Новые колёса

«Мы тебя поломаем!» — кричал табачник Попов незадолго до убийства Сергея Кругликова

12 сентября в Калининграде на ул. Пугачева был убит Сергей Кругликов - двадцатидвухлетний предприниматель, кандидат в депутаты городского Совета по третьему избирательному округу. Его взорвали в машине. Вместе с ним должна была погибнуть его беременная жена. Светлана осталась в живых чудом.

...Прошло пятьдесят дней. И что? Ничего. За все это время следователь областной прокуратуры

Ю. Галушкин успел встретиться:

а) с депутатом областной Думы Игорем Рудниковым, заявившим в газете "Калининградская вечерка" о том, что гибель Сергея - эхо "табачной войны";

б) со мной - близким другом Сергея: причем сделал это Галушкин крайне неохотно. Хотя именно со мной на протяжении ряда лет Сергей делился довольно-таки конфиденциальной информацией;

в) совсем недавно - со Светланой Кругликовой. С ней он разговаривал долго. Интересовался историей ее знакомства с Сергеем, подробностями их семейной жизни, узнавал имена друзей. И вот ведь парадокс: у меня он имена друзей не спрашивал. Хотя именно у меня хранится и записная книжка Сергея (второй экземпляр той, что сгорела в автомобиле - Сергей всегда записывал нужные телефоны в "рабочую" и "домашнюю" книжки, на всякий случай), и его визитница.

(Честно говоря, я думала: любой следователь начинает работу именно с того, что изучает блокноты и ежедневники погибшего, берет в "Экстеле" распечатку телефонных номеров, выявляет связи, контакты. Оказалось, Галушкину все ЭТО не нужно. Ему даже тех фамилий, что я назвала - много. Слишком много.)

Напомним, я сообщила следователю о том, что Сергей работал в табачной фирме "Альфа-Центавра", учредителем которой являлся г-н Золотухин, ныне - депутат Калининградской областной Думы. О том, что Сергей, начинавший как программист, был привлечен Золотухиным и Александром Поповым к иной деятельности (его оформили генеральным директором фирмы "Балтон", которая очень скоро заменила на табачном рынке "засвеченную" "Альфа-Центавру"). О том, какие услуги оказывал Кругликов Попову и Золотухину, отчаянно пытаясь - в силу своих моральных принципов - удержаться в рамках закона. Насколько это было возможно.

Говорила я и о том, что летом 2000 года Кругликов и Золотухин крупно поссорились. Причем поводом стала машина "Тойота-Королла", на которую положил глаз г-н Золотухин, но которая досталась Сергею в награду за его лояльность шефу - Попову (особенно проявившуюся в то время, когда Попов валялся на нарах в СИЗО).

Также я поставила следователя прокуратуры в известность о том, что к "затяжному" конфликту Кругликова с Золотухиным в этом году прибавилось его столкновение с Поповым. Сергей больше не хотел выполнять странные и, по его словам, "дурно пахнущие" распоряжения шефа, он пытался начать собственный, абсолютно легальный бизнес, он объяснил литовским партнерам Попова, что тот их "кидает"...

Попов, в свой черед, забрал у Сергея "Тойоту", угрожал ему всячески. А летом из Германии приехали сотрудники тамошней криминальной полиции. Они очень интересовались Поповым. Всех, кто в 1999 году работал в "Альфа-Центавре", вызывали на допросы, Сергея - в их числе. Буквально накануне гибели Сергей сказал: "Никак не могут разобраться, кто "заказал" Гришу Приданцева и других. Но ведь смотри: никого не убивают без выгоды. А кто поимел выгоду от гибели Приданцева и других табачников?.. Позиции укрепил только Попов... Опять же, Попов - человек злопамятный. У него такая тактика: он обязательно мстит, но не сразу... Мне он тоже попытается отомстить..."

...Не знаю, может, я совсем дилетант в юриспруденции, но мне почему-то кажется: если близкий друг убитого сообщает правоохранительным органам ТАКУЮ информацию, ее как минимум нужно проверить!.. В конце концов, Кругликов, Попов и Золотухин работали вместе не в безвоздушном пространстве: их окружали самые разные люди - бухгалтера, охранники, водители, строительные рабочие в "Вавилоне" и в кафе на Багратиона, девочки-секретарши, операционистки в банке "Европейский" и т.д. и т.п. И каждый из этих людей - потенциальный свидетель.

Скажем, госпожа Ирина Клочко, заведующая ныне кафе на Багратиона, могла бы сообщить о том, какие страсти кипели в офисе в последний месяц работы Сергея на Попова и в каких выражениях рисовал Попов Серегину будущность...

Охранник с автомобильной стоянки, на которой паркуют свои машины Попов и Ко, мог бы наверняка порассказать массу интересного о том, как этим летом г-н Попов забрал автомобиль, пригнанный Сергеем для его же, Попова, приятеля. Просто забрал - и все. Чтобы создать Сергею проблемы: получилось, тот не мог передать человеку автомобиль, за который продавцу уже были уплачены немалые деньги.

Ситуацию "разруливал" некто Игорь Павлович (чьи координаты тоже известны) - но Попов вернул машину только после того, как Сергей пообещал подать в милицию заявление по поводу ее угона...

Есть свидетель, который собственными ушами слышал, как Попов орал на Сергея по телефону: "Мы тебя поломаем!!!"

А 10 сентября - за два дня до гибели - Сергей сказал по телефону Денису Короте (сотруднику Попова, который все последние месяцы очень активно Сереже названивал: "Как дела? Откуда у тебя новая тачка? Куда едешь? Где ты сейчас?" и т.д.): "Я вам не позволю больше пользоваться моим именем. Я не буду больше за вас ручаться".

Эта фраза - резкая, раздраженная - тоже прозвучала в присутствии свидетеля. Готового, кстати, дать показания. Но... все мы следователю Галушкину и на фиг не нужны. А вот Светлану, ничего и никого, по сути, не знающую, он допрашивал со вкусом - с половины третьего до шести. Интересовался: "Что вы знаете про взаимоотношения своего мужа с фирмами "Альфа-Центавра" и "Балтон"? Ах, ничего... А вот нам немецкие коллеги прислали сведения, что в 1999 году Кругликов брал на фирму "Балтон" кредит в $1.000.000. Вы не в курсе, где сейчас эти деньги? Ах, не в курсе. Как жаль. Я ничего не взял от нашего с вами разговора".

А когда Света, признаная потерпевшей и потому имеющая законное право получать определенную информацию о ходе следствия, осведомилась, что же сказали на допросе С. Золотухин и А. Попов, то Галушкин ответил: "Я их не допрашивал. Ну как мы их сейчас вызовем?! Неизвестно, придут ли они вообще. Нет, конечно, мы будем их разыскивать (?!! Они что, извините, в бегах?! - прим. авт.). Но у нас так мало фактов. Вот вы видели конкретно, как они вашему мужу подкладывали взрывчатку?!"

...Ничего себе, да? Каков полет юридической мысли! То бишь, если преступление совершено не в присутствии очевидца (а лучше двоих-троих, чтоб уж наверняка), то свидетели следователю попросту не нужны. Он их игнорирует. Старательно. А то ведь придется, паче чаяния, побеспокоить таких важных господ, как Сергей Евгеньевич Золотухин и его помощник в облдуме, имеющий судимость табачник Попов.
Неудивительно, что при таком подходе к следствию в нашей области не раскрыто ни одно из заказных убийств, совершенных за последние три года. Родители Григория Приданцева, расстрелянного в апреле 1999-го на стадионе "Трудовые резервы", уже отчаялись: они не верят, что убийца их сына когда-либо будет наказан.

Вдова Михаила Фатова, отец и мать Максима Трянина... да мало ли!

И это дело - №051045 - уже подготовлено прокуратурой к "приостановке". До вновь открывшихся обстоятельств - которые, натурально, никогда не откроются, ибо следователь их в упор не хочет видеть.

Есть люди, готовые рассказать, как дня за три до гибели Сергея к его припаркованному у подъезда "Мерседесу" подъехали какие-то ребята на черном "Гольфе". Осветили фарами. Остановились рядом. Потом у них будто бы что-то упало - и они полезли под Серегину машину "доставать". Вполне вероятно, это случайное совпадение и парни тут ни при чем. А если это была репетиция?

Так опроси, казалось бы, свидетелей! Ага. Щас. Гораздо проще (и безопаснее) сказать: "Может, лет через восемь-десять мы найдем какого-нибудь свидетеля... Надейтесь. Такое дело, как это, мы можем раскрыть лет через двадцать. Или никогда".

...Напоследок Галушкин посоветовал Светлане: "Если вам будут звонить, угрожать, купите телефон с номероопределителем, и сразу же сообщите мне".

Слов нет. Одни эмоции. Так, может, лучше заодно и автомат купить - чтобы лет через двадцать ребенок Сергея (который пока еще не родился) разобрался с убийцами отца по-сицилийски?! Или это мы, друзья, должны нанять частного сыщика, проверить наши версии и... Что дальше?

А дальше - полный беспредел. Собственно, он уже наступил. Потому что правоохранительные органы, похоже, АБСОЛЮТНО НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ в том, чтобы вор (бандит, убийца) сидел в тюрьме.

Прошло всего пятьдесят дней, а о взрыве на ул. Пугачева уже практически забыли.

"Мне некогда, у меня громкое дело в Славске", - говорит следователь областной прокуратуры Галушкин.

"Доигрался парень", - качают головами соседи Сергея по ул. Пугачева. Родственники - плачут. И обустраивают могилу, в которой, в сущности, никого нет.

А депутат Золотухин спокойно выступает в Думе, вещает по телевизору. И даже не пытается хоть как-нибудь объясниться - с тем же следователем Галушкиным, черт побери! Если уж тот такой стеснительный. По идее, ежели Сергей Евгеньевич за собой вины не чует, он просто обязан проявить подобную инициативу и потребовать - как депутат - от прокуратуры скорейшего расследования всех обстоятельств гибели Кругликова.

...Сергей часто снится друзьям. А еще - у меня дома несколько раз сам собою включался компьютер. Уходим - выключен, приходим - работает. Вообще-то я к мистицизму не склонна, но... вдруг Сергей ОТТУДА подает нам некий знак? О чем-то просит - или предупреждает? Или соскучился?

"Это Серега. Где ты?" - так говорил он, звоня на мобильник... Его больше нет. Но мы - здесь. И, видит Бог, еще ничего не закончено.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля