их только на пиар-кампании “Единой России”, но не на зубы пенсионеров. Врач-единоросс Поляков, красовавшийся на огромных билбордах, обещал пенсионерам заботу и светлую жизнь. Где же это все теперь?

Вот и потянулись несчастные старушки в “Новые колеса”.

Кстати, Галина Дмитриевна Лопатина снова позвонила нам после посещения врача и рассказала о своих впечатлениях.

- Приняли меня в поликлинике очень хорошо. Попала к молодому доктору, Орлову. Такой хороший врач, внимательный! Села я в кресло, открыла рот. Он поковырялся в зубе и удивился: “Как же вы терпели до сих пор?”

Мне на самом деле было очень больно.

Врач предложил сделать обезболивающий укол - более сильный, чем новокаин. Я согласилась заплатить за другое лекарство. Отдала 100 рублей. Что ни сделаешь для здоровья.

Орлов поставил временную пломбу и сказал прийти через неделю. Я его попросила: “Вы уж сделайте мне хорошую импортную пломбу!” Он обещал.

- Но ведь за другую пломбу опять придется платить?

- Ну что ж, заплачу еще. Это лучше, чем если зуб снова заболит и развалится.

Бедная Лопатина. Мучалась, билась за талон, а 100 рублей все равно выложила.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля