Новые колёса

“МОРДЫ Я ИМ БИТЬ НЕ СТАЛ”.
Управделами мэрии Леонид Донских сам нашёл угонщиков своей машины

В кабинете управделами мэрии Калининграда - как в музее. Можно часами рассматривать всякие забавные вещицы. Памятные знаки, грамоты, книги. А каких только наград здесь нет. Все разложены в футлярах, с ленточками. И совет­ские, и российские, и польские...

Леонид Донских

- С чем сегодня пожаловала к нам ваша газета? - встречает меня широкой улыбкой хозяин кабинета Леонид Донских.

- Интервью для еженедельника...

Леонид Петрович говорит, что многое знает о нашей газете.

- Вот как-то ходил ко мне один журналист с телевидения. Все денег просил на выпуск передачи. К мэру Савенко заходил. И ко мне заходил. Мы с трудом его из кабинета выпроводили...

Отвечаю, что пришел не за деньгами.

- А что, деньги вам совсем не нужны?

- Совсем не нужны. Я самодостаточный...

- Ну а если подумать?

- ...20 тысяч долларов.

- Зачем?

- Хочу приобрести старинный американский “Паккард”. Он 1939 года выпуска, но выглядит как новенький. Осталось только сумму внести и доставить его в контейнере из-за океана.

Управделами удивленно посмотрел на меня. Даже карандаш из рук выронил.

- Вам так нравится “Паккард”? Ну что же, такое начало разговора мне по душе. Тогда и я расскажу об автомобилях, которые нравятся мне. Сейчас вот, к примеру, езжу на серебристой “Шкоде-Супер-Бэ”. С этой машиной у меня связано много всяких историй...

Сержант полиции

- Несколько месяцев назад это случилось. Отправился я из Калининграда в Минск. Еду по Литве. Скорость - 140 км/час. Иду след в след за какой-то литовской машиной. Думаю, ну если ему так дозволительно ехать, так мне и подавно. Законы-то для всех равны. Впереди - полицейский пост. Литовскую машину пропускают, а мою останавливают. За превышение скорости.

“Иванаускас, - представляется мне полицейский. - Вы нарушили скоростной режим. Документы!”

Я начинаю возмущаться, почему такая несправедливость. Неужели в Литве законы не для всех равны? Что это за дискриминация? И на всякий случай тоже представляюсь. Объясняю, что я - управделами мэрии Калининграда.

“А я - подполковник Советской армии...” - железным голосом отвечает полицай.

“Иванаускас? Да ты - Иванов! И какой ты подполковник, если сержантом в литовской полиции служишь. И полицейский ты дерьмовый, коли литовскую машину с превышением скорости пропустил, а меня задержал”.

“Я забираю твои права. Плюс 500 долларов штрафу. Что скажешь?”

“Ничего платить не буду”, - сразу я обозначил свою позицию.

Стал требовать справедливости и вскоре очутился в Вильнюсе в кабинете генерала - шефа дорожной полиции Республики Литвы.

“Тряпочные” права

- Поскольку дальнейшие переговоры в полицейском комиссариате шли трудно, мне пришлось обратиться за помощью в Россий­ское посольство. Мне на выручку приехал третий консул. Россий­ский дипломат сразу понял, что к чему, и встал на мою сторону. Впрочем, и литовский генерал тоже. Он стал более миролюбивым и угостил меня чашечкой кофе.

В то же самое время через стекло за ходом наших переговоров пристально наблюдали те самые полицейские, которые меня задержали. Они с нетерпением ждали, пока я выйду из кабинета и отправлюсь в кассу штраф платить. Но как только заметили, что генерал поит меня кофе - боевой дух у них как-то сразу угас. Поняли, на чьей стороне правда.

...Водительское удостоверение у меня все же забрали. Взамен выдали “тряпочные” права. Так я называю временное разрешение. На обратном пути из Минска после заседания специальной комиссии я должен был забрать свои права.

Забегая вперед, скажу, что литовцы по своим каналам сообщили в Калининград об этом немного не­обычном происшествии. Мэра в тот момент не было, и информацию принял вице-мэр Бучельников.

- Как он отреагировал?

- Нормально отреагировал. А вот когда из отпуска вышел Юрий Алексеевич, то нешуточно удивился: “Как это тебя угораздило, Леонид Петрович? Вот я езжу по Литве - и никто никогда меня не задерживает”.

Поймай меня, если сможешь!

- Но мои злоключения во время этой поездки в Минск на этом не закончились.

Возвращаюсь назад. Еду по Белоруссии. Моя “Шкода-Супер-Б” бежит отлично. Шоссе - тоже отличное, прямое. Скорость держу приличную. Вдруг какой-то лихач пристраивается сбоку и пытается меня обогнать. Думаю, с чего бы это. Допустить такого я не могу и сильнее нажимаю на газ. Дальше мы идем нос в нос. Кто кого? Стрелка спидометра все ближе и ближе подбирается к отметке “170 км/час”. Но у меня же турбонаддув! Дури-то в машине еще много. Я просто уверен, что все равно сделал бы его...

Но тут происходит что-то странное. Мой соперник почему-то резко бьет по тормозам и безнадежно отстает.

Смотрю в зеркальце. У меня на хвосте висит патрульная машина белорусской дорожной милиции. Тоже “Шкода”. Но не “Супер-Бэ”, а простая “Октавия”. Значит, и мотор, скорее всего, у него “один и шесть”, а не “один и восемь”, как у меня. Но ведь у меня еще и турбонаддув! Ну, думаю, попробуй меня догони!

И тут же слышу, как по матюгальнику истошным голосом звучит команда: “Три единицы! Примите вправо и остановитесь!” И тут я словно прозреваю: номер “один-один-один” - это ведь мой номер. Сбавляю скорость и останавливаюсь на обочине. Жду, что дальше будет.

На мушке у гаишника

- “Выйти из машины. Руки на капот!” - орет на меня сотрудник белорусской ГАИ.

“Какие руки? Какой капот? Опомнись, парень!” - пытаюсь я образумить ретивого блюстителя порядка.

Леонид Донских

Но сотрудник меня словно не слышит. Наводит на меня автомат. Руку держит на спусковом крючке. А меня - на мушке.

“Ну чего ты радуешься?! - теряю я терпение. - Думаешь, преступника поймал?!”

“Вы что здесь творите? Почему скорость превышаете?”

“Какая же это скорость? - искренне удивляюсь я. - Я же только разгоняться стал. Ты мне не дал скорость нормальную набрать. Видишь, на спидометре последняя цифра - “270”. А ты меня на 175 тормознул...”

Как услышал гаишник, что я еще только разгоняться стал, сразу в лице весь изменился.

“Немедленно пройдите в патрульную машину...”

Звонок другу

- Меня под конвоем провожают в патрульную машину. Там со мной начинает разбираться офицер. Но у меня прав-то нет. Две недели назад их изъяли литовцы по пути в Минск. Зато у меня есть документ, подтверждающий, что я - управляющий делами мэрии Калининграда. Офицер хмыкает: мол, как утомили эти калининградские чиновники...

Резонно отвечаю ему, что калининградские чиновники - точно такие же, как и белорусские, ничем они не отличаются: те же яйца, но вид сбоку. Мент как-то обмяк... но отпускать меня и не думает.

Я ему объясняю, что все это пустая трата времени. Все равно меня отпустит, и объясняю, что позвоню сейчас по мобильнику в Минск такому начальнику, что мало не покажется...

Звоню в Минск Васильеву - моему хорошему другу - начальнику отдела кадров в серьезной государственной структуре Республики Беларусь. Набираю номер, а сам размышляю: “Ну, а что если этот Васильев сейчас трубку не возьмет? Как дальше поступить?”

Но по реакции милиционера вижу, что независимо от результатов звонка и так все нормально будет. Милиционер краем глаза увидел, как в моем мобильнике высветилась фамилия Васильева...

100 долларов в документах

- В общем, все кончилось нормально. Офицер-гаишник заулыбался, пожал мне руку и пожелал счастливого пути. А тот, второй, который стоял на улице с автоматом наперевес, видя, что старший не только отпустил меня, но и руку пожал, распахнул передо мной дверцу, вытянулся по струнке и тоже стал трясти мне руку. “Так-то, - говорю, - будешь знать, кого задерживать”.

- Дальше обошлось без происшествий?

- На некотором расстоянии за мной следовал тот же самый экипаж. Но я строго следил за скоростным режимом. Знак - 80 км/час. Иду строго 80. Знак 70 км/час - ни на грамм скорость не превышаю. Судя по всему, эти ребята дальше по маршруту обо мне сообщили. Как проезжаю очередной пост - меня белорусские гаишники долгими взглядами провожают...

- А вы не пытались откупиться деньгами?

- Как только меня остановили белорусские милиционеры, жена и говорит: “Ну все, на деньги ты попал...”

А я отвечаю ей, что не попал. Потому что ни копейки им не заплачу. Не на того напали. А у самого-то на всякий случай в документах 100 долларов лежит. Так, мало ли что. Я всегда сто долларов с собой вожу, когда по Литве и Белоруссии проезжаю.

- А в Калининграде 100 долларов тоже возите?

- Нет, в Калининграде не вожу. Кто же меня здесь будет штрафовать?

- Это почему же? Правила никогда не нарушаете или потому что личность известная?

- Конечно, потому что меня все знают. Хотя и правила я особо не нарушаю...

“К вождению не допущен!”

- Первую свою личную машину я купил только в 50 лет. Собственно, и водителем я стал в этом же возрасте. До того все на служебных машинах рассекал. С водителем, конечно. В армии на УАЗике, потом - на “Жигулях”, затем - на “Волге”. А ведь хочется летом и на море съездить, поплескаться в воде. С семьей отдохнуть. Ну, не на электричках же париться. Да и водителя на целый выходной с собой тащить тоже как-то неудобно. Машину решили личную приобрести. Но жена меня строго предупредила: “Только учись честно. И чтобы никаких поблажек в РОСТО не получал. Грызи науку. Чтобы мне потом ездить с тобой не страшно было”.

- Но вы, конечно, жену не послушали?

- Конечно, послушал. Три месяца в РОСТО отходил.

- Ну, а послабления на экзаменах вам какие-нибудь сделали?

- Послабления? - Леонид Петрович засмеялся. - Сейчас расскажу. Прихожу я 14 декабря 1996 года устный экзамен сдавать. Сажусь. Беру карточку с десятью вопросами. Только хочу начать правильные ответы записывать - не тут-то было. Меня вызывает к себе мэр Кожемякин. Там какая-то делегация приехала. Надо было срочно печати поставить. Я сорвался с места. Поехал распоряжение мэра выполнять. На столе чистый листок оставил. И даже ручку не взял. Потом возвращаюсь, как раз к подведению итогов успел. Нам объявляют результаты. Зачитывают: “Донских - оценка два. Экзамен не сдал. К практическому вождению не допущен”. Обидно мне стало...

Поблажки на экзаменах

- Через пару дней я заезжаю в ГАИ Ленинградского района. Там меня посадили за “автомат”, и я с первого раза блестяще выдержал теоретический экзамен. Теперь надо вождение сдавать. А на улице метель, гололед. В машину сел полковник - начальник райотдела милиции. И гаишник - капитан. Начальник волнуется. Как-никак управделами мэрии Калининграда у него экзамен сдает. Но я не волнуюсь. Чувствую уверенность в своих силах. Ездить-то умею. Подъезжаем к перекрестку на улице 9 Апреля. А перекресток там сложный. Со всех сторон машины. Да еще и трамвай. Я выехал на перекресток и остановился. Чтобы пропустить другие машины. Но никто не едет. Видят же букву “У”. А что значит “У”? “У” - значит, убийца!

- Я думаю, что просто вас узнали. И увидели, что вы экзамены сдаете. Искренне хотели помочь.

- Вот этого-то им и не надо было делать. Даже трамвай встал. Вагоновожатая улыбается и рукой машет. Мол, проезжайте.

“Что делать будете?” - спрашивает гаишник-капитан.

А что мне делать? Если меня все пропускают, то я и поехал.

“Вы все равно не должны были трогаться с места, пока не пропустите трамвай и транспорт, следующий по главной дороге”.

За эту “неточность” мне вместо “пятерки” поставили оценку “хорошо”. Вот и все поблажки...

Донских и самогонщики

- Когда купил первую свою машину - “Опель-Омегу”, то отъездил на ней 3 месяца без прав.

- И за это время вас никто ни разу не остановил для проверки документов?

- Ни разу. Вероятно, никому из сотрудников даже в голову не могла прийти мысль, что руководитель аппарата мэрии Калининграда может не иметь водительского удостоверения.

- Наверное, вас все сотрудники ГАИ знают в лицо.

- В основном - да. Но бывают и исключения. Например, если инспектор молодой и неопытный. Или если это происходит где-нибудь в области. Вот один случай припоминаю. Это было уже после того, как я права получил. Поехали мы с женой в Балтийск. Во Взморье меня останавливает молоденький инспектор. По его реакции я уже точно вижу, что в лицо он меня не знает. “Ваши документы!” - строго требует он.

Я шарю по карманам. И с ужасом обнаруживаю, что забыл дома буквально все: и права, и техпаспорт, и даже свое служебное удостоверение.

Тогда я представляюсь: “Донских Леонид Петрович”.

“А-а-а, - говорит инспектор. - Тогда я вас знаю”. У меня при этих словах, словно камень от души отлег. Значит, пронесло, думаю.

“Знаю-знаю я вас, - продолжает инспектор. - Как самогонщиков гонять - вы с удовольствием ходите, а как за руль - так все дома оставляете”.

...В общем, для меня это наука на будущее. И если мы куда-нибудь с женой едем, она первая проявляет бдительность: “Пра-ва! Взял?!”

Собачий нюх

- У меня нюх собачий...

- В каком смысле?

- Я вышел на угонщиков моей машины по следу...

- Вот бы нашим пинкертонам с Советского проспекта такой нюх!

- А дело было так. Тогда я ездил еще на “Опель-Омеге”. И вот решил ее отремонтировать. Там кое-что по подвеске сделать, по ходовой. А чтобы не шарахаться просто так по незнакомым автосервисам, я загнал машину в ремонтные мастерские в МГ ПАТП - муниципального автобусного предприятия, которое подчинено мэрии. Тогда там еще Миронов всем хозяйством руководил. Но не подумайте, что я на халяву решил машину отремонтировать. Все честь по чести. По квитанции. И деньги заплатил. Тамошние умельцы с задачей справились. Но пока с машиной возились - все изучили капитально и решили ее потом у меня выкрасть.

- Слепки с ключей сделали?

- Слабаки они для этого. Знали, где я живу, пришли ночью, разбили форточку, но машину почему-то завести и не смогли. Я выхожу утром - а здесь такое дело. Но мне повезло. Потому что еще с вечера выпал снег, и я по следам их грязных сапог вышел прямо на муниципальный автопарк.

- Вы устроили самосуд или сдали негодяев в милицию?

- Морды я им бить не стал. А так тряхнул как следует... Нехорошо ведь. Я ведь честно по квитанциям заплатил. А они за мою честность такую свинью подсунули. Но давно это уже было - в 1997 году.

Леонид Донских

Дурные деньги

- В аварию попал один раз. Тогда я ездил на “Ауди А-6 Авант”. Возвращался из Балтийска. Это было в период предвыборной кампании, когда я баллотировался на мэра самого западного российского города. Все произошло в районе Космы, возле въезда на кольцевую. К тому времени уже стемнело. Мы двигались с фарами. Вдруг одна из встречных машин резко заезжает на мою полосу и бьет мне в бочину. Как оказалось, меня таранила 19-летняя девица. Ехала с сессии, после экзаменов. Машина у нее какая-то маленькая. Я даже не понял, что это за марка такая. Немного на “Запорожец” похожа. С девчонкой истерика. Она объясняет, что ее ослепила моя машина, вот и потеряла ориентацию. А поди ты, разберись, чья машина ее ослепила. Автомобили-то двигались сплошным потоком, один за другим. Тут же примчались родители девчонки.

- А за ремонт “Ауди” кто за­платил?

- Дурные деньги я отдал за ремонт машины. Свои, конечно. Удар вышел таким сильным, что у меня даже колесо лопнуло. И кузов пострадал сильно.

- Может, проще было попытаться получить страховку по ОСАГО?

- Я даже и не подумал об этом. К тому же я толком тогда и не понимал, что такое ОСАГО. Думал, это страховка жизни водителя. Но даже и не подозревал, что это страховка машины.

Короче, милицию мы тогда вызывать не стали. Так разъехались. Машину я через некоторое время восстановил и вскоре продал. И только тогда приобрел “Шкоду-Супер-Бэ”. Кстати, больше я после этого случая в аварии не попадал.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля