Новые колёса

“МОЯ ДОЧЬ ЖИВЁТ С ПРЕСТУПНИКОМ!” Ради спасения ребёнка отец готов поджечь себя

В борьбе за собственного ребёнка разведённые супруги готовы дойти не только до суда, но и до самосуда. И даже до самосожжения! Такие порывы - не сумасшествие. Это крайняя степень отчаяния. А довело до него бездействие правоохранительной системы.

Мы уже рассказывали об Александре Петровиче Ефремове, который бьётся за право видеть родную дочь (НК №125: “НОЖ К ГОРЛУ. Супруги делят дочь с помощью милиции, угроз и уголовных дел”). Так вот, за минувшие два года эта история только усугубилась.

“Я бы мог тебя убить”

Всё началось в марте 2006 года, когда Александр узнал, что у его жены - Ирины Юрьевны Царёвой - появился другой мужчина. Состоялся серьёзный разговор, и супруга подала на развод. Дочери Ефремовых, Варваре, было тогда всего четыре годика.

Казалось бы, обычная история: ребёнок остался при маме, папа стал “воскресным”... Но однажды случилось событие, из ряда вон выходящее.

9 февраля 2008 года Ефремов подъехал к дому бывшей супруги, чтобы взять свою дочь на прогулку. Позвонил по домофону, жена сказала: “Сейчас выйдем”. Но вместо них к Александру вышел сожитель Царёвой - 35-летний Олег Петрович Ноговицин. Да не с пустыми руками, а с ножом! И тут же приставил лезвие к горлу Ефремова: “Сколько ещё ты будешь нам надоедать?!”

Александр схватился за руки противника и оттолкнул его, но тот набросился уже с кулаками. В этот момент Ефремов почувствовал, что не может сжать правую кисть - ножом ему перерезало сухожилия!

Ноговицин начал жестоко его избивать и ударом правой сломал Александру нос...

Но и этого “отчиму” показалось мало. Он ещё несколько раз ударил по сломанному носу головой, а когда Ефремов повалился на асфальт, со всего размаха врезал ему ногой в пах... “Я бы мог тебя убить, и мне бы ничего за это не было!” - выпалил напоследок Ноговицин и скрылся.

Не успел Александр подняться и вытереть кровь, как из подъезда вышла Царёва с Варварой.

- Папа, это ты? - ужаснулась девочка, увидев окровавленного отца.

“На ковёр” к полковнику

Сейчас Ефремов и сам не понимает, как так вышло, но он всё-таки взял дочь и как ни в чём не бывало собирался поехать с ней гулять... Не препятствовала этому и бывшая жена, которая сама была в шоке от увиденного. Но отъехав всего на пару десятков метров, Александр понял, что сейчас ему нужно не на прогулку, а в милицию и больницу.

Ирина Царёва

Сотрудники УВД сразу приняли заявление и вызвали “скорую”. Врачи констатировали: ущерб здоровью “средней степени тяжести” (ножевые ранения руки и шеи, сотрясение мозга, раскрошенная перегородка носа, гематома в области паха, множественные ссадины...).

В тот же день Александр привёз Варвару обратно, но уже в сопровождении милиции. Однако ни Царёвой, ни её сожителя дома не оказалось. Как выяснилось, Ноговицин поспешил вернуться в родной Хабаровск.

Спустя три дня участковый установил: “Телесные повреждения Ефремову причинил Ноговицин...” Однако заводить уголовное дело в УВД не торопились - и сделали это только после того, как Александр обратился в прокуратуру.

Дело передали дознавателю Хрусталёвой В.И., и началась непонятная волокита. Дважды дело приостанавливали (кстати, за первую приостановку Хрусталёву привлекли к дисциплинарной ответственности), и дважды Ноговицин был в руках дознания (в мае и ноябре 2008 года). Но оба раза его отпустили.

Как рассказывает Ефремов, следователь Козловская Е.В. ему сказала: “Я побоялась брать на себя ответственность. Нам пришлось его отпустить”. И это при том, что Ноговицин проходил подозреваемым по уголовному делу и на него был выставлен сторожевой листок!

Ефремов пожаловался на Козловскую начальнику МОБ УВД полковнику милиции Ильгизу Фатыхову, и тот вызвал её “на ковёр”.

“А меня там ждёт милиция!”

Но лучшая защита - это нападение, и через три недели уголовное дело завели на самого Ефремова! Якобы он угрожал убийством своей бывшей супруге.

Задержание “особо опасного преступника” произошло с явным цинизмом.

- Я приехал за ребёнком, - рассказывает Александр, - Позвонил по домофону, Царёва говорит: “Поднимайся, забирай”. Хотя до этого она меня в дом никогда не приглашала. Ну, думаю, может, добрее стала... Захожу, а меня там ждёт милиция и задерживает на глазах у ребёнка!

В отличие от Ноговицина, Ефремову тут же “впаяли” меру пресечения (подписку о невыезде). Правда, суд её отменил, да и дело вскоре приостановили. Ведь для такого обвинения, как “угроза убийством”, нужны веские факты - например, оружие в руках обвиняемого. Но ничего подобного не было.

Кстати, мотивированное решение по этому делу Ефремову не вынесли до сих пор.

Как рассказывает Александр, дознаватель Герасименко в приватной беседе с ним спросила: “Хотите, мы поговорим с Царёвой, чтобы она забрала своё заявление?” То есть, как бы намекая, что взамен Ефремов должен прекратить преследование Ноговицина...

- Вы поймите, - говорит Александр, - Я ведь не за себя преследую Ноговицина. Ради Бога, пусть он живёт с Царёвой! Она такого человека достойна. Но моя дочь Варвара... В каких руках она находится?

Ультиматум генералу

После семи месяцев бездействия дознавателей главный следователь янтарного рая Юрий Бобела распорядился передать дело Ноговицина в Хабаровск. Там с подозреваемого взяли подписку явиться на очную ставку, а в январе 2010 года следователь Малянова написала: если до конца 2009 года Ноговицин не объявится, его объявят в розыск.

И Ноговицин объявился. Правда, не у следователей, а у Ирины Царёвой и Варвары. Вместе с ними он встретил Новый год и даже съездил на заграничный курорт. Никаких мер пресечения так и не последовало.

- Ты что делаешь?! - недоумевал Ефремов, обращаясь к бывшей жене. - Ты опять с этим человеком? Он же меня изуродовал и дал смотреть на это ребёнку!

Александр впал в такое отчаяние, что отправил письмо начальнику УВД генералу Сергею Кириченко, где написал буквально следующее:

“После двух лет и двух месяцев волокиты, произвола, укрывания подозреваемого в преступлении и ежедневному подверганию несовершеннолетней девочки опасности, отец готов пожертвовать собой во имя спасения дочери - поджечь себя напротив областного УВД...”

К этому заявлению присоединилась и мать Александра - Евдокия Ивановна. В письме на имя Президента России Дмитрия Медведева она написала:

“Из-за равнодушия и коррупции в органах правопорядка, семилетняя девочка вынуждена проживать с человеком, подозреваемым в жестоком насилии над людьми. Я не желаю такой участи своей внучке и заявляю официально: если мой сын пойдёт на крайние меры, я повторю его метод борьбы с оборотнями на главной площади страны, с которой 17-летней девчонкой уходила на фронт...”

У него есть “крыша”

К счастью, до самосожжения дело не дошло. Александр обратился в районный суд с жалобой на волокиту в уголовном деле по Ноговицину, и судья Онищенко О.А. признала незаконным бездействие следователя Власенковой, попутно указав ей, что и как нужно делать.

Прошло ещё девять месяцев. И опять никаких результатов! Ефремов снова обратился в суд, и на этот раз уже судья Муценберг признала волокиту. Примечательно, что на обоих судах представители прокуратуры Федотов А.А. и Матущенко И.Н. просили судью отказать Ефремову.

- Получается круговая порука, - изумляется Александр. - Они тянут время и укрывают преступника уже более трёх лет!

И всё же положительные решения двух судей вернули Ефремову надежду на правосудие. В письме министру МВД и Генеральному прокурору он заявил:

“Я понял, что мой суицид погубит дочь. Её некому будет защищать в коррумпированном государстве. И я выбираю другой путь борьбы. Если до декабря органы правопорядка не начнут выполнять постановления двух судей, то я встану с плакатом напротив правительства, УВД и прокуратуры области...”

Однако, вместо того, чтобы выполнять решения двух судей и разыскивать подозреваемого, 10 сентября 2010 года старший следователь Горбунова Н.А. постановила... ПРЕКРАТИТЬ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО в отношении Ноговицина! Дескать, “лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено”. Более того, это решение поддержал сам Юрий Бобела. В двух его письмах сказано: Ноговицин “не скрывается” и... “непричастен к совершению преступлений”!

От таких постановлений Ефремов схватился за голову:

- Ноговицина укрывает сам начальник следственного управления, заместитель начальника УВД!

Александр обжаловал постановление о прекращении дела, и тогда следователь Малянова явилась в суд с решением об отмене этого постановления. То есть, если бы Ефремов не обратился в суд, дело по Ноговицину так бы и закрыли.

Ефремов уверен: УВД укрывает Ноговицина, потому что у него есть “крыша”. И одну часть этой “крыши” Александр называет - племянник Ирины Царёвой, Михаил Андреевич Чалый (муж единственной дочки судьи Верховного суда РФ).

“Белая ворона”

- Всего этого беспредела могло бы и не быть, - сокрушается Ефремов. - Ни моего избиения, ни уголовных дел, ни многочисленных писем... Но Царёва поставила цель лишить меня дочери. Вот где корень зла.

По словам Александра, после первой публикации в “НК”, его историей заинтересовалось ток-шоу Первого канала “Пусть говорят”, однако Ирина Царёва категориче­ски отказалась участвовать в телепрограмме.

Александр Ефремов с дочерью Варварой

После 29 июня 2010 года Царёва перестала давать дочь бывшему мужу. Тот заволновался: уж не настраивают ли Варвару против него? И стал писать судебным приставам. Ведь не давая девочку отцу, Царёва нарушала решение суда! Однако приставы отреагировали только через полгода, и то лишь потому, что Александр подал в суд на главного пристава Калининградской области, обвинив его в бездействии.

200 дней отец не виделся со своей дочерью. И когда, наконец, пришёл к ней и бывшей жене с приставом, случилось то, чего он и боялся: Варвара сказала, что не хочет идти гулять с папой.

- Это результат зомбирования, - уверен Александр. - За такое время даже цирковые звери выучивают новую программу. А тут ребёнок, для которого мама - центр Вселенной...

Тем временем Царёва подала в суд, требуя вообще лишить Ефремова прав на ребёнка. Единственным её аргументом стало заключение от коммерческого психолога из ООО “Белая ворона”, которая пишет:

“в терапевтических беседах с девочкой постепенно выяснилось, что каждое посещение отца вызывает много негатива, страха и тревоги...”, “настоятельно рекомендую матери приостановить общение ребёнка с отцом”.

В ответ Александр показывает видеозаписи своих встреч с Варварой, в том числе, последнюю - от 29 июня 2010 года. Там девочка веселится, играет с другими детьми и выглядит вполне счастливой. В своём частном доме, в Зеленоградске, Александр обустроил для Варвары отдельную комнату, в которой у девочки целая гора игрушек, а на входной калитке камешками выложены её инициалы: “Е.В.А.”.

Не курит и не пьёт

Волей случая, в последний день встречи Александра с дочерью к ним наведались психологи из отдела образования Зеленоградска, которые вынесли письменное заключение: “общение отца с дочерью носит эмоционально тёплый, позитивный характер...”

- Ефремов является человеком с высокими моральными качествами, с повышенным чувством справедливости, - характеризуют Александра его коллеги по общественному движению “Правовая защита - социальная помощь”. - Не курит и не употребляет спиртные напитки, сторонится конфликтных ситуаций...

- Александр - нежный и трепетный отец, - добавляет культурный обозреватель газеты “Калининград­ская правда” Ирина Уколова, хорошо знакомая и с Ефремовым, и с его бывшей женой. - Всё в его жизни подчинено дочери. Он устраивает для неё настоящие праздники, всё время думает о том, чем бы ещё порадовать девочку...

Однако заключения коммерческого психолога из “Белой вороны” судье Зобовой Н.А. оказалось достаточно, чтобы официально разлучить Ефремова с дочерью. Правда, кассация это решение быстро отменила. Сейчас дело находится у судебного эксперта-психолога, и его заключение должно стать окончательным.

Где вы, органы опеки?

15 марта этого года Александр снова попытался встретиться со своей дочерью. Вместе с судебным приставом он приехал к музыкальной школе, где она учится, но увиденное повергло отца в ужас: Варвару с её мамой привёз... Ноговицин. Да-да, тот самый. И вновь Царёва отказалась дать ребёнка отцу.

- Ау! Где вы, органы опеки? - взывает Александр. - Рядом с ребёнком человек, совершивший преступление! А вы лишаете отца возможности защитить свою дочь. Когда произойдёт очередное преступление, будет уже поздно! И я буду преследовать Ноговицина, пока суд не даст объективную оценку его вменяемости.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля