Новые колёса

Моя жена — проститутка.
Она торгует своим телом на глазах у 8-летней дочери

В хрестоматийном романе Достоевского "Преступление и наказание" героиня идет на панель, чтобы спасти от голодной смерти детей своей мачехи. Грязное ремесло не накладывает на нее своего отпечатка, она остается милой, кроткой... святой. Так хотел автор. В жизни, увы, чудес не случается. А бывших проституток, как и бывших чекистов, в природе не существует. Торговля телом умерщвляет душу, и "ночная бабочка" напрочь забывает обо всем, что не входит в сферу постельно-денежных интересов. В том числе и о собственных детях.
...Восьмилетняя Саша Петрова (мы изменили фамилию девочки по вполне понятным причинам) живет с папой и бабушкой. Учится в престижной гимназии, "воспитывает " двоих хомячков, играет во дворе с подружками - и хранит свою страшную тайну: ее мама - проститутка.
...Тридцатитрехлетняя Ольга Петрова ушла из семьи больше года назад. До этого в ее жизни все вроде бы складывалось нормально. Эффектная девушка из Гвардейска - длинноногая, высокая, стройная, с пышным бюстом - встретила отставного военно-морского офицера, старше ее на тринадцать лет. Родилась Саша... Ольга и Константин поженились. Константин забрал жену в Калининград. До трех лет она кормила дочку грудью, вела хозяйство, терпеливо ждала мужа с работы (он устроился в охранное предприятие)...
Квартиру они, правда, снимали (Константин оставил прежнее жилье своей первой семье), но неплохую и почти в центре города. Однако Ольге все время не хватало денег. Вокруг - такое море соблазнов, а ей, красивой женщине, жить приходится, во всем себе отказывая!
Она пилила Константина до тех пор, пока в феврале 2003 года он не подыскал ей работу - поваром в ресторане "Караоке". Параллельно - оплачивал ее учебу на юрфаке СГУ.
В "Караоке" Ольга начала выпивать. Сначала просто звонила мужу: "Не приходи за мной сегодня, мы отмечаем день рождения Вали (Васи, Пети, Зины и т.д.)" В июле - пропала на месяц. Константин - по своей военной профессии радиоразведчик - скоро вычислил, где она и с кем. Оказывается, в ресторане она познакомилась с некоей Зитой, девушкой по вызову из конторы "Лолита". Константин нашел офис конторы - на улице Барнаульской, выследил и Зиту, и Глеба, который "девочек" развозил по заказам... подкараулил Ольгу. Долго говорил с ней, упрашивал вернуться...
Уговорил. В августе она пришла домой. Он забрал ее из "Караоке", по знакомству устроил в сервисный центр на пересечении улиц Герцена и Островского, кассиром.
Но и здесь вскоре начались "старые песни о главном": Ольга то задерживалась до глубокой ночи, то возвращалась пьяная (дескать, был день рождения).
Когда Константин пытался выяснить отношения, она бросала ему в лицо: "Ты нищий! У тебя денег мало, плохая работа, ты не можешь меня обеспечить. Я хочу красиво одеваться, покупать хорошую еду. Хочу свою квартиру, мне надоело скитаться по съемным углам! Хочу..."
Если вдуматься, она не хотела ничего сверхъестественного: своя квартира, нормальная еда, модная одежда - все это входит в "потребительскую корзину" обычного жителя любой цивилизованной страны. Не бриллиантов же она требовала от мужа - вместе с утренним кофе в постель! Но... в том-то и беда большинства российских семей: стандартный "пакет запросов" для них оказывается непосильным... невозможным... раздражающим своей недоступностью.
Если женщина предприимчива и умна - она начинает помогать своему мужчине. Если ум и воля отсутствуют - смиряется, влезает в "китайский" халат и стоптанные шлепанцы и утыкается в телевизор, пока на плите кипит какое-нибудь немудреное кушанье.
Ольга предпочла платить за "сладкую жизнь" своим роскошным телом.
...Константин тем временем пошел в море - на пару недель, на месяц. Вернулся из последнего рейса - в шесть утра Ольги не было дома, с дочкой сидела теща. "Где?!" - "Тебя пошла встречать".
Он дозвонился до Ольги. Она ответила: "Я с друзьями на дискотеке, приду позже..."
Пришла она ближе к обеду. Константин не сдержался - ударил. Она фыркнула... и в тот же день пропала. Он приходил к ней на работу - она закрывалась в кабинете и вызывала охранников. Он караулил ее вечерами - она в упор его не видела.
Вскоре из сервисного центра она уволилась. Ушла в "Лолиту" с потрохами. Сняла себе квартиру на Горького, стала пить... Иногда звонила: "Дай с ребенком пообщаться!" Или: "Пойдем покушаем вместе". Но возвращаться домой отказывалась категорически: "Ты нищий, я найду себе побогаче".
Сменила несколько фирм по поставке живого товара: "работала" в "Неотложке", в "Леди" (где сутенер по имени Толик подсадил ее на таблетки и "травку"). По-прежнему пила. Подурнела внешне. Неоднократно ее задерживали за занятие проституцией сотрудники группы профилактики межрайонного отдела милиции - отделывалась штрафом.
В декабре 2004-го Ольга неожиданно прорезалась: "Я устала пить, дай денег, закодируюсь".
Константин отвел ее в наркодиспансер на Барнаульской и сам закодировался с ней за компанию: после ухода Ольги из семьи он чуть было совсем не "слетел с резьбы". Выезжал по вечерам на Ленинский проспект, снимал проституток и пил с ними, а по пьяной лавочке - беседовал. Пытался понять, как доходят до жизни такой - нормальные, в прошлом, девчонки.
"Торпеда" помогла, пить он бросил. А Ольга - нет. Правда, из "Леди" она ушла. Подцепила себе богатенького клиента, какую-то "шишку" из "Калининградвтормета". Тот снял ей квартиру на Степана Разина, купил новую одежду, золотые украшения. Она стала названивать Константину: "Дай ребенка на день".
Но дочь возвращалась или простывшая, или в ссадинах... а то еще выяснилось, что однажды этот самый клиент отвез Ольгу с Сашей в Светлогорск и там они чего-то "праздновали". Не стесняясь ребенка.
Константин рассвирепел: "Больше дочку тебе не дам! Будешь общаться только в моем присутствии! А то сама шлюха (он, конечно, сказал откровеннее, - прим. авт.) - и Сашу за собой потащишь! Я знаю, что ты до сих пор к себе мужиков таскаешь! Вон, девчонки, знакомые твои по всяким "Леди" и "Лолитам", говорили, что ты их сколько раз на "леваки" звала!"
Ольга заявила: "Тогда я подаю на развод".
- Подавай!
Ольга так и сделала. Причем "клиент" оплатил ей услуги адвоката - и вскоре должен состояться суд, где Ольгу и Константина разведут, а Саше "определят место жительства". Отец боится, что место это будет рядом с мамой. Которая придет в суд хорошо одетая... возможно, поплачет. И будет отстаивать версию, подсказанную ей адвокатом: дескать, это не она ушла из семьи, а злобный муж забрал у нее ребенка и увез его к своей матери.
...Константин собрал документы - и будет подавать встречный иск о лишении Ольги родительских прав. Но... добиться лишения очень непросто. И долго. Чтобы человека признали не имеющим права на собственного ребенка, он должен валяться под забором, иметь внешность и запах бомжа, регулярно истязать свое чадо - в противном случае ему, скорее всего, дадут "шанс исправиться".
А девочка - растет. Она - в курсе событий. Маму она, конечно, любит. И знает наизусть все ее адреса и телефоны. Но... дома, с папой, бабушкой и хомячками, ей намного лучше, чем у мамы и ее пьяных дяденек. Учтет ли суд это обстоятельство, неизвестно.
...Мы позвонили по телефонам, которые назвала нам Саша. Хотели попросить Ольгу прокомментировать ситуацию. По домашнему (на ул. Степана Разина) ответил пьяноватый мужской голос: "Чё?! Какие еще "колеса"?!" И трубку бросил. И больше не снимал.
Мобильник Ольги отключен. No comments. Впрочем, все понятно и так. Сашино счастье, что у нее есть папа и бабушка. У других детей - чьи мамы "промышляют" на улице или поджидают клиентов дома - есть только эти самые мамы. И, как следствие - нет будущего. Настоящего, впрочем, тоже... И детства - тоже нет. Спаси их, Господи, и помилуй.
Н. СМИРНОВА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля