Новые колёса

“МОЙ СЫН НЕ УБИВАЛ ЭТОГО НАРКОМАНА”.
Мать Александра Шубича не дала 1,5 миллиона — и его посадили на 9,5 лет

В одном из прошлых номеров “НК” был опубликован материал о жителе Калининграда Василии Кожуке, осуждённом на девять с половиной лет лишения свободы за убийство собственной матери. Убийство, которого он, по твёрдому убеждению родного брата, сестры и других родственников, НЕ СОВЕРШАЛ.

Сладкая парочка

Отклик на материал последовал сразу же: в редакцию пришла Лариса Анатольевна Шубич, мать Александра Шубича, также получившего девять с половиной лет... из рук той же “сладкой парочки” - государственного обвинителя О. Руденко и судьи Ленинградского районного суда Натальи Александровны Барановой.

- 16 июня 2009 года, - рассказывает Лариса Анатольевна, - мой сын Саша зашёл в магазин “Робин Бобин”, на ул. Александра Невского, напротив здания суда. По его словам, там в это время всячески “выступал” мужчина - на вид то ли алкоголик с солидным стажем, то ли наркоман. Саша сделал ему замечание. Мужчина стал к нему цепляться. Саша вышел из магазина, тот увязался за ним, хватал за рукав, бубнил что-то оскорбительное. Саша хлопнул его легонько по лицу. Потом ещё пару раз. И ушёл.

А 24 июня сына арестовали. Он был дома, в своей квартире на ул. Невского, рядом со зданием суда. Мылся. Выходит из ванной - а в квартире у него два мужика. Оперативник Голутво с напарником.

- Вы кто? Как сюда попали?!

- А дверь была открыта, - отвечают. - Проедёмте с нами. Мы из уголовного розыска.

- А что случилось?

- Да так... надо кое-какие моменты уточнить...

Умер через двое суток

- Саша поехал с ними. Его привезли в Ленинградский РОВД... где продержали трое суток, без еды, без сна.... и, не давая сходить в туалет. Требовали, чтобы он признался в УБИЙСТВЕ.

Александр Шубич ходил в море - и никогда прежде не был судим. Но в уголовном деле он фигурировал, как рецидивист

Дескать, 16 июня он так сильно избил гражданина Попова, что через два дня тот умер. Но перед этим успел, дескать, сказать своей сожительнице, что его поколотил “лысый”... которого почему-то и посчитали Сашей.

При этом был совершенно проигнорирован тот факт, что 16-го днём Попов обращался в больницу скорой помощи по поводу острой боли в печени, потом сбежал, пришёл к своей сожительнице, взял у неё деньги на бутылку и ушёл. (Сожительница впоследствии объяснила, что в таком состоянии он бывал неадекватен - и возражать ему становилось опасно.)

Попов ушёл - и вечером встретился в магазине с моим сыном. Произошёл инцидент. Но умер-то Попов двумя днями позже. Причём, где он за это время успел побывать, следствие не интересовало.

...Я узнала о том, что сын в СИЗО, только 26 июня. Он позвонил и сказал: “Сейчас к тебе подойдёт адвокат”.

Посредник Крысин

- Я, конечно, в панике. Приезжаю с дочерью на встречу с адвокатом. Тот закатывает без всяких прелюдий: “А ваш сын сейчас пятнадцать лет заработает. Я готов его защищать, если вы за четыре дня соберёте 160.000 рублей”.

Дочь спрашивает: “А если не соберём?”

- Ну, поставим вас на счётчик...

Таких денег у нас не было. Да и потом - мы были уверены, что произошло недоразумение и скоро следственные органы во всём разберутся. Этот Попов, которого Саша якобы избил, ещё днём, до инцидента в магазине, обращался в больницу с жалобой на рвоту и боли в печени - он ведь был наркоманом с двадцатилетним стажем. А вечером, по словам его сожительницы, вернулся откуда-то весь избитый и вывалянный в траве! Тогда как около магазина “Робин Бобин” на Невского - сплошной асфальт.

Была и ещё масса всяческих несуразностей. Так что мы и предположить не могли, что Сашу будут обвинять в убийстве всерьёз!

Но тут появляется некий посредник. Сергей Крысин, бывший сотрудник милиции. И говорит: “Сашу выпускают - если вы даёте полтора миллиона рублей”.

Тут у нас впервые в головах что-то щёлкнуло. Полтора миллиона - это стоимость Сашиной квартиры. Она у него не приватизирована, он там прописан один... И понятно, почему его готовы выпустить ДО внесения денег: без него квартиру не реализуешь.

Мы говорим: “А если денег не будет? Вы не можете его осудить, у вас нет доказательной базы!”

- Ха-ха, - отвечает он. Дескать, ну, вы и наивные люди! Кого сегодня волнуют подобные “мелочи”?..

“Куда бил - я не видел...”

- И действительно. Саша признания так и не подписал. Свидетель Нестеров, который был “ключевым” со стороны обвинения, путался в показаниях. Он “таксовал” на Невского (являясь, кстати, действующим сотрудником милиции). Когда его допрашивали в первый раз, он заявил, что Шубич сцепился с Поповым, но “куда Шубич бил, я не видел, т.к. было темно. Расстояние и бордюр мешали”.

Но потом Нестерова, очевидно, проинструктировали, и через неделю он уже бодро продемонстрировал на манекене, как “Шубич бьёт Попова” в область живота. Как валит его на землю, садится на него сверху, бьёт головой, потом прыгает на животе своей жертвы...

При этом Нестеров не уточнял своих предыдущих показаний, не пояснял, что чего-то там вспомнил... Просто разыгрывал хорошо поставленную мизансцену.

Если в первый раз Нестеров утверждал, что вся стычка заняла меньше пяти минут, то затем “зверское избиение”, в его интерпретации, растянулось до сорока минут!

На вопрос, почему же в таком случае он, сотрудник правоохранительных органов, не вмешался и не прекратил безобразие, не вызвал наряд милиции - а просто стоял и смотрел... на этот вопрос Нестеров так и не ответил.

Кстати, перед каждым заседанием суда его инструктировала обвинитель Руденко. У нас даже фотографии есть.

“Прессингуют” свидетеля защиты

- Судья Баранова отклонила все наши ходатайства о проведении следственного эксперимента. А надо было установить, МОГ ли Нестеров вообще хоть что-то видеть с того места, где находился.

Очных ставок тоже не было. Прокурор Руденко лично представила в суд изъятую ею в больнице (БСМП) медицинскую карту Попова, а врачей БСМП, не стесняясь, инструктировала: что именно из карты они должны зачитать.

Зато врача-хирурга, который оперировал Попова, допросить в суде не удалось: его вызвали, когда защитник Шубича был болен (а процесс, тем не менее, шёл!). А вызывать повторно - отказались.

Мы нашли свидетелей, которые видели, что никакой драки между Сашей и Поповым не было. К одному из них, тоже таксисту, в коридоре суда подошёл оперативник: “Ну и что ты там собираешься говорить? Смотри, говори правильно, а то я тебя затаскаю!”

Эти слова услышала свидетельница, которую уже вызывали в зал. Она закричала: “На каком основании “прессингуют” свидетеля защиты?!”

Но судья и прокурор только посмеялись.

Всё было предрешено заранее. Свидетелей защиты никто не слушал. То обстоятельство, что на одежде Саши не было обнаружено следов крови, никого не волновало. Про судмедэксперта Бушуева обвинитель сама сказала: “Мы в одной связке”. И отказалась удовлетворить наше ходатайство о проведении повторной судмедэкспертизы, которая могла бы поточнее установить причинно-следственную связь между повреждениями, полученными Поповым, и летальным исходом (наступившим, повторяю, ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ).

Докажите его вину!

- Пока шёл процесс, Сашу три раза показали по телевизору: в сюжете его называли “только что освободившийся из мест лишения свободы”, хотя он никогда не сидел. Звучала его фамилия, лицо демонстрировалось крупным планом - и ещё до вынесения приговора повторялись слова “совершил убийство”.

Обвинитель и судья на процессе перебрасывались фразами, перешептывались, улыбались друг другу - в общем, судья всячески подчеркивала, на чьей она стороне. Итог был вполне предсказуем. Прокурор запросила 11,5 лет лишения свободы. Судья дала 9,5.

Понимаете, я не нахожусь в плену у слепой родительской любви. Если мой сын совершил преступление, он должен быть наказан. Но вы докажите его вину! А этого не произошло.

А теперь, когда я прочитала статью про Василия Кожука, я поняла, что мы - не единственные на этом скорбном пути. “Игра в одни ворота” стала системой. И осуществляют её - судя по всему, частенько, - одни и те же люди, образовавшие некий тандем. А ведь тесное “содружество” прокурора и судьи заведомо лишает процесс состязательности, а подсудимого - возможности доказать свою правоту.

Так можно ли ЭТО считать правосудием?..

Саша в СИЗО уже десять месяцев. Конечно, мы будем подавать кассационную жалобу, обращаться во все инстанции... но надеяться можем только на чудо. И - на Европейский суд. До которого, впрочем, надо ещё дожить и добраться.

Судьи-каратели

Вот такая история. В комментариях она не нуждается. О превращении российской судебной системы в карательно-репрессивную не писал только ленивый. Но... ничего не меняется.

Опасная тенденция, однако. Если вспомнить историю, то именно вопрос “А судьи кто?” породил в позапрошлом веке вопросы “Кто виноват?” и “Что делать?”... А затем над страной загремела “Варшавянка”, и пошли “смело товарищи в ногу”, и “вихри враждебные” закружили всех и вся... и последствия этого кровавого и дикого кружения мы до сих пор ощущаем.

Нынешние судьи упиваются сознанием своей безнаказанности, не понимая, что это всего лишь иллюзия. Точнее, тщательно наведённая галлюцинация. Которая может развеяться в любой момент. Тогда реальность окажется страшнее самого ужасного кошмара.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля